Главная » Общество » Александр Александрович Славохотов С нашей системой образования ведётся открытая и тайная война

 

Александр Александрович Славохотов С нашей системой образования ведётся открытая и тайная война

 

План

  1. Начало войны — 1960 год
  2. Окончание войны — середина 2020-х годов
  3. Цель войны — уничтожение традиционной системы образования
  4. Что такое традиция
  5. Найти разумный баланс
  6. Начало войны — 1960 год

В 1960 году «отец атомного флота» США  адмирал Х. Риковер[1], возглавлявший комиссию американского Конгресса по изучению причин успеха нашей страны в освоении космоса,  заявил: «Серьёзность вызова, брошенного нам Советским Союзом, состоит не в том, что он сильнее нас в военном отношении, а в том, что он угрожает нам системой образования».

О. Четверикова: «Главную угрозу нужно было уничтожить, и именно на это были направлены соответствующие программы, разработанные в недрах  международных фондов и Всемирного банка (ВБ) и последовательно выполнявшиеся в годы перестройки в СССР и в Российской Федерации.   Законами прямого действия для нашей страны стали  конфиденциальные доклады ВБ  «Россия – образовательный  переходный  период»    (1994 и 1995 годы) и «Обновление образования в России    (региональный уровень» (1999 год), в которых вся система обучения должна была быть кардинально перестроена под «новые потребности непланового рынка и открытого общества»[2].

В.Ю. Троицкий: «Система образования включала лучшее из наследия дореволюционной школы России, достижения советской педагогической науки и известные издержки идеологического характера в части духовной и политической.

Тогда же верховный советник по делам образования США Морис Стерлинг, оценивая гуманитарные достижения советской школы, писал: «Сила нации заложена в её искусстве, музыке и литературе в такой же степени, как в её физике и электронике. Тот, кто полагает, что великая поэзия или знание классической литературы не являются существенными не только для качества, но и для жизнеспособности нации и её культуры, пренебрегает уроками прошлого«[3].

Н. Стариков: «Проблемы нашей системы образования неслучайны. Они системны. Складывается чёткое впечатление, что эти проблемы являются не плодом деятельности группы неумных и невежественных людей, а результатом работы как раз умных и понимающих личностей. Только цели они себе ставят иные. Не улучшение качества образования, не увеличение его доступности для граждан страны, а деградация системы образования, её развал»[4].

С нашей школой ведётся открытая и тайная война.

П. Расинский пишет: «… Определим, что такое образование, против чего ведётся война. Образование – это передача от поколения к поколению всех накопленных знаний, навыков, духовных богатств. В русской дореволюционной и советской традиции образование, помимо обучения (передачи знаний, умений и навыков), включало в себя и воспитание (формирование личности человека). В СССР с детских лет человека рассматривали как будущего строителя коммунизма, а значит, школа должна была воспитывать учащихся в соответствии с системой ценностей, задаваемой коммунистической идеологией.

Разрушение СССР и постсоветское реформирование РФ были основаны на разрыве с советским прошлым, поношении этого прошлого, дискредитации всего, что осуществлялось в «чудовищном Советском Союзе». Если всё так дискредитируется, то образование оказывается подударным. И неважно, что оно было лучшее в мире! Его надо дискредитировать, потому что оно – важнейшая часть наследства «проклятого советизма».

Если отбрасывать «проклятое советское прошлое», в котором ставка делалась на воспитание, и выворачивать всё наизнанку, да ещё подгонять это «шиворот-навыворот» под либеральные западные стандарты, то что делать с воспитанием как элементом образования? Его надо выкинуть на свалку! Тем более что образование предполагает передачу не только знаний и навыков, но и духовных богатств. А теперь вообще нужно отказываться от понятия «духовные богатства», «идеалы». То есть отбрасывать не только конкретные советские духовные богатства и идеалы, но и саму необходимость обладания духовными богатствами и идеалами. А также необходимость передачи их от поколения к поколению. Если это не разгром образования, то что это?

Для того чтобы не быть заподозренным в предвзятости и дилетантизме, даю слово ректору Московского гуманитарного университета, доктору философских наук И.М. Ильинскому: «В 1994 году воспитательная функция была изъята из школ и вузов; воспитатели оказались без работы… Так продолжалось около пяти лет, пока не пришло озарение: «С исчезновением воспитания в России исчезло и образование, а осталось только обучение». Тогда министр образования тех лет В.М. Филиппов выступил в «Российской газете» со статьей «Не хочу быть министром обучения!».

Под руководством Ильинского был подготовлен доклад Комитета РФ по делам молодёжи правительству России, где доказывалась ошибочность такого изъятия. Правительство признало доклад «очернительским» и запретило рассылать его в регионы. «Но через пять лет воспитательную функцию вернули в школы и вузы, признав её изъятие ошибкой, – пишет Ильинский. – Однако кадры воспитателей, знания и опыт в этой области были утрачены. Несколько лет школьники и студенты были лишены наставников и советчиков, в которых так нуждаются становящиеся ум и душа… Огромный вред нанесла России эта «рекомендация».

Мы уже говорили о том, что бездумное отбрасывание всего советского даже в случае, если это советское давало великолепные результаты (а с образованием это, безусловно, было именно так), сочеталось у наших постсоветских реформаторов с таким же бездумным копированием западных образовательных стандартов. Причём именно либеральных. А нигде западный либерализм не является столь вредоносным, как в образовательной сфере.

Изымая воспитание из системы образования, наши горе-реформаторы ориентировались на наиболее либеральные английскую или американскую системы образования, для которых характерны изъятие воспитательной компоненты и отстраненность государства от процесса обучения. Вот что об этом говорил английский педагог XIX века Фитч: «Департамент народного образования существует для того, чтобы помогать деньгами и всеми другими способами всякому добросовестному труду на пользу народного образования, а не для того, чтобы навязывать всей нации свои педагогические теории и указывать, кого и как следует учить».

Такая ориентация на западный либерализм входила в глубочайшее противоречие не только с нашей советской, но и с досоветской системой образования. В России государство занималось образованием всегда. И, между прочим, далеко не худшим способом.

В 1802 году было учреждено Министерство народного просвещения (МНП) и объявлены совершенно новые и очень продвинутые для своего времени принципы, положенные в систему образования и реализованные на деле. Первый из этих принципов – бессословность учебных заведений. Вдумаемся – начало XIX века. Крепостное право. Объявить при этом одним из основных принципов бессословность… Смелое решение, не правда ли?

Второй принцип – бесплатность обучения на низших ступенях.

Третий принцип – преемственность учебных программ.

Централизованная система образования в Российской империи, основанная на четырех разрядах учебных заведений (одноклассные приходские училища, трехклассные уездные училища, семилетние губернские училища или гимназии, и наконец, университеты), была весьма и весьма продвинутой. При этом МНП ведало уставами и правилами учебных заведений, назначением и перемещением преподавателей, снабжением учебных заведений учебными пособиями и книгами. И занималось этим не худшим способом.

Да, в 1828 году бессословность была фактически отменена школьным уставом, который привязал названные выше разряды учебных заведений к сословиям (низшим, средним и высшим). Но в 1864 году вновь было введено всесословное образование. В гимназии принимали детей всех сословий, способных оплатить обучение.

К сожалению, всеобщего обязательного образования в Российской империи не ввели. И это, безусловно, оказалось одним из факторов её обрушения.

Ввели всеобщее обязательное бесплатное образование именно большевики. И в этом их огромная историческая заслуга. Причём большевики не просто ввели такое образование. Они начали с огромной страстью ликвидировать неграмотность, приобщать к культуре и знанию представителей социальных низов.

Конечно, новая большевистская система образования строилась методом проб и ошибок. Но по завершении переходного периода она приобрела очень понятный и убедительный характер. В сжатом виде можно это сформулировать так. Советская система взяла всё лучшее из традиций классического досоветского образования и соединила это лучшее с принципом бесплатности и общедоступности. При этом с учащимися не цацкались – по крайней мере, на том этапе, когда функционировала именно классическая система советского образования. Нравится это кому-то или нет, но в качестве классической советская образовательная система функционировала именно при Сталине»[5].

П. Расинский пишет: «…Проще всего было бы сказать, что есть советское хорошее образование и есть образование плохое – постсоветское и, конечно, в чём-то антисоветское. Но это было бы слишком грубым упрощением. Советское образование – это не константа, а процесс. На начальном своём этапе советское образование, естественно, враждовало с образованием досоветским. Таков закон любой революции, создающей новое общество. Но со временем советское образование всё в большей степени стало вбирать то лучшее, что существовало в образовании досоветском. И это тоже закон постепенной адаптации любых постреволюционных обществ к историческому опыту своего народа, своего государства. Сталинское образование фактически унаследовало то лучшее, что было в образовании досоветском. И одновременно обогатило досоветское образование, сделав его и бесплатным, и общедоступным, и обязательным, что имело колоссальнейшее значение. И более динамичным, нежели образование досоветское. Что имело значение, скажем прямо, ничуть не меньшее.

Ломка образования вновь началась при Хрущёве («нет плохих учеников, а есть плохие учителя»). Она в чём-то возвращала образование к ранне-революционной ситуации.

Затем всё вновь качнулось в противоположную сторону.

А затем началось всё то разрушительное и отбрасывающее страну назад, что именуется перестройкой и постперестройкой.

Даже элементарный обзор всех этих колебаний предполагает совсем иной, не газетный жанр исследования. Но и упрощенчество никак не является нашей целью. Поэтому необходимо брать отдельные ключевые вехи, поворотные моменты, ключевые события – и анализировать их смысл. Оставляя читателю возможность самостоятельно насыщать фактами и подробностями всё то, что размещено в интервалах между поворотными ключевыми моментами, вехами и событиями.

Одним из таких ключевых поворотных событий является постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов». Постановление было издано 4 июля 1936 года. И оно, безусловно, маркирует собой крутой перелом в том, что касается системы образования в СССР.

Но для того, чтобы понять смысл этого постановления, надо хотя бы вкратце обсудить, что такое педология, которой посвящено это постановление.

Педология – это своего рода метанаука, создатели которой попытались в конце XIX – начале XX веков объединить разные науки, изучавшие ребенка (медицину, психологию, педагогику), в одну – науку о развитии ребенка.

Казалось бы – да здравствует педология! И долой проклятую ВКП(б), препятствующую своим постановлением развитию этого прекрасного – как сказали бы теперь, мультидисциплинарного – начинания.

Но вот как описывает педологию Сусанна Яковлевна Рубинштейн – доктор психологических наук, высокий авторитет в том, что касается психологии умственно отсталых детей.

«Педология – пишет она в своей книге «Психология умственно отсталого школьника» – лженаука о детях – основывалась на теории функциональной психологии, согласно которой психические функции: память, внимание, интеллект и свойства личности рассматривались как врождённые, обусловленные наследственностью способности человека. В соответствии с этой ложной теорией педологи считали, что умственные способности ребенка «роковым образом» предопределены его наследственными задатками и являются величиной более или менее постоянной, мало зависящей от воспитания и обучения. Исходя из такого понимания умственных способностей ребёнка, педологи считали, что эти способности можно и нужно количественно измерять с целью последующего распределения детей по разным школам, в зависимости от результатов этого измерения. Так педологи и действовали».

То есть педологи, стремившиеся навязать советскому образованию свой весьма далеко идущий подход, считали возможным разделить учащихся на несколько сортов и наполнить школы принципиально разного качества учащимися соответствующего сорта. Причем произвести сортировку учащихся они хотели в раннем возрасте – однажды и навсегда.

Спору нет, какие-то способности можно выявить на начальном этапе и считать основополагающими в плане дальнейшей программы обучения индивидуума, обладающего этими способностями. В чём-то это может помочь формированию спортсмена высшего класса. Да и то не всегда. Известны результаты подобной селекции, применяемой по отношению к особо одаренным детям. Ну и что? Создавались спецшколы, интернаты. В них особо предрасположенные к математике дети особым образом обучались. И каков был результат? Дало ли это что-то качественно отличающееся от того, что давало обучение в обычных школах?

Опыт показывает, что прорыва не было. Были отдельные достижения и многочисленные проколы. По большому счёту, это можно назвать «много шума из ничего». Я был знаком с человеком, который учился в особо элитной вечерней физико-математической школе. В неё отбирались победители математических олимпиад. Климат был настолько специфическим (все друг про друга знали, кто гений, а кто только талант), что мой знакомый из этой школы ушёл, вернулся в обычную. Потом кончил обычный институт. Быстро защитил диссертацию. Возглавил серьёзное научное подразделение. И к своему удивлению обнаружил в качестве посредственного программиста одного из «гениев» той самой элитарной физико-математической школы. Школа и затем математический ВУЗ раздавили этого «гения». Он впитал в себя высокомерную элитарность, но не сумел проявить никаких подлинно творческих способностей. И это притом, что руководители пытались предоставить ему для этого все возможности.

Итак, даже самая элементарная селекция по способностям, осуществляемая в раннем возрасте, даёт на практике весьма относительный результат. Теперь это общеизвестно. И есть масса примеров того, как самые выдающиеся учёные не проходили элементарнейших селекционных тестов. И оказывались, так сказать, в низшей страте. А люди, оказавшиеся впоследствии совершенно бесплодными, триумфально проходили все селекционные тесты.

Но педологи, против которых было направлено постановление ЦК ВКП(б), хотели навязать советскому образованию не простейшие формы селекции по способностям. Эти формы советское образование опробовало в полной мере. И этому не помешало ни рассматриваемое постановление ЦК ВКП(б), ни развёрнутая после него борьба с педологией. Педологи пытались создать жесточайшую и весьма дифференцированную селекцию. Что привело бы к превращению советского общества в весьма своеобразный вариант общества элитно-фашистского. Основанного на ничем не обоснованной теории неких «интеллектуальных рас». Весьма напоминающих, не правда ли, нечто из философии гностиков. Педологический диктат… Массовое насаждение в советских школах этаких тиранов-педологов… Бесчисленные анкетирования и тестирования учащихся, направленные на то, чтобы доказать… Впрочем, тут надо дать слово авторам постановления ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 года»[6].

По выражению Р.А. Зачепицкого, «психоанализ испытывает старческий кризис, а объективные методы ещё в пелёнках»[7].

Алексей Богачёв говорит о предложенной ВШЭ концепции воспитания как о реинкарнации плана Троцкого по душеразложению России, фрейдо-марксизме[8].

В комментарии к этому видео В. Мачнев пишет: «Это религия падшего ангела. Здесь идеологическая база «мирового правительства» и, соответственно, почти всех религиозноподобных, оккультных тайных обществ. Оптимальная (отточенная тысячелетиями) духовная основа для мирового господства без совести. Для слома традиционных религий и государств. Один из младших «братиков» её — неоязычество. Аналитики наши молчат… Одиноко и несмело раздаётся голос О. Четвериковой, В. Катасонова. А ведь здесь игла Кащея»[9].

  1. Окончание войны — середина 2020-х годов

В октябре 2013 года А. Прокофьев, заведующий кафедрой высшей математики №1 МИЭТ, профессор, преподаватель математики Физико-математического лицея №1557, сказал: «Если ничего в том курсе, который проводится сейчас, не изменится, то через десять лет образование просто будет разрушено, в том числе и школьное»[10].

Нашу страну превращают в экспериментальную площадку для обкатки новейших технологий глобального управления[11].

Александра Бриль: » …Проект «Московская электронная школа» (МЭШ) реализуется полным ходом…Педагогов и директоров школ стимулируют к участию в проекте материально. Разработчики электронных материалов для МЭШ получат гранты от Правительства Москвы. Их сумма будет зависеть от востребованности (количества скачиваний) материалов (от 10 до150 тыс. руб.)…

По-видимому, никакого широкого обсуждения МЭШ и не предполагается. Огромные суммы денег уже вложены, заключены серьёзные контракты, закупается дорогое высокотехнологичное оборудование (к примеру, стоимость одной интерактивной доски – около 500 тыс. руб.).

Получается, что Департамент образования Москвы и Минобрнауки РФ взяли на себя огромную ответственность за «преобразование» традиционного школьного обучения и превращение его в электронное за колоссальные бюджетные средства, не согласовав это с общественностью, родителями, специалистами. И речь не об одной экспериментальной школе. Сейчас экспериментальной площадкой становится вся Москва! А дальше – вся Россия! То есть все дети страны должны стать подопытным кроликами?
Напомним, что данный проект – экспериментальный, неапробированный в полной мере, не имеющий аналогов в мире…»[12].

Пилотный проект «Московская электронная школа» запустили в нескольких образовательных комплексах столицы в виде эксперимента. Журнал «Столичное образование»: «Но кто является автором неизвестно до сих пор! Не внёс ясность в вопрос авторства и ректор Московского городского университета (МГПУ) Игорь Реморенко, принявший участие в дискуссии. В сфере образования Игорь Реморенко человек известный — занимал должность статс-секретаря — заместителя министра образования и науки при А. Фурсенко и Д. Ливанове. Одна из участниц дискуссии поинтересовалась у него — кто является автором проекта МЭШ ? Вопрос не праздный. Игорь Реморенко, избежав конкретики, сказал: «У этого проекта много авторов. И мы предлагали туда свои идеи. Что-то из этого реализуется».

Куда «туда» предлагал свои идеи Игорь Реморенко? Где сидят эти многочисленные авторы ? Кто они — и почему нельзя озвучить хотя бы несколько фамилий ? Всё покрыто тайной — и это обстоятельство не может не настораживать родительскую общественность…

Удивляет та поспешность, с которой пытаются реализовать этот проект. По плану Департамента образования города Москвы в 2016 году в «пилотном проекте» участвовало 6 школ (21 здание), до конца 2017 года — 280 школ ( 694 здания), с сентября 2018 года — 780 школ ( 1125 зданий). Согласитесь, эксперимент для того и проводится, чтобы изучить эффективность проекта, найти его слабые звенья, чтобы внести коррективы. Но ничего подобного не происходит.

И если авторы проекта остаются в тени, то лоббисты и пропагандисты МЭШ хорошо известны — это руководитель ДОгМ Исаак Калина, руководитель Департамента информационных технологий Артём Ермолаев, депутат Мосгордумы, активист, руководитель регионального отделения ОНФ в Москве, председатель Управляющего совета школы «Покровский квартал» Ярослав Кузьминов, а также «эффективные менеджеры» московских школ во главе с директором школы «Покровский квартал» и недавним выпускником магистратуры ВШЭ Ильей Новокрещёновым…

Путь любого проекта от задумки до финиша очень непростой. Финансирование часто является главным препятствием в процессе реализации проектов, но это не про случай с МЭШ. На вопрос, кто финансирует Проект — федеральные власти или московские? Тоже нет ответа. Очевидным является лишь то, что одним из соавторов участвующим в реализации Проекта можно назвать Мэра Москвы Сергея Собянина. Именно под патронатом столичного градоначальника реализуется проект «Московская электронная школа»[13].

Известна сумма, которую необходимо освоить — на WiFi и ноутбуки для московских школ — 16 млрд. рублей! Для сравнения — на строительство новых школ в России и ремонт старых Правительство смогло выделить в 2017 году лишь 25 миллиардов при необходимых 76 млрд.рублей. В регионах немало школ, где дети учатся в две, а порой и в три смены! Во многих зданиях школ нет не только скоростного Интернета, но и комфортных туалетов. Все удобства находятся в школьном дворе. Совсем недавно многих потряс трагический случай, когда в выгребной яме одной из сельских школ Брянской области утонул дошкольник…»[14].

  1. Цель войны — уничтожение традиционной системы образования

В своё время Отто фон Бисмарк сказал: «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности, и тогда они победят сами себя…»[15]. Это и положили в основу своего плана руководители «реформ разрушения», негласные агенты организации катастроф и высокие чиновники, послушно действующие по их указке. Их целью было уничтожение системы образования России посредством его реформирования»[16].

Когда-то Черчилль сказал о войне с Германией: мы воюем не с Гитлером, а с духом Шиллера — чтобы он никогда не возродился[17]. То же могут сказать «реформаторы» России — они не борются с конкретным режимом, они борются с духом Александра Сергеевича Пушкина, чтобы он не возродился[18].

О.Н. Четверикова: «Наши вузы подвергаются радикальной перестройке, влекущей за собой серьёзные последствия. Осуществляется тотальная смена традиционного менталитета, русского культурного кода, заменяемого чисто рыночным, прагматичным, глобализированным мировоззрением, несовместимым с национальным сознанием. Встраивают наши вузы в транснациональную образовательную бизнес-структуру, превращая в каналы по перекачке мозгов и новейших технологических разработок на Запад»[19].

«Я абсолютно согласна, что советское образование было одним из лучших. И оно опиралось на российские традиции образования», – сказала Ольга Васильева при вступлении в должность министра образования[20], выразив господствующий в обществе взгляд. Т. Воеводина: «Нужно только твёрдо уяснить: улучшить образование, воздействуя только на образование – нельзя. Когда перед обществом возникнут подлинные задачи, когда по-настоящему, а не разговорно потребуются подлинные знания, школа – подстроится. И сумеет выпустить нужное количество годных к делу людей. Было бы дело…»[21].

«Инновации – главный ваш инструмент. Под маркой экспериментов и заимствований иностранного опыта смело наносите удары ломом»[22]. Это слова Роберта Лея — рейхсляйтера, обер­группенфюрера СА, заведующего орготделом НСДАП, одного из крупнейших деятелей нацистской Германии. Не дождавшись начала Нюрнбергского трибунала, он повесился в камере на канализационной трубе. Но идеи его живут. И именно в современной России[23].

Больше двадцати лет в стране идёт реформа образования, кто стоит за ней на самом деле?

Ольга Четверикова. Чем больше мы начинаем узнавать о том, как происходит наша так называемая реформа образования, тем больше складывается картина, что проект этот готовился очень давно, разрабатывался очень детально, причём и стратегически, и тактически. И не случайно многое из того, что происходит сегодня, заимствовано из немецкого плана «Ост» – обширного проекта, который в том числе касался и системы образования. Мы знаем прекрасно, что американская разведка использовала те наработки, которые были у немецкой разведки, работавшей на Восточном фронте. Поэтому многое из того, что сегодня реализуется, очень напоминает как раз детали того плана.

Дмитрий Перетолчин. На основе разработок Гелена появилось ЦРУ.

Ольга Четверикова. Да, он принимал самое непосредственное участие в создании ЦРУ. Сегодня это тем серьёзнее и опаснее, что теперь задействованы уже новейшие технологии, которых раньше не было. Благодаря этим, рассчитанным на полную дезориентацию человека, технологиям люди зачастую даже не понимают, что происходит. Но нужно говорить о том, как именно спецслужбы участвуют в реформировании нашего образования, а точнее – в упразднении образования как такового. Последствия этих так называемых реформ настолько разрушительны, что уже даже люди, далёкие от политики, начинают понимать, что речь идёт о чём-то более серьёзном, нежели просто о перестройке.

Дмитрий Перетолчин. Но люди, близкие к политике, почему-то продолжают закрывать глаза на это.

Ольга Четверикова. А люди, близкие к политике, либо в этом участвуют, либо именно так и мыслят себе этот новый мир. То есть кто-то участвует сознательно, прекрасно понимая, что речь идёт об уничтожении, а кто-то участвует, потому что думает, что таким образом он приобщится к этому новому миру, потому что этот мир может быть только таким и никаким иным…

Американцы в своих новых стратегиях развития подчеркнули, что сегодня война происходит во многих сферах, наиважнейшей из которых, кроме информационно-психологической, они считают сферу поведенческого противоборства, когда изменяются те ценности и культурные нормы, которые формируются на глубинном, иррациональном уровне и закладываются в процессе образования.

Дмитрий Перетолчин. Поэтому для реформ так важна именно образовательная сфера.

Ольга Четверикова. Это та сфера, которую они не могли полностью контролировать. Поскольку советская система образования отличалась глубокой укоренённостью в традиционной культуре, так просто перестроить её было крайне сложно, поэтому её перестраивали постепенно. Именно сфере образования и религии они сегодня уделяют ключевое внимание, для них это сфера войны, это сфера противоборства. Это у нас образование воспринимается как одно из направлений социальной политики, у американцев нет.

Сегодня мы видим, что в процессе образования можно тотально перестраивать сознание людей, молодёжи и фактически заново формировать сознание детей дошкольного возраста. А учитывая, что наше дошкольное образование теперь включено в процесс непрерывного образования – а это дети от двух месяцев и до семи лет, то когда они наше образование ставят под свой контроль, то мы прекрасно понимаем, что фактически мы теряем своих детей. Потому что одно дело перестраивать сознание подросткам и молодёжи, которые всё-таки имеют какой-то уже накопленный багаж знаний о традиционной культуре через песни, через сказки, через литературу, через советские фильмы, и другое дело – дошкольное образование. То, что заложится в два-три года, то потом и останется как матрица.

Поэтому сегодня сфера образования становится главным полем противоборства. И американские университеты играют в этом двойную роль. Во-первых, именно через ведущие американские университеты осуществляется интеграция наших университетов в глобально-образовательный рынок; вторая миссия – это тотальная перестройка сознания, и именно в американских университетах разрабатываются такие программы, которые потом реализуются, с использованием различных методик, здесь, в России. То есть первая задача – это интеграция нас в глобально-образовательное пространство, которая должна работать на транснациональный бизнес, а не на Россию, а вторая – это перевод людей на совершенно другую систему ценностей, перестройка или формирование мировоззрения. И тут мы уже входим опять-таки в сферу религиозную, потому что мы прекрасно понимаем, что речь идёт о том, чтобы подготовить людей к принятию глобальной системы управления и мирового верховного правителя.

И если мы будем говорить о внедряемой сегодня системе ценностей, о том мировоззрении, которое лежит в основе экономической и политической деятельности «хозяев» мира, то мы опят приходим к тому самому, о чём мы с вами уже говорили много раз, – это трансгуманизм. Почему речь идёт о трансгуманизме? Потому что сегодня так называемая экономика Запада, пройдя несколько этапов – первый, второй, третий и прочие технологические уклады, подошла к так называемому шестому укладу. Если мы попытаемся всё-таки понять его сущность, то выясняется такая очень страшная вещь: раньше развитие техники и экономики работало на то, чтобы создать человеку благоприятные условия жизни, то есть было направлено на изменение условий жизни человека. Сегодняшние же технологии направлены на изменение самого человека и его сущности. То есть речь идёт об изменении телесной и духовной природы человека – именно в этих целях используются новейшие технологии – НБИК-технологии: нано, био, информационные и когнитивные. Конечно, по ходу они создают ещё более комфортные условия для жизни немногих, но ключевое направление – это изменение человека как такового и превращение его в некий биообъект и основной источник прибыли.

Дмитрий Перетолчин. И университеты являются ступенькой этого образования.

Ольга Четверикова. Речь идёт о демонтаже образования, потому что теперь вместо образования внедряется система по наполнению человека определёнными компетенциями. Само же образование упраздняют. Все 90-е годы его меняли, постепенно устраняя то одно, то другое. Вначале ввели эти федеральные стандарты, которые заменили знания компетенциями, потом ввели ЕГЭ, потом Болонскую систему. Потом начали приватизировать и переводить на платные определённые услуги. Всё это делалось постепенно. Но завершающим этапом, на котором российское образование должно быть переведено уже в глобальное, стали документы последних лет. Речь идёт, конечно, в первую очередь о принятой в 2011 году «Стратегии инновационного развития РФ» до 2020 года, который представляет собой очень важный рубеж…[24].

Исключаются даже элементы национального традиционного образования[25].

Суть трансформации российского образования – в создании своеобразного социального сита, через которое будут отсеиваться все дети страны. Путёвку в жизнь получат лишь те из детей, которые смогут приобрести нужные тем или иным корпорациям соответствующие, скорее, не знания, а навыки. Причём в весьма ограниченных рамках: действительно образованные люди капитализму не просто не нужны – они представляют для него опасность!

Ко всем этим катастрофическим с точки зрения воспроизводства русской культуры кардинальным преобразованиям добавляется и жесточайший контроль за всеми действиями ребёнка, начиная с самого раннего возраста. Контроль в виде электронного досье, которое должно сопровождать подрастающего человека на протяжении всей его жизни[26].

  1. Что такое традиция

В работе «Российское образование в ХХ и XXI веке» пишут: «В 1920-х годах в рамках «культурной революции» была уничтожена полностью безграмотность населения. В 1935 году в России — СССР было введено всеобщее 7-летнее образование в городе и в 1937 году — в деревне, а с 1940 года 7-летнее образование стало обязательным. В 1958 году уровень неполного среднего образования был поднят до 8 лет, а в 1984 году — до 9 лет. В 1966 году вводится всеобщее среднее образование, а к 1977 году всеобщее среднее образование становится обязательным. В советском обществе начальное и неполное среднее образование было бесплатным, а в 1956 году отменена плата за обучение в старших классах школ, средних специальных и высших учебных заведениях.

Доктрина российского образования, как она сложилась, исторически ориентировалась на высокий уровень фундаментализации и математизации образования, на гармоничное сочетание высоких уровней естественнонаучной и историко-гуманитарной подготовок. Фундаментальное образование в школе синтезировалось с широким профилем подготовки специалистов, особенно в областях инженерного и медицинского отраслей высшего образования, что определило выход системы советского образования в 1950-х годах на 1-ое -3-е места в мире»[27].

Российская система высшего образования складывалась около 300 лет. Это — один из самых сложных и дорогих продуктов отечественной культуры, но ещё важнее тот факт, что это — и матрица, на которой воспроизводится наша культура. И уклад высшей школы, и организация учебного и воспитательного процесса, и учебные программы являются важнейшими факторами формирования сообщества специалистов с высшим образованием — интеллигенции. Заменить все эти сложившиеся в отечественной культуре факторы на те, что предусмотрены Болонской конвенцией, — значит существенно изменить всю матрицу, на которой воспроизводится культура России[28].

С введением в 2015 году Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) дошкольного образования,  примерной образовательной программы дошкольного образования, внедрением ЕГЭ в начальную школу вся российская система образования — впервые в мире — от яслей и детских садов до высших учебных заведений оказалась объектом эксперимента.

О сути этого эксперимента говорится в докладе доцента МГИМО О.Н. Четвериковой на Кирилло-Мефодиевских чтениях (май 2015 года, Томск), который был посвящён вопросу потери духовного суверенитета посредством потери суверенитета образования. Она утверждает: «Последним рубежом обороны сегодня стали мы сами. Наше образование, принципы воспитания нравственности и духовности нивелируются. Те пороки и безнравственность, которые были очевидны старшему поколению, сегодня принимаются как норма современной молодёжью. «Ценности» западной цивилизации стали ценностями наших детей». В докладе раскрывается план глобалистов по воспитанию поколения рабов, обученных лишь только элементарным принципам конформизма, но лишённых способности ясно мыслить и ясно понимать[29].

Без суверенной системы образования, в поте которой закладывается система ценностей, восприятия всех традиций, мы не можем никаким образом говорить о каком-то духовном суверенитете. А без духовного суверенитета невозможно никоим образом соблюсти никакой национальной безопасности. Поэтому когда мы говорим о безопасности образования, мы можем сравнить это фактически с глубокими тылами. Всегда когда этой темы касаемся, говорим, что пока мы закрепляем внешний фронт, в это время противник заходит с тыла и контролирует сознание и все ценности, на которых воспитываются наши дети и молодёжь[30].

О. Четверикова говорит: «Русская система образования всегда отличалась очень сильно от западной системы, потому что там всё-таки это было определённо, с одной стороны, протестантская этика с протестантским типом мышления и католическим. Православное образование давало возможность для универсально-мыслящего человека оно формировало человека по образу и подобию. Поэтому в нашей системе существует понятие образование, в то время, как на Западе существует понятие обучение. Для нас это оказывается ещё более катастрофично, потому идёт действительно реально тотальная ломка корневых принципиальных положений и вещей. Сегодня нужно говорить о том, что сфера образования является проблематикой обеспечения нашей безопасности. Из Европы, включив нас в эту Болонскую систему, нам диктуют единое образование, а значит, нам диктуют правила…

Должно произойти коренное переосмысление всего того, что у нас происходит в сфере образования. Образование традиционно продолжает рассматриваться как определённая сфера услуг и ничего более, не понимая того, что образование — это основное поле противостояния и войны. Самое главное — это по известной восточной пословице «хочешь победить врага, воспитай его детей». Если наших детей, если нашу молодёжь воспитывают на западной системе ценностей, абсолютно исключающей патриотическое сознание, патриотическое мышления и всё, что связано с нашей историей, всё равно будет для нашей молодёжи нечто чуждым, потому что для них родное — это то, что сейчас определяет фактически эту инновационную экономику информационного общества. Главное сейчас — это переосмысление на уровне гражданского общества, и законодательной власти значения сферы образования и осмысления заключения, что образование представляет собой в настоящее время ключевое направление.

В соответствии с пословицей, что «если лягушку бросить в горящий кипяток, она выскочит, и останется жива, а если её медленно варить, она незаметно сварится». У нас происходила перестройка системы образования с конца 1980-х годов, двадцать шесть лет фактически. Постепенно переводилась, переводилась и далее, понимаете, когда это происходит, таким образом, то масштаб этих фундаментальных изменений, он не может быть осмыслен. Если б это произошло резко и внезапно, тогда конечно бы всё общество встало на защиту. А сегодня, когда мы, уже видим разрушительные результаты, причём на всех уровнях, это уже дошло до дошкольного образования, когда уже именно у наших детей формируется совершенно по другим, чуждым нам программам, не просто не русским, но враждебным русскому всему взгляд — начинают бить в колокола. Пока это идет внутренний процесс, это не выходит наружу, потому что просто не дают возможности говорить тем, кто это понимает.

Нам сейчас самое главное донести это до тех людей, от которых реально зависит наша политика. И в первую очередь им заняться должны наши законодательные органы, потому что нужно это донести до тех структур, которые у нас занимаются сферой безопасности. И, конечно, естественно, спецслужбы, в первую очередь.

К. Сивков: «Образование сегодня — первый передний фронт войны за независимость нашей страны и за выживание нашего народа. Если в 41-м враг нас убивал танками, самолетами, бомбами и артиллерийскими снарядами, то теперь он убивает нас информационными пушками, информационными бомбами, искажением образования, уничтожением самой души, а это страшнее, чем фашистские бомбы. Ольга Николаевна, спасибо за потрясающее выступление»[31].

В.М. Меньшиков, доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой теологии и религиоведения Курского государственного университета, пишет: «Сегодня, пытаясь реформировать российское образование, мы отчасти сознательно, отчасти бессознательно многое заимствуем из зарубежного опыта. А в результате получается то, что мы фактически разрушаем своё образование и ликвидируем даже то полезное, что уже создали за последние двадцать лет. Это происходит потому, что российскую систему образования нельзя реформировать простым заимствованием тех или иных сегментов зарубежного опыта»[32].

5 июля 2012 года трагически погиб Телегин Михаил Владимирович. На 44 году оборвалась жизнь замечательного человека, выдающегося педагога, учёного-практика, писателя, страстного патриота нашей Родины.

Михаил Владимирович родился в 17 июля 1969 года в г. Серпухове Московской области. После службы в армии с отличием окончил Московский Областной Педагогический Институт им. Н.К. Крупской, аспирантуру Психологического института РАО. Работал в Психологическом институте РАО, Международном Образовательном и Психологическом Колледже. Московском  психолого-педагогического университете.

Лауреат Челпановской премии. Автор 15 научных и художественных книг, более 50 статей. Автор образовательной программы «Воспитательный диалог», соавтор программы «Философия для детей» («Ромашка-Почемучка»).

Михаил Владимирович был любящим отцом, добрым другом и надежным товарищем. В сердцах всех кто его знал, кто общался и работал с ним, он оставил о себе самую светлую память[33].

М.В. Телегин писал: «Инновация на реформе сидит и модернизацией погоняет. Свистопляска. Головокружение от перемен. Ах, держите меня, мне дурно.

Такое ощущение, что здравый смысл отключили; что предохранители элементарной осторожности перегорели; что чувство самосохранения отказало. И система «сошла с ума», пошла вразнос, пустилась во все тяжкие. Каких только экспериментов волюнтаристски не учиняет. Как только над детишками и педагогами не изгаляется…

Что такое традиционная педагогика? Попробуем ответить максимально сжато, тезисно, эскизно.

Содержанием традиционного обучения, простите за тавтологию, является традиция. Под традицией мы понимаем, во-первых, менталитет (особый психологический и личностный склад; устойчивые, инвариантные, межпоколенческие черты сознания, психики, души, свойственные той или иной культурно-исторической общности). И, во-вторых, столь же специфическую коммуникативно-знаковую среду (выражающие дух, созвучные биению сердца народа произведения культуры, искусства; родной мир, родной язык, логосфера и т. д.).

Миссия традиционного обучения состоит в формировании человека, обладающего обычными для того или иного народа мировосприятием и мировидением; совокупностью святынь и высших идеалов; ценностных иерархий и ориентаций; мировоззренческих и нравственных выборов.

Традиционный менталитет созидается благодаря интериоризации (присвоению, вращиванию внутрь) традиционной коммуникативно-знаковой среды. Проще говоря, восхищение сказками Пушкина, вольными народными песнями, классическими архитектурными формами, художественными полотнами накладывает неизгладимую печать на разум и сердце дитяти; связывает воедино с предками и потомками; укореняет в благодатной почве русско-российской (или любой другой) культуры.

Взрослея, человек постепенно становится живым воплощением традиции (что-то вечное в нас), оправданием для предыдущих поколений, примером для будущих. «С теми же улыбками, с песнями и муками, что певалось дедами, допоётся внуками». Да не прервётся нить!

Традиционное обучение онтологично (не всё относительно!). Признаёт наличие абсолюта – «символов веры», надличностной, неутилитарной, общей для учителя и ученика великой цели (добро, истина, правда, справедливость).

Учитель (воспитатель) – хранитель и носитель цели (образца), и в этом смысле он выше ученика. Учитель – ведущий, сеятель, воин (никак не продавец услуг, «носитель» компетенций). Учитель – отец ученикам, их старший брат и заботливая «вторая мама» в одном лице.

Метафора, иносказательно изображающая традиционную школу, – семья.

Метафора «инновационной» школы – супермаркет («образование – сфера услуг», «подушевое финансирование», «деньги следуют за учеником», «учитель – продавец услуг», «носитель компетенций»).

При традиционном обучении учителя и ученика связывают не рыночные, количественные, формальные, но качественные и глубокие, патерналистские отношения (любовь, ответственность, долг, привязанность). В отличие от пресловутой «педагогики сотрудничества», традиционная педагогика есть педагогика любви, опеки, наставничества.

Традиционная педагогика – педагогика авторитетная (не путать с авторитарной), она зиждется на нетождественном, но двуедином авторитете образца (эталона) и педагога. Авторитет педагога основывается на сопричастности («к светлой тайне приложил уста») учителя образцу. В свою очередь, авторитет образца подкрепляется его «персонализацией» в личности учителя, воспитателя.

К ведущим признакам традиционной педагогики (при всех возможных исключениях и частностях) также относятся следующие»родовые» черты:

традиционное обучение есть обучение директивное (не всё следует пускать на самотёк, предоставлять стихии, «конъюнктуре», делать предметом выбора учеников). Учитель «наставляет на путь истинный», ведёт, направляет детей к культурному образцу, эталону;

традиционная педагогика – педагогика положительных и отрицательных примеров (пантеон героев и «царство зла»; правильные и неправильные алгоритмы действий; контраст «белого и чёрного»; передовики (на кого равняться) и отстающие и т. д.);

традиционная педагогика – педагогика воодушевляющая, анагогическая, подавляющая животные инстинкты, делающая человека лучше, позволяющая «подняться над самим собой», поддерживающая, апеллирующая к светлой стороне души воспитанника, уважающая ученика, верящая в его силы;

традиционное обучение – коллективистское («один за всех, и все за одного»), солидарное, общинное, ставящее интересы сообщества (народа, корпорации, семьи и т. д.) выше интересов отдельного индивидуума;

традиционная педагогика – педагогика труда. Учёба – не игра, но тяжёлый, ответственный, социально значимый труд (служение), преодоление своих слабостей, сотворение характера;

традиционная педагогика – педагогика цельная, оказывающая многогранное, комплексное воздействие на ученика. Традиционному обучению претит голый логоцентризм, без мечты, полёта, романтики, упоения. Ученик познаёт мир, мобилизовав, соединив воедино все свои силы: логическую способность, творческое воображение, художественное чувство, интуицию, поэтическое откровение, мистический и религиозный опыт;

традиционная педагогика – педагогика результата, педагогика знаний. На «выходе» должны быть получены не мифические «компетенции», а вполне конкретные, легко проверяемые осязаемые знания, умения и навыки (ЗУН);

традиционная педагогика – строгая педагогика порядка, педагогика аскезы, «торможения», воли, «размеренного, дисциплинированного быта»;

традиционная педагогика – педагогика поощрения и конфликтного торможения – наказания, поощрение и наказание нерасторжимо, диалектически связаны, одно без другого не существует;

традиционная педагогика – педагогика повторения, упражнения («руку набить»), тренировки до седьмого пота. «Тяжело в учении – легко в бою». «Повторение – мать учения»;

традиционная педагогика – педагогика слова, очного, неопосредствованного техническими ухищрениями педагогического общения учителя и ученика;

традиционная педагогика – педагогика практики, многовекового педагогического опыта, наблюдения, кропотливой селекции, отбора наиболее продуктивных, оптимальных решений;

традиционная педагогика – педагогика природосообразности, практически выявившая имманентно присущие мышлению и личности детей того или иного возраста фундаментальные особенности, строящаяся на доскональном и всестороннем знании возможностей учеников;

традиционная педагогика – педагогика ясной, прозрачной, чёткой оценки с внятными и понятными для учеников и родителей критериями;

Традиционная педагогика – педагогика плановая, запрограммированная. «Плановость» традиционной педагогики реализуется через:

а) предметность содержания (не элективные курсы, а «классические предметы», логика предметов определяет логику преподавания);

б) классно-урочную систему;

в) раз и навсегда установленную структуру «классического» урока (актуализация знаний, объяснение, иллюстрация, закрепление (повторение), упражнение, вывод, контроль, оценка);

г) наличие у педагога разнообразных планов (тематический, поурочный, воспитательных мероприятий и т. д.), задающих траекторию личностного и познавательного развития детей на ближайшую и весьма отдалённую перспективу.

Главный метод традиционного обучения и воспитания – объяснительно-иллюстративный. Указанный метод не исчерпывается ранними, катехизисными, требующими «механического заучивания» приёмами. В его состав входят и «деятельностные», «проблемно-поисковые» способы учебно-воспитательной работы, актуализирующие творческий потенциал, самодеятельность учащихся.

Традиционное обучение дискретно, циклично, состоит из относительно самостоятельных, самоценных этапов. Один этап отделяется от другого инициацией (экзаменом, испытанием). Ученик, выдержавший испытание, поднимается на «следующую ступень», открывает качественно новый этап собственной жизни, обретает более высокий статус»[34].

Архимандрит Серафим (Савостьянов) говорит: «Мировоззрение строится либо на традиции, либо вне традиции. Традиция складывается в течение сотен и тысяч лет. Это тот уклад, дух жизни, с помощью которого новое поколение перенимало от предыдущих поколений всё необходимое для сохранения своего народа. Традиция – это всегда обновляющаяся жизнь, передаваемая из поколения в поколение, и вне традиции у народа нет ни сил, ни опыта, ни возможности осуществлять свою миссию в этом мире. Вне традиции народ не может существовать, сохраняя свое лицо, — он исчезает.

В социальном плане традиция объединяет, сплачивает народ, создаёт основу возрастания полноценной личности, способной гибко ориентироваться в обществе, успешно строить социальные отношения. В случае, когда традиция в воспитании ребенка в семье, школе и социуме выступает в качестве мировоззренческой основы, сформируется полноценная личность. Если же в семье следуют отеческой традиции, а школа и социум  вне этой традиции, то неизбежно формируется «разорванное» сознание человека.

Идеология проистекает из сконструированных человеческим рассудком представлений о жизни, её целях и возможностях… Поэтому идеологии, как правило, изменчивы, существуют не дольше, чем два-три поколения (как пример — скитание евреев после исхода из Египта). Они многообразны и враждуют одна с другой. Традиции народов мира так же многообразны. Но они не враждебны друг другу. Напротив, в традиции заложен механизм взаимодействия с народами, выработавшими другие способы жизни. Идеологии же враждуют, поскольку каждая из них претендует на универсальность, исключительность…

Традиция на личном уровне закладывает цель жизни самого человека. Цель задаётся не Министерством образования,  а складывается в процессе формирования традиции на протяжении сотен и тысяч лет.

Эта цель — спасение для жизни Вечной, которое возможно при устремлённости растущего человека к  совершенному идеалу личности человека — к Иисусу Христу. Традиция дает ценностный ориентир и средства для его достижения.

Сейчас мы спрашиваем, что нужно изменить, чтобы возродить Россию, какое необходимо образование? Вопрос заключается не только в том, каково должно быть содержание образования, но и в том, какая сформируется личность.

Образование должно быть настроено на развитие личности, образ которой выработан тысячелетней традицией православной цивилизации. Сегодня же цель образования, как бы её ни маскировали, остаётся такой же, какой была на протяжении всего XX века — воспитать, вырастить человека новой формации, отлучённого от традиции. Но если в XX веке это был человек коммунистического будущего, советский человек, то сейчас это человек уже западно-ориентированный, нравственные основы которого базируются на либеральных ценностях…»[35].

В.Э. Багдасарян: «Казалось бы, современное общество предоставляет значительные когнитивные перспективы. Однако обратимся к тому, что пишут и говорят о состоянии системы образования в разных странах мира, и диагноз везде один — кризис…

В чем же состоит причина кризиса? Выскажу предположение, что дело заключается в образовавшемся и всё более усиливающемся разрыве образовательных систем и их цивилизационно-ценностного фундамента. «Мы, — объяснял провал рецептуры реформ 1990-х годов в России один из главных проектеров политики «шоковой терапии» Джеффри Сакс, — положили больного на операционный стол, вскрыли ему грудную клетку, но у него оказалась другая анатомия». Признавалась, таким образом, принципиальная ошибка изначального диагноза. У России оказалась «другая анатомия»… Собственная анатомия существует не только у России, но и у любой цивилизации. А в ядре цивилизационных систем лежит ничто иное, как образование. Признавая это, возникает вопрос о правильности избранной стратегии реформирования образования.

Эта стратегия, определяемая понятием «Болонский процесс», как известно, исходит из установки универсализации образования. Возникает вопрос о правильности этого ориентира.

Образование напрямую связано с моделью цивилизации. Через образование, по сути дела, воспроизводится соответствующий цивилизационно-идентичный антропологический тип. Поэтому и модель образования, и его целевые установки принципиально различны. Образование выступает как своеобразный микрокосмос по отношению к цивилизации. Если цивилизационная система разрушена, но сохранилась цивилизационно-идентичная модель образования, цивилизация может быть воссоздана. Если возможность транслировать социальный опыт отсутствует, цивилизация при прочем общем благополучии в итоге погибнет. Современное состояние российского образования должно быть поэтому оцениваемо не с точки зрения критериев западной цивилизационной парадигмы, а собственного исторического опыта.

Образование всегда выстраивается на определённом ценностном фундаменте. Попытки замены фундамента ни к чему другому как к обрушению здания привести не могут…

Должен быть достигнут некий оптимум сочетания национальных образовательных традиций и инноваций.

Ценностный фундамент, связанный чаще всего с глубинной религиозной традицией, можно обнаружить в образовательных системах большинства стран мира. А генезис системы, как известно из теории системного анализа, определяет в значительной мере ее функционирование. Европейское образование не может быть адекватно понято без представления о системе организации средневекового теологического обучения. Китайская образовательная система восходит конфуцианской традиции учительства, японская — к синтоистской. Мусульманская по сей день выстраивается на исламской платформе.

Разрыв с ценностно-цивилизационным фундаментом является, таким образом, общей проблемой для образования в XXI веке. Необходимо оглянуться назад. Преодоления кризиса видится в возвращении к истокам национальных образовательных систем»[36].

  1. Найти разумный баланс

С.И. Давыдова пишет: «Образовательное поле в России является  полем сражений между традиционалистами и новаторами, между консерватизмом и либерализмом. Каковы ценности, связанные  с этими явлениями, и в чём состоит метафизика каждого из них?

Консерватизм — одно из глубоких философских понятий, выработанных человечеством, которым пользуются гуманитарии, приспосабливая его к своим наукам. Но есть главное, что делает всех консерваторов похожими друг на друга, в какой бы гуманитарной нише они не находились, это главное – функция сохранения. У консерватизма — сохранения имеется «своё — другое», его вечный соперник — либерализм. Либерализм в переводе с латыни означает стремление к свободе, к новизне…

Консерватизм в области образования несёт на себе функцию сохранения российской цивилизации. Так, уже в XX веке об этом писал известный педагог В.Н. Сорока-Россинский (создатель Школы-коммуны для трудновоспитуемых подростков им. Ф.М. Достоевского, Республика ШКИД)[37].

Учёный выделял две позиции в отношении к образованию: одну, считающую главным в психике познание, а в мировой жизни «потребление, всё равно чего — чужих мыслей, плодов художественного вдохновения, продуктов экономической и культурной работы разных наций», и другую, для которой «цель существования — максимальное развертывание   всех сил души». Такое воспитание должно исходить из понятия национального, должно опираться на то, что связывает единичного человека с его  нацией, должно развивать в его душе то, что может слить индивидуальность с духом народа и с внешним проявлением духовной жизни нации, с национальной культурой…

Модернизация нашего образования происходит под знаком движения Нью Эйдж (Новое время, Новый век, Новая эра.) В широком смысле слова этот социокультурный феномен является идеологическим основанием современной постхристианской субкультуры…»[38].

Опыт XX столетия показал, что наше образование неоднократно оказывалось источником беспрецедентных социокультурных достижений и технологий – ликвидации беспризорности, безграмотности, технической отсталости, социально-педагогического проектирования новых форм воспитания и перевоспитания личности, создания целостной развивающей системы дошкольного воспитания, образования работающей молодёжи через систему вечерней сменной школы и систему заочного обучения в средних и высших учебных заведениях, создания мощного естественнонаучного и математического образования, обеспечивших стране прорыв в космическое пространство и ряда других.

Фундамент российской педагогики есть славянская педагогическая традиция. Над ней находится православная педагогика, заложившая архетип отечественной педагогической цивилизации. Со шведско-австро-германским влиянием связано создание архетипа отечественной государственной системы образования. Более поздним является англо-американское воздействие.

Таким образом, в истории отечественной педагогики, равно как и в современном российском образовании причудливо переплетаются три архетипа: славянский, православный и западной цивилизации. Их одновременное присутствие и задаёт сложный, полифоничный и вариативный характер развития образовательных процессов в нашей стране, особенно на различных этапах развития[39].

Существует много парадигм образования, наиболее распространены пять из них: традиционалистско-консервативная (знаниевая), рационалистическая (бихевиористская, поведенческая), гуманистическая (феноменологическая), эзотерическая, технократическая (научно-техническая).

Каждая парадигма отвечает на вопросы: ради чего воспитывать, для какой цели готовить молодёжь, ради чего жить, каким ценностям отдать предпочтение. Многообразие парадигм объясняется различными подходами к главной цели образования, к культуре.

Знаниевая парадигма. Главная цель образования: «Знание любой ценой». Основная идея — сберегающая, консервативная (в положительном смысле) роль школы, цель которой заключается в сохранении и передаче молодому поколению наиболее существенных элементов культурного наследия человеческой цивилизации — необходимого многообразия важных знаний, умений и навыков, а также идеалов и ценностей, способствующих как индивидуальному развитию, так и сохранению социального порядка. Поэтому содержание школьных программ должно основываться на базовых, основных, выдержавших испытание временем знаниях, умениях, навыках, обеспечивающих функциональную грамотность и социализацию индивида. Это академическое направление, не связывающее школу с жизнью.

Рационалистическая парадигма. В центре внимания не содержание, а способы усвоения знаний. В основе данной парадигмы лежит бихевиористская концепция социальной инженерии Б. Скинера. Цель школы — сформировать у учащихся адаптивный «поведенческий репертуар», соответствующий социальным нормам, требованиям и ожиданиям западной культуры. Термином «поведение» обозначаются «все виды реакций, свойственных человеку, — его мысли, чувства и действия» (Р. Тайлер).

Здесь школа — образовательный механизм адаптации к среде обитания. Ведущий принцип — регулирование внешних условий какого-то процесса и реакции на него учащихся, вырабатывающих и приобретающих набор способов поведения.

Основные методы: научение, тренинг, тестовый контроль, индивидуальное обучение, корректировка.

Всё обучение должно быть переведено на язык конкретных поведенческих терминов. Например, как звонить по телефону, как говорить с больной матерью, как выкрутиться при незнании ответа на экзамене, т. е. что должны делать учащиеся, чтобы усвоить содержание.

Гуманистическая парадигма ставит в центр внимания ученика как субъекта жизни, как свободную и духовную личность, имеющую потребность в саморазвитии. Она ориентирована на развитие внутреннего мира ребенка, на межличностное общение, диалог, на помощь в личностном росте. Представители гуманистической парадигмы не отличаются единством воззрений. В её рамках сосуществуют разнообразные модели образования. В единое направление их объединяет ценностное отношение к ребёнку и детству как уникальному периоду жизни человека; признание развития ребенка (умственного, нравственного, физического, эстетического) главной задачей школы. Гуманистическое направление предполагает свободу и творчество как учащихся, так и педагогов.

Гуманистическая парадигма вошла в образовательное пространство России после 1991 года не по приказу министерства, а по инициативе учителей на местах.

Центром становится не ученик, усваивающий готовое знание, а человек, познающий истину. При этом важна не сама истина, а отношение к ней, ибо считается, что нормальной, однозначной истины не существует. Отношения между педагогами и учащимися выстраиваются на принципах диалога, сотрудничества, полилога, сотворчества, взаимной ответственности за свободный выбор своей позиции.

Эзотерическая парадигма. Её суть состоит в отношении к Истине как вечной и неизменной. Истину нельзя познать, утверждают сторонники этой парадигмы, к ней можно только приобщиться в состоянии озарения. Высший смысл педагогической деятельности состоит в освобождении и развитии природных сил ученика для общения с космосом, для выхода в сверхсознание. При этом особенно важна охранительная функция Учителя, осуществляющего нравственную, физическую, психическую подготовку и развитие сущностных сил ученика.

Технократическая парадигма. Главная цель — передача и усвоение «точного» научного знания, необходимого для совершенствования практики. «Знание — сила», поэтому ценность человека определяется его познавательными возможностями. Человек ценен не сам по себе, а лишь как носитель определённого эталонного (усредненного, стандартизированного) знания или поведения[40].

В ХХ веке отечественная школа сменила несколько парадигм. Это и «школа учебы», восходящая к идеям К.Д. Ушинского, затем развивается парадигма «школа труда». Параллельно с ней происходит становление парадигмы «свободной школы», выразителем которой был К.Н. Вентцель.

С 1917 года наша школа развивается как «единая трудовая школа». Труд входит в содержание воспитательной деятельности школы.

С начала 1930-х годов начинает преобладать идея воспитания коммунистически убеждённого исполнителя. «Школа учебы» постепенно вытесняет «Школу труда».

В 1960-1970 годы ведущей становится концепция воспитывающего обучения. Развиваются и альтернативные течения: казанский, липецкий, ростовский опыты, коммунарская методика. Разрабатывается теория развивающего обучения Л.В. Занкова, В.В. Давыдова и Д.Б. Эльконина. Методику формирования социальной активности школьника создает Т.Е. Конникова; методику воспитания личности в коллективе – Л.И. Новикова и А.Т. Куракин.

В те годы в обществе усиливаются авторитарно-бюрократические тенденции, которые не могли не отразиться на школе, хотя учителей-практиков привлекали идеи Ш.А. Амонашвили, В.Ф. Шаталова, Е.Н. Ильина, С.Н. Лысенковой и других педагогов-новаторов…»[41].

Архетипы в истории российской педагогики. М. Богуславский пишет: «При характеристике процесса развития отечественной педагогики ХХ века, подчеркивали дискретность его развития, обусловленную теми кардинальными политическим трансформациями, которые пережила наша страна в первой четверти столетия. Внешне это действительно выглядит так, тем более руководители советской трудовой школы 1920-х годов стремились решительно избавиться от всего наследия дореволюционной педагогики. Да и проходившие потом образовательные реформы-контрреформы начала 1930-х и конца 1950-х годов, второй половины 1960-х и 1990-х годов, также в целом подтверждали постулат о разрыве педагогических традиций и отсутствии генетической преемственности в развитии отечественного педагогического процесса.

Однако при многомерном рассмотрении процесса развития отечественной педагогики ХХ века ситуация представляется существенно иначе. Этот процесс выглядит достаточно преемственным, хотя и не в линейно-поступательном, одномерном ракурсе.

Базовой основой такой устойчивой преемственности выступает архетип отечественной педагогики. Напомним, что архетип (греч. arche — начало и typos — образ) — трактуется в научной литературе как категория первообраза. Под слоем «личностного бессознательного», К. Юнг обнаружил «коллективное бессознательное», трактуемое как общечеловеческое основание («грибница») душевной жизни индивидов, наследуемое, а не формирующееся на базе индивидуального опыта.

Для анализа историко-педагогических феноменов большое значение имеют архетипические представления (символы) как результат совместной работы сознания и коллективного бессознательного. В проекции на российскую цивилизацию «грибницей» образования архетипов выступает комплекс цивилизационных факторов как геополитических, так и социокультурных. К более локальным архетипам, прежде всего, относятся факторы, способствовавшие складыванию ментального ядра российской педагогической цивилизации. Таких доминирующих факторов три: традиции славянской народной педагогики, педагогические детерминанты православия и инокультурные западноевропейские педагогические воздействия, преимущественно, шведско-германского, а затем и англо-американского характера.

При этом подобное воздействие на архетип было не однопорядкового плана. Оно носило многоуровневый и иерархичный характер. Так, самую широкую часть, выступающую фундаментом российской педагогики, представляет славянская педагогическая традиция. Над ней находится православная педагогика, действительно заложившая архетип отечественной педагогической цивилизации. Со шведско-австро-германским влиянием связано создание архетипа отечественной государственной системы образования. И, наконец, более позднее англо-американское воздействие во многом определило собственно архетип технологии образовательного процесса, да и то на дискретных временных отрезках развития российской школы и педагогики.

Таким образом, в истории отечественной педагогики, равно как и в современном российском образовании причудливо переплетаются три архетипа: славянский, православный и западной цивилизации. Их одновременное присутствие и задаёт сложный, полифоничный и вариативный характер развития образовательных процессов в нашей стране, особенно на различных этапах развития.

Если представить в целостном виде архетипичный синтез такого педагогического «коллективного бессознательного», то он являет собой действительно противоречивую картину. Это идущее от славянского мира особое отношение к крестьянской сельской школе как хранительнице социокода российской цивилизации, традиционно противопоставляемой наднациональной городской школе.

Это продуцированные от православия примат веры над знанием, воспитания над обучением, подчеркнуто авторитарный характер педагогических воздействий, установка на пассивный, а не активно-деятельностный характер образовательной деятельности, на коллективные, а не индивидуальные формы учебно-воспитательного процесса. С православием же связано и мессианское неизменное подчёркивание самого передового характера советско-российских образовательных систем, настойчивое, вопреки реалиям, отведение им статуса «лучших в мире».

И, как бы диаметрально противостоящий данным архетипическим представлениям, идущий от немецкой педагогики акцент на знаниевый характер учебной деятельности, во многом противостоящий современной образовательной парадигме, акцентирующей внимание на социализаторской направленности образовательного процесса, его компетентностном содержании.

Однако, в целом архетипом российского образовательного учреждения выступает общедоступная, бесплатная, государственная «школа учёбы» с классно-урочной системой, достаточно строгой дисциплиной, авторитарными педагогами, прочной базой общеобразовательных знаний.

О том, что архетип именно такой, свидетельствуют два обстоятельства. Первое это то, что все инновации как раз и рассматриваются как противостоящие этому первообразу. Инновационная школа это дифференцированное и профильное образовательное учреждение, использующее широкий спектр индивидуальных подходов, вариативных программ, с гуманной и демократичной внутренней атмосферой, активными формами обучения, использованием современных информационных технологий и платными образовательными услугами, то есть по всем параметрам противостоящая архетипу…

Вместе с тем, неправомерно было бы отрицать и существенную внешнюю изменчивость российского образования на протяжении ХХ века. Наряду с более общими социально-политическими факторами такая инновационная изменчивость во многом обуславливалась инокультурным влиянием…

Анализ наиболее глубоких явлений культуры показывает, что отношение российской педагогики к западной было творческим. Это был подход к западной педагогике как к тому целому, которым она сама ещё не стала…».

М. Богуславский выделяет следующие основные направления отечественной педагогики:

когнитивное (П.Ф. Каптерев, Н.К. Гончаров, Ф.Ф. Королёв, И.Я. Лернер, Л.И. Новикова, В.В. Краевский);

индивидуально-гуманистическое (Л.Н. Толстой, К.Н. Вентцель, М.М. Рубинштейн, С.И. Гессен, B.А. Сухомлинский, В.П. Зинченко, Ш.А. Амонашвили, Е.А. Ямбург);

социально-педагогическое (Н.К. Крупская, А.В. Луначарский, П.П. Блонский, C. Т. Шацкий, А.С. Макаренко, И.П. Иванов, Э.И. Моносзон, Г.Н. Филонов);

культурно-антропологическое (в начале это были А.Ф. Лазурский, А.П. Нечаев, Л.С. Выготский, а в дальнейшем Л.В. Занков, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, Ф.Т. Михайлов, Б.М. Бим-Бад).

православно-педагогическое (А.И. Анастасиев, М.И. Демков, И. Крондштадтский, В.В. Зеньковский, И.А. Ильин, отец Александр Мень).

«Все они имманентно присущи российскому педагогическому сознанию, философии образования, укоренены в национальном менталитете а, значит, без них нельзя адекватно представить прошлое, настоящее и будущее российского образования.

Специфично приоритетными для российского образования представляются три из названных направлений: православно-педагогическое; социально-педагогическое и индивидуально-гуманистическое.

Мы признаём условный характер отнесения той или иной персоналии к определённому направлению, поскольку, как правило, динамика их педагогической системы включала в себя несколько направлений…»[42].

Направления поиска баланса.

Первое. Утверждать, что в России, кроме сторонников личностно-ориентированной парадигмы, огромное число последователей традиционной знаниевой парадигмы.

Философской основой современных массовых форм образования является англосаксонский эмпиризм. Её противовесом является отечественная «школа мышления», разрабатывавшаяся под руководством В.В. Давыдова[43] с целью преобразования человека в его сущности или формирования человеческой личности»[44]. Образование, по взглядам наших специалистов, — «это деятельность по формированию образа личности, максимально полно выражающего потенциалы человека, актуализирующего сущностные свойства личности; преобразование человека в его сущности и(ли) формирование человеческой личности, которая «действительна и располагает силой» лишь в меру своей образованности (Гегель)»[45].

Второе. Утверждать, что два разных подхода к системе образования, в том числе и внешкольного, соответствуют двум типам хозяйств. С. Кара-Мурза пишет: «Различают два типа хозяйства, то есть производства и распределения благ. Их отличие показал уже Аристотель. Один тип — натуральное хозяйство или экономия, что означает «ведение дома» (экоса). Это — производство и торговля ради удовлетворения потребностей. Другой тип — хрематистика (рыночная экономика). Это — хозяйственная деятельность ради прибыли, накопления богатства. Реформа в России как раз и представляет собой попытку сменить тип хозяйства всей страны — перейти от хозяйства ради удовлетворения потребностей к хозяйству ради прибыли»[46].

Первичное значение слова khrēmatizein – обогащаться, делать деньги от khrēma –деньги. Хрематистика – это взгляды и действия, сопряжённые с экономикой, но с ней не совпадающие и более того, ей противопоставляемые. Если экономика – искусство приобретать полезные вещи, то хрематистика – искусство делать деньги через торговлю. Цель экономики – естественное богатство, вещи для жизни. Цель хрематистики – неестественное богатство, накопление в денежной форме, обладание деньгами.

Если формулу экономики можно представить как деньги – товар, то формулу хрематистики: деньги – товар – ещё большие деньги. Поэтому экономика имеет предел – разумное личное потребление[47].

Аристотель считал хремастику противоестественной и несправедливой, а его особое негодование вызывал ссудный процент, который он расценивал как самую противоестественную форму дохода, ибо, по его мнению, деньги предназначены лишь для обмена и не должны порождать новые деньги. Подобно раковым клеткам в живом организме, которые вытесняют функциональные клетки, обеспечивающие жизнедеятельность организма и не несут никакой цели, кроме размножения себе подобных паразитирующих структур, ростовщические деньги размножаются за счёт производительных сил заемщика, уничтожая постепенно социальный организм общества, расслаивая его на богатых и бедных, развивая паразитические наклонности среди наиболее активных элементов общества[48].

Третье. Развивать тему «физической экономики». Экономия как тип хозяйства «ведения дома» получила развитие в понятии и науке «физическая экономика».

Физическая экономика базируется на физике живого – научном направлении, заложенном биосферными исследованиями В.И. Вернадского, и позволяет описывать и исследовать социально-экономические процессы в терминах физически измеримых величин.

Физическая экономика развивалась трудами Римана, С. Карно, С.А. Подолинского, Л. Ларуша, П.Г. Кузнецова и других выдающихся учёных.

Концепция физической экономики основана на представлении о мире как о системе энерго-материальных потоков. С точки зрения современной науки, энергия есть мера движения материи. Любое материальное движение может быть охарактеризовано сопутствующей ему энергией, измеримой в той или иной системе координат физической величиной. Поэтому каждому материальному потоку может быть поставлен в соответствие энергетический параметр, благодаря чему обеспечивается возможность анализа сложнейших процессов в единой системе сопоставимых физически измеримых величин, возможность количественно измерять и соизмерять любые материальные движения, включая движение живого вещества.

Осмысление и осознанное применение новых экономических отношений, основанных на естественном праве, эквивалентном обмене, потребительской кооперации свободных собственников-совладельцев-производителей и фондосопряжённых методов хозяйствования создаёт новую экономику — экономику инвестирования и реализации новых идей и проектов, экономику интенсивного технологического развития, всеобщего благосостояния и развития человека, экономику III тысячелетия[49].

Убеждены, что надо начать с того, о чём пишет Ю. Громыко: «Мы знаем, как переформатировать школу, превратив её из казённого учреждения в детско-взрослую образовательную общность. Создано и успешно используется педагогами и детьми новое содержание образования, когда всех детей учат мыслить, понимать и коммуницировать, действовать, используя и осваивая знания в разных областях. Это мыследеятельностное содержание не превращается в набор затверженных пустых заскорузлых алгоритмов и норм поведения, а является формой и способом освоения и использования различных знаний. В случае мыследеятельностного содержания деятельность не «болтается» в воздухе, не затверживается в виде каких-то правил, но восстанавливается по смыслу дела в ситуации и является работой со знаниями, а также знаками, задачами, проблемами, ситуацией, смыслами. Такое одновременное освоение способностей мышления, коммуникации, понимания, действия и знания, проблем, задач называется нами метапредметом…

Если любого ребёнка научить мыслить, понимать, самоопределяться и действовать при продвижении в освоении конкретных проблем и задач, он всегда найдёт себе место в постоянно меняющемся социуме и рыночной экономике. Надо открыть для ребёнка интеллектуальный универсум, раскрыть возможности освоения исторической памяти наших народов, инициировать его волю…

Образование необходимо для того, чтобы поднимать интеллектуальный уровень нации, чтобы не дать возможности манипулировать сознанием. Мы же живём в период резкой деинтеллектуализации, деградационного тренда, и этот тренд вместе с «глупым» неинтеллектуальным телевидением, потерей интереса к чтению серьёзных книг, понижением культуры дискуссии и, наоборот, культивированием инстинктов толпы и насилия может остановить развитие образования, его гуманитарных технологий…»[50].

В «Стратегии государственной национальной политики РФ  на период до 2025 года», утверждённой президентом РФ указом №1666 от 19 декабря 2012 года, говорится: «Современное российское государство объединяет основанный на сохранении и развитии русской культуры и языка, историко-культурного наследия всех народов России единый культурный (цивилизационный) код»[51].

Код – это сжатая информация, которая предопределяет специфический вид цивилизации. А почему он генетический? Генетический – это некоторая характеристика его генезиса, то есть предыстории, то есть некой глубины истории, в которой он сформировался.

В. Лексин: «Любой код, и код цивилизационный в том числе, это некая совокупность средств, там, биологического, социокультурного характера, посредством которого определённый набор ценностей воспроизводится в поколениях. Код – это то, что может передать от одного поколения другому поколению, от одного человека другому человеку, от одного государства другому государству. Суть того, что в них образуется – в человеке, в государстве или в цивилизации в целом. Это вот средство передачи, и в то же время это средство ещё обладает определённой сущностью такой, это средство, которое одновременно и материальную имеет составляющую. И материальной его составляющей, такой содержательной его частью являются ценности, в данном случае цивилизационные ценности, которые передаются. Код – это способ передачи цивилизационных ценностей, как таковых…

Очень похоже на биологический генетический код. Там что это такое? Это действительно сжатая специфическая информация в физическом материальном таком воплощении, ну, в химическом, в физиологическом таком воплощении на микромолекулярном и клеточном уровне. Который делает что? Который задаёт облик вида его представителей. Очень специфичный – птички летают, рыбки плавают, люди ножками передвигают, червяки ползают. Рождённый ползать летать не может…

От этого аналога переходим к социальным живым системам, человеческим сообществам, цивилизациям. Они ведь точно также в истории рождались, и если не становились способными ответить на вызовы среды – и социальной, и природной, они умирали. Много таких цивилизаций исчезло в глубинах истории.

На сегодня вызов, например, русско-российской цивилизации, равно как Советскому Союзу в том, что она может исчезнуть. Почему? Да потому что — что русскому здорово, то немцу смерть, но ведь и наоборот тоже. И когда нам навязывают перекодировку, я бы уточнил Владимира Николаевича, перекодировку наших жизненно важных внутренних устройств для цивилизации, для сообщества, для культуры, для поведения, то это смертельно опасно.

А что это за социальные цивилизационные такие кодировки? Ну, конечно, это традиции, это социальные уклады, поведенческие форматы, ценностные установления, которые закладываются в воспитании, в образовании, в организации труда, в организации распределения, в организации своего отношения к миру и позиционирование в мире. Всё равно так же, только с аналогией, как для биологического живого организма, так и для цивилизаций, для человеческого сообщества, страны, например, или конгломерата стран, если цивилизация включает в себя несколько народов, стран, и более географически обширна, чем национальное государство Россия, государство-цивилизация. Поэтому это важнейшая совершенно характеристика в двух, подчеркиваю, сферах.

Мы своими руками жизнеобустраиваем свою страну, делаем её либо жизнеспособной, либо жизненеспособной, деградирующей, стремящейся на кладбище, как современная либеральная космополитическая модель…

Итак, цивилизационный генетический код – это набор значимых факторов жизнеобустройства и жизнедеятельности. Это корень…»[52].

 

 

[1] Риковер, Хайман Джордж.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%80,_%D0%A5%D0%B0%D0%B9%D0%BC%D0%B0%D0%BD_%D0%94%D0%B6%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B6

[2] Ольга Четверикова: «Цифровая школа» как приговор образованию в России. 13 августа 2018.

http://russnov.ru/olga-chetverikova-cifrovaya-shkola-kak-prigovor-obrazovaniyu-v-rossii/

[3] Троицкий В.Ю. Русская классика и защита культуры и образования. 5 марта 2009.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7856

[4] Как развалить систему образования. 29 сентября 2015. https://nstarikov.ru/blog/56242

[5] Расинский П. Извращения в системе образования.

http://devec.ru/obschestvo/obrazovanie/1377-pavel-rasinskij-pirrova-pobeda-variativnosti.html

 

[6] Расинский П. Извращения в системе образования.

http://devec.ru/obschestvo/obrazovanie/1376-pavel-rasinskij-izvraschenija-v-sisteme-obrazovanija.html

[7] Смирнов И,. Безносюк Е., Журавлёв А. Психотехнологии. Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. М.: Издательская группа «Прогресс» — «Культура», 1995. 416 с. http://medznate.ru/docs/index-59056.html

[8] Троцкизм, фрейдизм и Высшая Школа Экономики. http://vk.com/video-38085148_171260500

[9] Владимир Мачнев. 8 мая 2015. https://vk.com/wall-38085148_23148

[10] Как современные школьники отравили Ленина грибами. 7 октября 2013.

http://www.pravda.ru/society/family/pbringing/07-10-2013/1177010-school-0/

[11] Четверикова О. Н. «Ликвидация»: судьба российского образования. 11 ноября 2017.

https://www.kramola.info/vesti/novosti/likvidaciya-sudba-rossiyskogo-obrazovaniya-chetverikova-o-n

[12] Бриль А. МЭШ: что департамент образования нам готовит? В школьной жизни грядут серьёзные перемены – столичные школы переводятся на электронное обучение. 1 февраля 2018.

https://www.facebook.com/groups/1591757081044227/permalink/2078817249004872/

[13] Круглый стол, посвящённый развитию проекта «Московская электронная школа». 30 августа 2017.

https://www.mos.ru/mayor/media/video/5972057/

[14] Кто автор проекта МЭШ? 14 июня 2018.

https://www.facebook.com/StolichnoeObrazovanie/posts/%D0%BA%D1%82%D0%BE-%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0-%D0%BC%D1%8D%D1%88-%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%88%D0%B0-%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82-%D1%87%D1%82%D0%BE-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D0%BC%D1%8D%D1%88-/2181206422112496/

[15] Бонивур В. «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности и тогда они победят сами себя». 29 марта 2015. http://e-news.su/in-ukraine/52714-russkih-nevozmozhno-pobedit-my-ubedilis-v-etom-za-sotni-let-no-russkim-mozhno-privit-lzhivye-cennosti-i-togda-oni-pobedyat-sami-sebya-obismark.html

[16] Троицкий В.Ю. Слово и филологическое образование: пути восстановления. 16 февраля 2017.

http://ruskline.ru/analitika/2017/02/16/slovo_i_filologicheskoe_obrazovanie_puti_vosstanovleniya

[17] Предсмертное письмо Черчилля. 2 января 2014. https://nnils.livejournal.com/1488243.html

[18] Фурсов А.И. «Реформа» образования и её подоплека. 11 ноября 2011.

http://www.km.ru/spetsproekty/2011/11/11/shkolnoe-obrazovanie-v-rossii/reforma-obrazovaniya-i-ee-podopleka

[19] Четверикова О. Н. «Ликвидация»: судьба российского образования. 11 ноября 2017.

http://allbel.org/chetverikova-o-n-likvidaciya-sudba-rossijskogo-obrazovaniya

[20] Будет ли возврат к советской системе образования? – отвечает министр Ольга Васильева.

5 октября 2016.

http://russkievesti.ru/novosti/obrazovanie/budet-li-vozvrat-k-sovetskoj-sisteme-obrazovaniya-otvechaet-ministr-olga-vasileva.html

[21] Воеводина Т. В чём секрет советской школы? Было несравненно более серьёзное отношение к делу! 3 сентября 2018. https://tehnowar.ru/85930-v-chem-sekret-sovetskoj-shkoly-bylo-nesravnenno-bolee-sereznoe-otnoshenie-k-delu.html

[22] New Farben Order. Ч. 12.  Dec. 5th, 2012. https://imhotype.livejournal.com/168686.html

[23] «Речь идёт о демонтаже образования…». 4 декабря 2015.

http://www.orelcity.ru/glavnaya-tema/rech-idet-o-demontazhe-obrazovaniya/

 

[24] Ольга Четверикова: За реформой образования стоят спецслужбы США. 11 декабря 2015.  https://pandoraopen.ru/2015-12-11/olga-chetverikova-za-reformoj-obrazovaniya-stoyat-specsluzhby-ssha/

[25] Перетолчин Д., Четверикова О. Власти скрывают цифровой эксперимент над школой.

6 сентября 2018. https://universe-tss.su/main/video/60505-d-peretolchin-o-chetverikova-vlasti-skryvayut-cifrovoy-eksperiment-nad-shkoloy.html

[26] Четверикова и Перетолчин о воспитании массового недоумка в российской образовательной сфере. 7 сентября 2018. https://pandoraopen.ru/2018-09-07/chetverikova-i-peretolchin-o-vospitanii-massovogo-nedoumka-v-rossijskoj-obrazovatelnoj-sfere/comment-page-1/

[27] Российское образование в ХХ и ХХI веке. http://bibliofond.ru/view.aspx?id=465967

[28] Кара-Мурза С.Г. РФ и Болонская конвенция.

http://www.spbstu.ru/public/m_v/n_013/bolon.html#RFiBolon

[29] Последний рубеж священной войны: борьба за духовный суверенитет. 14 мая 2015.

http://ok.ru/prezidenta/topic/63848764716374

[30] Полушкина О. Ольга Четверикова о поглощении национальной системы образования России. 9 марта 2015. http://roditelistavropol.ru/content/article/olga-chetverikova-o-pogloschenii-natsionalnoy-sistemi-obrazovaniya-rossii~16602

 

[31] Внешний контроль над российскими вузами. 21 апреля 2015.

[32] Меньшиков В.М. Почему Россия может создать лучшую систему образования в мире?… http://ruskline.ru/analitika/2015/04/09/pochemu_rossiya_mozhet_sozdat_luchshuyu_sistemu_obrazovaniya_v_mire/

[33] Библиотека Михаила Телегина. http://www.mtelegin.ru/

 

[34] Телегин М.В. Что такое традиционное обучение? 23 ноября 2012. http://avkrasn.ru/article-1055.html

[35] Серафим (Савостьянов), архимандрит. Традиция православной цивилизации — мировоззренческая основа современного образования. http://www.pafnuty-abbey.ru/publishing/8711/

[36] Багдасарян В.Э. Мировой кризис образования: необходимость возвращения к истокам. 4 сентября 2018. http://rusrand.ru/analytics/mirovoj-krizis-obrazovanija-neobhodimost-vozvraschenija-k-istokam

[37] Сорока-Россинский, Виктор Николаевич.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BA%D0%B0-%D0%A0%D0%BE%D1%81%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%92%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

[38] Давыдова С.И. Консерватизм в образовании и либеральные идеи. 1 декабря 2006.

http://pravostok.ru/blog/konservatizm-v-obrazovanii-i-liberalnie-idei/

[39] Богуславский М.  Моделирование процесса развития отечественной педагогики ХХ века.

http://chitalka.net.ua/textbooks/1/p_4699.html

 

 

[40] Парадигмы образования в современной педагогике.

http://studopedia.ru/1_42084_paradigmi-obrazovaniya-v-sovremennoy-pedagogike.html

[41] Синицына Г.П. Понятие педагогической парадигмы.

http://www.ahmerov.com/book_554_chapter_7_2._Ponjatie_pedagogicheskojj_paradigmy..html

[42] Богуславский М.  Моделирование процесса развития отечественной педагогики ХХ века.

http://chitalka.net.ua/textbooks/1/p_4699.html

[43] Громыко Ю.В. 25 лет книге В.В. Давыдова «Виды обобщения в обучении».

http://www.experiment.lv/rus/biblio/vestnik_5/v5_gromiko.htm

[44] Уемлянина Е.С. Пайдейя как образование личности.

http://www.dissercat.com/content/paideiya-kak-obrazovanie-lichnosti

[45] Дмитриева Е.А. Образовательная культура: искусство пайдейи и герменевтика.

http://www.dissercat.com/content/obrazovatelnaya-kultura-iskusstvo-paideii-i-germenevtika

[46] Кара-Мурза С.Г. Экономика или хремастика. http://www.contrtv.ru/common/745/

[47] Хремастика.

http://dictionary-economics.ru/word/%D0%A5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0

[48] Хремастика. http://media-mera.ru/forum/viewtopic.php?f=50&t=995

[49] Физическая экономика. https://rospil.ru/newrussia/neweco/ecomenu/fisika.htm

[50] Громыко Ю. Мы знаем, как построить новую общенародную российскую школу.

http://nii.smdp.ru/my-znaem-kak-postroit-novuyu-obshchenarodnuyu-rossijskuyu-shkolu

[51]  Стратегия государственной национальной политики РФ на период до 2025 года.

http://www.minnation.senat.org/Strategiya-2025.html

[52] Цивилизационный код. http://rusrand.ru/tv/meaning/tsivilizatsionnyj-kod

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru