Русское дело

 

0_051_01_Русский_мир_

0_051_03_Русский_мир_

0_051_043_Русский_мир_

На фото: Графиня Панина. На собственные деньги она построила Наролный Дом на Лиговке в Петербурге

 

Алексей Вайц, речь на XVII Иринарховских чтениях

0_050_01_Русский_мир_

`Здравствуйте дорогие друзья, дорогие соотечественники!

Весь ХХ-й век, 100 лет со дня революции, Россия мучительно искала пути развития. С момента этой национальной катастрофы, с 1917-го года, примерно каждые 10 — 15 лет вектор развития страны кардинально менялся. Сегодня мы полностью дезориентированы, мы имеем совершенно очевидную неспособность собраться на какой-нибудь, хоть сколько значимый, исторический акт, у нас по каждому поводу есть плюрализм, закрепленный в Конституции, но при этом нет ясной, внятно-понятной цели.

О целях нам настойчиво молчат последние двадцать пять лет, хотя до этого твердили о вящем «светлом будущем», а сегодня, будто что-то прячут: забалтывают, декорируют теориями, подсвечивают лозунгами — но целей нашего существования нам не объясняют. Если вдуматься, вглядеться, вслушаться во весь этот пестрый птичий базар, то невольно делаешь вывод — мы все собраны ради одного — чтобы есть! То есть — потреблять!!! А для чего же наши предки тогда осваивали это пространство? Для чего наши отцы сражались за Родину?! Для чего, сквозь мутное стекло призрачного будущего, наши властители дум пытались рассмотреть «небо в алмазах»?! Задаешь себе вопрос и невольно понимаешь, что не небо это никакое, а что ни на есть самое настоящее дно!

Давайте рассмотрим, в каком положении вещей сегодня мы с Вами оказались. Рассмотрим без надрыва, а трезво и холодно.

Основные проблемы, которые стоят сегодня перед властью и обществом. Первая проблема. Стабильность власти как таковой. Вторая. Это социальные разрывы в обществе. Третья проблема – очень серьёзная. Это апатия населения и безразличность к власти. Четвертая проблема – не менее серьезная. Самоизоляция существующей элиты. Пятая проблема. Немощность партийной политической системы.

Шестая — с неё мы и начали — отсутствие национальной цели и даже хоть каких-то предпосылок к выработке национальной стратегии. Следующая проблема. Отсутствие критериев деятельности власти и общества. То есть: у нас нет возможности оценить полезность или вред, мы всё меряем эффективностью. А то, что эффективно – не всегда полезно! Восьмая проблема – существенная. Отсутствие качественной обратной связи между властью и обществом. Девятая проблема – основательная. Сегодня в стране нет мобилизационного ресурса в случае социально-политической турбулентности.

И последнее. В стране отсутствует явная консолидированная сила, способная предложить комплексные, целесообразные и системно-практические решения стратегического характера, собирающие государство и нацию. А ведь перед нами стоит наиглавнейший вопрос: «Какова она — наша завтрашняя элита?».

Сегодня говорят много о национальной идее. Но национальная идея — это не стратегия. Национальная идея необходима, но она является всего лишь маточным раствором для выработки, для кристаллизации национальной стратегии. Вот нынче, объявили нам национальную идею — «патриотизм», но ведь никто не сказал, что стоит за «отечестволюбием» — именно так переводится «патриотизм», и как его, Отечество, любить надо! Но ведь у всех своя точка зрения на этот вопрос. Да и к чему нам, людям верующим, эти все разговоры о национальной идее, когда национальная идея России была написана две тысячи лет назад на Голгофе. Именно с этой идеей безграничной любви и самопожертвования была освоена эта вся наша огромность территорий… Заметьте — без мобильных телефонов, без вездеходов и вертолетов — на лошадях! Были сохранены все народы, проживавшие на территории страны, а многим из них была дарована и письменность, и предоставлена всевозможнейшая помощь в обретении культурной и национальной идентичности. Так что же такое сегодня есть Национальная идея? О ней очень хорошо сказал наш руководитель Владимир Путин на одном из заседаний Русского географического общества в ноябре 2014 года. Сказал внезапно неожиданно просто: «Высший смысл жизни есть Любовь!». Правда, неожиданно для лидера страны, которой кошмарят весь мир?! Любовь!!! Но что такое Любовь, такое широкое и вселенски мощное понятие, и как его применить к сегодняшней жизни? Так вот, Любовь, применительно к обществу, есть служение! Служение какое? Жертвенное! И никто и ничего нового нам сегодня преподать не сможет!

Пока Россия развивалась в парадигме «Я для мира», мы прирастали пространством, территориями, мощью духовной, открытиями, подвигами, коих не видывал мир! Но как только приняли в себя навязанную нам иную парадигму «Мир для меня» — мы начали в себе разделяться, и сегодня уже достаточно явно обозначились признаки тлетворных процессов, которые осуществляются под камлание расхожего рекламного слогана «Бери от жизни всё»!

Мы сегодня разобщены. И в этом разобщении близки к национальной катастрофе. Наш институт семьи методично подвергается разрушению. Уровень беспризорности зашкаливает. На фоне всё увеличивающейся нищеты народ продолжает прибывать в города, бросая территории, наши пространства, на произвол судьбы. Мы взращиваем сегодня образованных, умных… преступников, поскольку все воспитательные компоненты изъяты из систем образования! Наша журналистика не осуществляет никакой обратной связи между властью и обществом, а напротив, в погоне за рейтингами дезориентирует нацию. Наши суды, внимая мантрам о правовом государстве, полностью утратили праведность, наше здравоохранение низложено и утрачено на фоне шикарной медицины, наша деловая культура распределяет прибыли, снижая издержки на производство, закладывая техногенные катастрофы, завалы которых будут разгребать наши дети.

Я никого не стращаю, я лишь отвечаю как христианин на вопрос: «Кто виноват?». И сразу как христианин отвечаю, ибо причины всех бед нам заповедано искать в себе: «Виноват я»! И тут я подвожу к самому главному вопросу: «Что делать?».

В этом-то и есть вся соль. Мы ничего не можем делать, ибо основная проблема общества сегодня, что у нас нет согласованности действий. Это происходит потому, что наши устремления ни к чему конкретному не привязаны. Они не имеют целесоподчинения. Нам сегодня необходимо договориться между собой о том, что мы делаем! Надо поставить цель. Самим. Не надо никого ждать. У нас все для этого есть. И действовать целесообразно, своевременно, согласовано, руководствуясь пользой для общества и эффективностью для экономики страны. Нам необходимо найти точку, на которой мы все сойдемся. Обретем согласие и договоримся о правилах игры, о системе координат нашего будущего взаимодействия. По-хорошему, нам необходимо на все это приведенное мной выше сильно рассердиться! После поражения в Крымской войне Александр Михайлович Горчаков сказал: «Россия не сердится — Россия сосредотачивается». Вот и нам необходимо установить эту отправную точку и оттолкнувшись от неё начать последовательно двигаться в сторону обретения себя как боголюбивого Народа к своему историческому предназначению.

Такой точкой могла бы быть идея Народосбережения. Впервые её озвучил Иван Иванович Шувалов, потом её подхватил и развивал Михайло Ломоносов, затем — Дмитрий Иванович Менделеев, после — Солженицын, в последние три года эту мысль в той или иной форме, уже в третий раз в своих посланиях Федеральному собранию озвучивает Президент Государства Владимир Путин. Народосбережение — это краеугольный камень, который служит замком двух сторон свода светской и духовной власти, ибо задача государства споспешествовать в улучшении качества жизни граждан, а задача Церкви предуготовлять человека к Жизни вечной. Но для того, чтобы начать реализовывать эту цель, нам необходимо сформулировать четыре основных условия.

Нам необходимо:

— утвердить институт семьи как центрального объекта государственной стратегии и политики;

— осуществить вклад в человека, преимущественно в детей, воспитанием, образованием и безопасностью, в т.ч. личной, информационной, духовной;

— обеспечить благообустройство пространства и преображение среды — здесь речь идет о программе по деурбанизации страны (а это еще и мощная экономическая составляющая);
— нам предстоит утвердить место России в мировом сообществе как Миротворца в Евангельском смысле этого слова.

Для того чтобы начать всё это реализовывать, нам необходимо понимать каким должен быть человек, способный вышеизложенное осуществить. Для того чтобы понимать, какого качества нам нужен сегодня человек для решения этих условий-сверхзадач, хочу предложить семь основных маркеров, которые нам дадут понимание о целостности природы человека. Это его отношение к вере, к семье, к Отечеству, к языку, к труду как к обязанности, к служению как к призванию, к исторической памяти.

Впоследствии нам необходимо будет выйти с предложением общественного договора с властью для открытия социальных лифтов, чтобы дать дорогу этой плеяде — поросли совестливых профессионалов. Ибо та власть заслуживает уважения, которая смогла обеспечить места, где формируются, принимаются и откуда исполняются решения в системе государственной власти для людей компетентных, совестливых и способных на жертвенное служение.

И в этом сегодня должна быть заинтересована государственная власть, ибо сегодня мы являемся свидетелями процессов торможения в небесах. Дело в том, что если этого не произойдет, если не заработают лифты, то перегрузки в системе государственной власти будут только увеличиваться, что чревато катастрофой.

Сегодняшнее время для меня видится, как точка перехода из одного состояния в другое: из разобранного и разобщенного — в состояние средоточия и усиленной концентрации в дальнейшем. «Время собираться» — это, если коротко! Именно с этой земли, из этих мест, от Преподобного Гермогена получил некогда благословение на собирание страны князь Дмитрий Пожарский, когда ему из рук Преподобного был вручен крест для похода на Москву! Будем помнить, что прицел также имеет перекрестие, и не упускать нашу главную Цель, Смысл и Путь — Господа нашего Иисуса Христа.

С Богом по всем дорогам!

Алексей Вайц, вице-президент просветительского сообщества «Переправа»

Алексей Вайц вице-президент просветительского сообщества «Переправа»

на XVII Иринарховских чтениях произнес замечательную речь.

Она заканчивается призывом собираться вместе для решения задач стоящих перед обществом.

Сегодняшнее время для меня видится, как точка перехода из одного состояния в другое: из разобранного и разобщенного — в состояние сосредоточения и усиленной концентрации в дальнейшем. «Время собираться» — это, если коротко! Именно с этой земли, из этих мест, от Преподобного Гермогена получил некогда благословение на собирание страны князь Дмитрий Пожарский, когда ему из рук Преподобного был вручен крест для похода на Москву.

В России не только долго запрягают, еще дольше собираются начать запрягать.

Времени за разговорами, что неплохо бы всем вместе куда-нибудь поехать проходит так много, что и ехать то уже поздно.

Задачи поставлены и сомнения не вызывают, но тут же хочется спросить: «А где собираться? До революции такими местами были народные дома. Нашей власти все еще удобно, когда после долгих согласований можно получить разрешение покричать на митинге. Можно покричать и на стадионе. Еще можно собираться в ночных клубах и ресторанах, но все это места мало пригодные для созидания и обращения к светлой памяти наших предков, чтобы ответить на вопрос ради чего собираться и в чем сосредотачиваться. Призывы собираться останутся благими намерениями, если наше справедливое желание жить в более разумной стране не будет подкреплено общим делом.

Русский-дом

Более свободные и привыкающие устраивать свою жизнь без оглядки на начальство русские люди конца 19 века создавали народные дома, чтобы и разномыслие сохранить и население собрать в единый народ. С создания точек кристаллизации русского общества возможно и наше движение, а не бесконечные разговоры о его необходимости. Трудно себе представить, чтобы во времена Пожарского и Гермогена участники похода на Москву стали бы дожидаться разрешения от власти, которую, благодаря Гермогену, посчитали оккупационной. Постоять с одиночными пикетами теперь еще можно, но выйти на дорогу нынешняя власть не позволит. Да и стоит ли идти пусть даже виртуальным походом на Москву без лидеров и без народа, замененного на электорат, готового разбежаться даже не от страха, а за покупками?

В стране отсутствует явная консолидированная сила, способная предложить комплексные, целесообразные и системно-практические решения стратегического характера, собирающие государство и нацию. А ведь перед нами стоит наиглавнейший вопрос: «Какова она — наша завтрашняя элита?»

Во времена Пожарского элиты были разные. Кто-то переживал смутные времена на стороне поляков, а кто-то посчитал их оккупантами и нашел в себе силы пойти и победить. Возникает вопрос о лидере. Можно быть абсолютно уверенным, что ему не дадут выйти на площадь, а если даже под присмотром и выйдет, то соберет не более нескольких сотен сторонников. Остальные сотни тысяч пойдут в торгово-развлекательные комплексы за покупками и смотреть «попкорновые» фильмы. Фраза Пушкина в пьесе о Смутном времени «Народ безмолвствует», в наше время сильно атомизированного и более сытого общества, могла бы прозвучать более точно: «Электорат жует и жаждет развлечений». Жует не только попкорн в кинозалах, но и всякую предвыборную жвачку с тоской и со все большим отвращением.

Все наши политические партии с более или менее заметным патриотическим уклоном влачат жалкое существование и не имеют никаких шансов чего-либо добиться в ходе выборов с таким населением. После выборов партии погружаются в летаргический сон с тихими воплями, когда одни лидеры подъедают других, обвиняя в недостаточном уровне патриотизма. Массовая неявка к урнам избирателей в относительно просвещенном Петербурге поучительна. Русские люди в основной своей массе оказались мудрее своих вожаков и на выборы давно не ходят, осознавая хотя бы на уровне интуиции, что политическая система, прижившаяся на Западе, сама по себе ничего полезного дать не сможет. Играть в чужую игру, на чужом поле имеющим уклон к обрыву, можно было только в начале 90-х, когда дурман, навеянный призраком демократии, побуждал выделывать и не такое. Только воцарение «Едроссии», как новой формы существования КПСС, позволило прижиться очередному застою, оставляющему некоторые возможности и для сосредоточения. Под «Едроссией» не следует понимать только партию «Единая Россия». Все прочие партии- еще более хромые клячи, запряженные не в боевую колесницу, а в достойный их немощи недоделанный, стоящий на обочине дилижанс made in USA. Надо бы куда-то ехать, но в политических партиях лучше всего понимают, что ехать некуда и незачем, о чем говорливо помалкивают. Таким отрадным было напоминание в речи Алексея Вайца про созидающую силу любви.

Владимир Путин на одном из заседаний Русского географического общества в ноябре 2014 года сказал внезапно неожиданно просто: «Высший смысл жизни есть Любовь!» Правда, неожиданно для лидера страны, которой кошмарят весь мир?! Любовь!!! Но что такое Любовь, такое широкое и вселенски мощное понятие, и как его применить к сегодняшней жизни? Так вот, Любовь, применительно к обществу, есть служение! Служение какое? Жертвенное! И никто и ничего нового нам сегодня преподать не сможет!

Здесь можно припомнить знаменитое из поэта С. П. Щипачева : «Любовь не вздохи на скамейке и не прогулки при Луне». Для созидательной любви нужен дом. Ее плодами могут быть дети более разумные, чем мы. Идеи, которые когда-нибудь смогут получить титул общенациональных. Русская культура, необходимая для сбережения не только русского народа, но и всех этносов, населяющих нашу страну. Технический и научный прогресс, когда самые толковые перестанут навсегда покидать Россию, глубоко не переживая, что покинули больную мать. Плодом любви, имеющей народный дом, должно стать русское общество, обладающее вектором развития вместо общества гражданского, утопающего в собственных нечистотах от затянувшегося застоя.

Воспоминания графини Паниной о построенном ею народном домом на Лиговке говорят о любви к простым людям рабочей окраины, нашедшим в ее доме заботу о детях, путь к просвещению и справедливости для взрослых.

Мы сегодня разобщены. И в этом разобщении близки к национальной катастрофе. Наш институт семьи методично подвергается разрушению. Уровень беспризорности зашкаливает. На фоне всё увеличивающейся нищеты народ продолжает прибывать в города, бросая территории, наши пространства, на произвол судьбы. Мы взращиваем сегодня образованных, умных… преступников, поскольку все воспитательные компоненты изъяты из систем образования! Наша журналистика не осуществляет никакой обратной связи между властью и обществом, а напротив, в погоне за рейтингами дезориентирует нацию. Наши суды, внимая мантрам о правовом государстве, полностью утратили праведность, наше здравоохранение низложено и утрачено на фоне шикарной медицины, наша деловая культура распределяет прибыли, снижая издержки на производство, закладывая техногенные катастрофы, завалы которых будут разгребать наши дети.

Алексей Вайц точно сказал о нашем состоянии, подводя нас к пониманию, что без очагов русской культуры жить больше нельзя. Мы действительно заминировали все обитаемое пространство, превратив страну в зону, мало пригодную для жизни, лишенную надежды на справедливое завтра. Минометами большого калибра обстреляно наше будущее, исчезающее в огне. Для кого-то жизнь в лагерной зоне может выглядеть более праведной, чем на бескрайних просторах любимого Отечества, что дает всходы тюремной романтики в подрастающем поколении.

Мы ничего не можем делать, ибо основная проблема общества сегодня, что у нас нет согласованности действий. Это происходит потому, что наши устремления ни к чему конкретному не привязаны. Они не имеют целесоподчинения. Нам сегодня необходимо договориться между собой о том, что мы делаем! Надо поставить цель. Самим. Не надо никого ждать. У нас все для этого есть. И действовать целесообразно, своевременно, согласовано, руководствуясь пользой для общества и эффективностью для экономики страны. Нам необходимо найти точку, на которой мы все сойдемся. Обретем согласие и договоримся о правилах игры, о системе координат нашего будущего взаимодействия. По-хорошему, нам необходимо на все это приведенное мной выше сильно рассердиться!

Пока мы собираемся найти точку схода в наших рассуждениях о благе России, безжалостное время выкидывает за борт истории мечтательных искателей недостижимого единства и общих координат. Молчаливые и не мечтательные люди строят дома, корабли, заводы. Материальное в большинстве случаев удается создавать по чертежам, не слишком часто вступая в разговоры о переделках. С общественным кораблем все гораздо сложнее.

Для того чтобы начать всё это реализовывать, нам необходимо понимать каким должен быть человек, способный вышеизложенное осуществить. Для того чтобы понимать, какого качества нам нужен сегодня человек для решения этих условий-сверхзадач, хочу предложить семь основных маркеров, которые нам дадут понимание о целостности природы человека. Это его отношение к вере, к семье, к Отечеству, к языку, к труду как к обязанности, к служению как к призванию, к исторической памяти.

Для иной жизни нужны другие люди. Тут же возникает вопрос «А где ж их взять хотя бы в малом числе?» В речи Алексея Вайца нет ответа на этот вопрос, но есть очень типичное для всех русских говорилен горячее желание договориться, чтобы насмерть не разругаться. Надежда селекционеров с маркерами в руках, что годный для великих свершений человеческий материал где-то совсем рядом пасется большими стадами, совершенно безосновательна. Слишком долго мы жили в мутных потоках СМИ, ежечасно разрушающих лучшие человеческие качества.

Графине Паниной удалось собрать небольшое количество женщин с христианскими душами. Сначала они кормили и обучали детей, несколько позже, когда народный дом был построен, они же стали его духовным стержнем. И никакие прохиндеи: ни работавший там некоторое время юристом Керенский, ни выступавший, маскируясь под рабочего Ленин, не смогли до победы большевиков разрушить этот храм русской культуры, несущий истинное понимание христианской веры, семейных ценностей, настоящей любви к России, красоты труда, приближающего человека к Богу.

Работавшие бесплатно и получавшие зарплату сотрудники народного дома Паниной своим служением простым людям, а не разговорами о том о сем, не поисками точек для триумфа единомыслия, скромно делали свое дело. Примером своей жизни преображали далеко не лучших людей самой бандитской окраины Петербурга. Это было служение в самом высоком смысле этого слова, а не прикладывание маркеров для отбора достойных.

Народный дом Паниной на Тамбовской улице стал образцом для многих других. Они были разного достатка. Где-то были похуже, а где-то получше. Их было около тысячи, все они несли свет русской культуры для подданных Российской Империи независимо от их вероисповедания и этнического происхождения. Возрождение народных домов — это и есть то самое общее дело, способное преобразить население в народ, это и есть наше покаяние перед всеми павшими в братоубийственной войне столетней давности, с кровавых полей которой мы до сих пор не можем найти дорогу домой.

Александр Никитин.

 


Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий