Меценаты России

 

Из истории благотворительности

Благотворительность в Древней Руси

6Началом благотворительной деятельности в России принято считать 988 год – дату крещения Руси. С принятием христианства с одной из его основных заповедей — о любви к ближнему — на Руси впервые заговорили о призрении бедных, что тогда нашло свое выражение в раздаче милостыни «сирым и убогим».

Начальная русская летопись гласила: «повелел всякому нищему и убогому приходити на двор княжь и взимати всяку потребу, питие и ядение». Для неспособных к передвижению еду развозили на повозках.

Отличительной чертой благотворительности в допетровской Руси было то, что она состояла главным образом в раздаче еды и одежды (деньги раздавались реже), строительстве жилья и оказании бесплатной медицинской помощи. Часто накануне больших праздников цари, переодевшись, тайно посещали тюрьмы, больницы, приюты, где раздавали милостыню.

Благотворительность, не рассчитанная на общественное признание, воспринималась как выражение христианской любви к ближнему. Такая форма благотворительности, связанная с личной инициативой князей царей была характерна для России вплоть до середины XVI века, когда c чередой непрекращающихся малых и больших войн число нуждающихся постоянно росло и, в конце концов, благотворительность перестала быть личным делом правителей, а превратилась в заботу государства.

После Стоглавого собора 1551 года в России начался переход к системе общественного призрения с дифференцированным подходом к разным группам населения, нуждающегося в помощи.

Благотворительность Смутных времен

Царь Иван IV (Грозный) предпринял ряд мер, направленных на узаконение благотворительности в рамках государственной политики. В те времена расходование средств государственной казны, являвшейся одновременно и царской казной, находилось практически полностью в ведении правителя, и при отсутствии какой-либо социальной политики любые траты на помощь малоимущим слоям населения вполне могли считаться благотворительностью. Царь и сам раздавал деньги нищим, вдовам и сиротам.

Петровские деяния

В 1712 году был обнародован указ «Об учреждении во всех губерниях гошпиталей», в котором предписывалось «учинить гошпитали для самых увечных, таких, которые ничем работать не смогут, ни стеречь, также и зело престарелых; также прокормление младенцам, которые не от законных жен рождены». Основным источником финансирования всех этих учреждений при Петре были частные пожертвования: царь для примера сам жертвовал на эти цели до трети своего жалования. Монахинь в монастырях обучали ремеслам. Доходы от продаж отчислялись на благотворительность. На эти же цели шли штрафы, которым подвергались раскольники.

Эпоха реформ

XIX век стал переломным в развитии благотворительности: именно в пореформенной России были изданы многочисленные законы и установлены неписаные правила, благодаря которым социальная политика государства, общественная и частная благотворительность приобрели очертания системы и получили мощный импульс к развитию.

Одним из первых, в 1802 году под эгидой императорской семьи, возникает «Императорское Человеколюбивое общество», преследовавшее цели содержания учебно-воспитательных заведений, больниц, приютов, а также помощи бедным, инвалидам, погорельцам и переселенцам.

К концу XIX века социальная помощь в России отличалась многообразием форм и уровней: общественным призрением занимались городские благотворительные общества, деревенские, земства. В деревнях открывались общества призрения для крестьян и ясли-приюты. В городах была налажена система попечительства о бедных. В рамках городского самоуправления создавались специальные комитеты.

К концу XIX века благотворительность в России стала настолько масштабным общественным явлением, что в 1892 году была создана специальная комиссия, в ведении которой были законодательные, финансовые и даже сословные аспекты благотворительности. Важнейшим итогом работы комиссии можно считать обеспечение прозрачности благотворительной деятельности в России, открытости и доступности всей информации, включая финансовую, для всех слоев общества.

С конца XIX века в стране устанавливается общественный контроль над благотворительностью, результатом чего явился рост доверия в обществе к деятельности благотворителей и, как следствие, новый небывалый рост числа жертвователей.

ХХ век. Царская Россия

К началу XX века общественная и частная благотворительность становится в России явлением повсеместным, не на словах, а на деле доказывая широту Великой Русской Души. Музеи, библиотеки, школы, картинные галереи, выставки – вот спектр благотворительной деятельности русских меценатов, фамилии которых навсегда вошли в историю России: Третьяковы, Мамонтовы, Бахрушины, Морозовы, Прохоровы, Щукины, Найденовы, Боткины и многие другие.

1902 год стал по истине знаковым для Российской благотворительности: Савва Морозов жертвует 300 тысяч рублей на постройку нового здания Московского художественного театра (так тогда назывался МХАТ), а его двоюродный брат Викула – 400 тысяч рублей на строительство детской больницы, которая с тех пор носит название «Морозовская». Именно в этом году было сделано уникальное, самое крупное в мире пожертвование. Речь идет о 20-ти миллионном наследстве купца Г.Г. Солодовникова. Согласно воле жертвователя, большая часть этой огромной по тем временам суммы была потрачена на устройство в Тверской, Архангельской, Вологодской и Вятской губерниях земских женских училищ, мужских и женских профессиональных школ, а также создание родильного приюта на 50 человек. Оставшиеся деньги пошли на постройку в Москве домов с дешевыми квартирами для малоимущих.

Благотворительность в Советской России – раскол между государством и обществом

Традиция российской благотворительности была нарушена революцией 1917 года. Идеология революции не допускала никаких форм благотворительности.

Все средства общественных и частных благотворительных организаций были в короткие сроки национализированы, их имущество передано государству, а сами организации упразднены специальными декретами. Большевики начали кампанию безжалостной критики «буржуазной филантропии», которая, по их мнению, лишь маскировала «эксплуататорскую сущность» российского предпринимательства. В целях соблюдения «революционного порядка» любая частная (как, впрочем, и общественная) благотворительная деятельность пресекались. Так, в 1921 году писателю Максиму Горькому запретили организовать кампанию помощи голодающим в Поволжье, а международным благотворительным организациям не разрешили доставить голодающим продукты питания и медикаменты. Официальная идеологическая позиция по отношению к благотворительности была отражена в Большой советской энциклопедии, изданной в 1927 году. Там благотворительность трактовалась как «явление, свойственное лишь классовому обществу», тогда как «социальному строю СССР чуждо понятие благотворительности». Однако в годы Великой Отечественной войны с помощью церкви на оборону страны было собрано 200 миллионов рублей. Часть из них пошла на танковую колонну имени Дмитрия Донского и авиационную эскадрилью имени Александра Невского. Люди сдавали не только деньги и драгоценности, но и одежду, обувь, приносили, кто что мог. Потом функции благотворительности опять целиком взяло на себя государство, но коллективный труд на благо общества (субботник, сбор макулатуры и металлолома, движение школьников-тимуровцеев, помощь пенсионерам) приветствовался.

Сегодня традиции благотворительности и меценатства продолжают развиваться.

мамонтовОтношение предпринимателя к своему делу в России было не совсем таким, как на Западе. Российские деловые люди смотрели на свою деятельность не столько как на источник наживы, но и как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Считалось, что богатство дается в пользование, а не в накопление, поэтому в купеческой среде необычайно были развиты благотворительность и коллекционерство, на что смотрели как на выполнение какого-то свыше назначенного дела. Многие предприниматели имели репутацию честных коммерсантов. Для большинства купеческих семей меценатство частенько становилось обязательным.
Именно усилиями этих людей в России создавались театры и музеи, обширные собрания высокохудожественных памятников искусства, центры духовной жизни. Причем основной массе российских меценатов не нужна была реклама, например, С. Морозов обещал всестороннюю помощь основателям Московского Художественного театра при одном условии: о нем не должны упоминать в газетах. Некоторые меценаты отказывались от дворянства, например, А.Бахрушин, собиратель произведений искусства, библиофил, завещавший свои коллекции Историческому музею.
Развитие меценатства в России началось с XVIII, а во второй половине XIX века наступил его расцвет. В загородных дворянских усадьбах, в городских дворцах собирались замечательные коллекции памятников российского и западноевропейского искусства, обширные библиотеки. Некоторые из которых были подарены затем государству.
Каждый город имел своего покровителя-мецената, но особо славились московские меценаты.
Имя Саввы Мамонтова известно всей России. Его отец Иван, купец из известного старинного рода, переселился из Сибири в Москву в 40-х годах XVIII века и через десять лет стал почетным гражданином второй столицы. Его усилиями была построена одна из первых российских железных дорог – Троицкая, которая соединила Москву и Сергиев Посад. Савва Мамонтов был четвертым сыном Ивана. После смерти отца он стал возглавлять железнодорожную компанию.
Как писал о нем К. С. Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве»: «Это он, Мамонтов, провел железную дорогу на Север, в Архангельск и Мурман, для выхода к океану, и на юг, к Донецким угольным копям, для соединения их с угольным центром, хотя в то время, когда он начинал это важное дело, над ним смеялись и называли его аферистом и авантюристом». Донецкая железная дорога была построена в 1882 году, Вологодско-Архангельская – в 1897 году. Савва Мамонтов состоял председателем правления Общества Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги.
Но все же, больше мы знаем о нем, как о деятеле культуры. Он часто вспоминал, как в юности участвовала в постановке пьесы островского «Гроза», играл роль Кудряша, а сам драматург в этой же постановке исполнял роль Дикого. На досуге Савва Иванович любил сочинять оперы, затем их ставили на домашней сцене в имении Абрамцево, которое быстро сделалось одним из центров творческой жизни России. Сюда гостеприимный хозяин приглашал своих друзей из мира искусства, в основном художников и музыкантов, по одному и семьями, предоставлял им жилье во флигелях, вместе с ними выходил на этюды, на природу. К нему приезжали Поленов, Крамской, Васнецов, Серов, Врубель, Чайковский, Мусоргский. Мамонтов не только оказывал им гостеприимство, но и поддерживал материально, заказывал дорогие работы.
Также им была учреждена Частная русская опера, благодаря которой был открыт гениальный Ф. Шаляпин. Важно, что благодаря Мамонтову появилось понятие театральный художник, который с его подачи становится полноправным членом труппы. Для постановки «Снегурочки» Римского-Корсакова В. Васнецов нарисовал знаменитую серию набросков костюмов и декораций. На спектаклях мамонтовской оперы впервые выявилось выдающееся дарование К. Коровина как декоратора.
Еще один представитель одной из знаменитейших фамилий в истории предпринимательства – Савва Морозов (младший). Его отец Савва Морозов (старший) был крепостным у Рюминых, но своим трудолюбием, невероятной трудоспособностью и упорством за огромные деньги выкупил от дворян Рюминых «вольную» и добился зачисления в купцы I гильдии. Еще через 20 лет он и его семья стали почетными гражданами и получили свой дом в Москве. Крупней фирмой Морозовых стала Никольская мануфактура. Савва Морозов (младший) закончил химическое отделение Московского Императорского Университета, затем изучал химию в Кембридже и в то же время знакомился, как организовано текстильное дело на английских фабриках. В 1886 году он стал директором Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко». На Руси ходили легенды о невиданном богатстве Морозовых, но сам Савва Тимофеевич (мл.) был непритязателен и скромен в быту, хотя в его новом особняке на Спиридоньевке устраивались шикарные приемы и балы. Там можно было увидеть Шаляпина, Боткина, Мамонтова, Чехова, Книппер-Чехову, Горького, Станиславского и многих известных лиц того времени.
Савва Морозов много занимался благотворительностью, жертвовал деньги на строительство больниц, приютов, культурных заведений, был почётным членом Общества пособия нуждающимся студентам Московского университета. С. Морозов оказал колоссальную помощь МХТ. В 1898 году вошёл в состав Товарищества для учреждения в Москве Общедоступного театра, постоянно вносил денежные средства на строительство и развитие Художественного театра, некоторое время заведовал его финансовой частью, также был инициатором и председателем правления паевого товарищества по эксплуатации театра и строительства нового театрального здания в Камергерском переулке. Как сказал ему самому К. Станиславский: «…внесенный Вами труд мне представляется подвигом, а изящное здание, выросшее на развалинах притона, кажется сбывшимся наяву сном… Я радуюсь, что русский театр нашел своего Морозова подобно тому, как художество дождалось своего Третьякова…»
Нельзя не упомянуть имя Павла Михайловича Третьякова, известного мецената, предпринимателя, собирателя произведений русского изобразительного искусства, основателя Третьяковской галереи.
третьяковПавел Третьяков родился в Москве в семье торговца льняным полотном. Через два года у него родился брат Сергей. Братья с детства были приучены к работе и выполняли поручения в лавке отца наравне с другими работниками. Оба получили хорошее домашнее образование. В 1850 году после смерти отца Павел и Сергей стали наследниками его льняного производства, открыли в Москве магазин полотняных, бумажных и шерстяных товаров, а затем по завещанию отца основали прядильную фабрику в Костроме, ставшую вскоре крупнейшей в Европе.
В 1950-х годах П. Третьяков начинает собирать коллекцию русского искусства. Первые приобретенные им работы: «Искушение» Н. Г. Шильдера и «Стычка с финляндскими контрабандистами» В. Г. Худякова. После им были приобретены картины А. К. Саврасова, И. П. Трутнева, Л. Ф. Лагорио, Ф. А. Бруни и других мастеров. Практически сразу он решил передать свое собрание городу, о чем говорилось в его завещании, составленном в 1860 году. Очень высоко Павел ценил творчество художника В. Перова, всячески поддерживал его, заказывал ему портреты, также он помогал и другим художникам, например, К. Флавицкому, Ф. Бронникову.
Для собранной коллекции в 1874 году Павел построил специальное здание – галерею, открывшуюся для всеобщего обозрения в 1881 году. На следующий год Павел Третьяков передал всю свою коллекцию вместе со зданием галереи в собственность Московской городской думы. Год спустя это заведение получило название «Городская художественная галерея Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых».
Павел вместе с братом был попечителем Арнольдовского училища глухонемых детей. Он приобрел большой каменный дом с садом для ста пятидесяти воспитанников, мальчиков и девочек, и все материальное обеспечение взял на себя, но это было известно немногим. Еще он делал пожертвования семьям погибших солдат во время Крымской и русско-турецких войн.
В мире всегда есть и будут меценаты разного калибра, масштаба, уровня, коллекционеры. Но в истории и памяти людей остались немногие: С. Морозов, С. Мамонтов, Павел и Сергей Третьяковы, В. Тредиаковский, М. Беляев, И. Остроухов, С. Рябушинский, А. Бахрушин. Настоящих меценатов всегда было немного.

 

савва морозов

 

 

 

Савва Морозов

Савва Тимофеевич Морозов, всемирно известный русский промышленник, филантроп и меценат, был натурой страстной; каким бы делом он ни занимался, всегда вкладывал в него душу. Будучи преемником отца в деловой сфере, он повторил и превзошел его в деле накопления капитала, но совершенно иначе относился к рабочим и служащим своих фабрик, пытаясь сделать их жизнь более комфортной.С огромной любовью и заботой относился Морозов и к театру. Подробнее

 

morozova_1

Наталья Савельева. Меценаты: десятка самых щедрых.

Благодаря тому, что протестанты считали материальное благополучие признаком праведности и угодности Богу, в Европе восторжествовал капитализм. В России же, с ее антикультом богатства (Марина Цветаева точно подметила, что «сознание неправды денег в русской душе невытравимо») и присказкой «бедность не порок», купцов называли не иначе как кровопийцами, а банкиров — процентщиками. Тем не менее богачи лечили, учили и просвещали неимущих, двигали науку, культуру и искусство. И поскольку миллионщики наши по большей части вышли из крестьян, были людьми набожными и жили по законам христианской морали, желание «пособить сирым и убогим» шло у них от чистого сердца. Хотя, конечно, кто-то мечтал и звание приобрести, и орден, и чтобы имя на фронтоне большими буквами… Подробнее

 

ртищев

Федор Ртищев

Фёдор Ртищев родился в апреле 1626 года в семье лихвинского городового дворянина Михаила Алексеевича Ртищева и его жены Иулиании (Ульяны) Фёдоровны (урождённой Потёмкиной). Детство Фёдора прошло попеременно то в Москве, то в вотчине отца — селе Покровском, находившемся приблизительно в 32 км (15 верстах) от Лихвина. С 1635 по 1636 год Ртищевы жили в городе Темникове, куда Михаил Алексеевич был назначен воеводой. Фёдор Ртищев рано лишился матери, подробности того, как он рос и воспитывался неизвестны. Подробнее

 

демидов1

Династия Демидовых

В ряду имен, оставивших яркий след в отечественной истории, особое место принадлежит выходцам из древней Тулы, семье уральских горнозаводчиков и меценатов Демидовых, уже в конце XVIII — начале XIX века ставших и у себя на родине, и за ее пределами своеобразным символом российской предприимчивости, российского богатства и российской щедрости. История рода Демидовых уходит корнями в петровскую эпоху и ведет свое начало от тульского кузнеца Демида Григорьева сына Антюфеева. Подробнее

 

235

Иван Асташев

Иван Дмитриевич Асташев (1796, Нарым — 5 августа 1869 года, Томск) — Известный русский купец-золотопромышленник, меценат. Социальное происхождение Асташева точно не известно (но в дворянство он был возведен уже в зрелом возрасте в 1842 году. Закончил Нарымское училище. Перебравшись в 13 — летнем возрасте в Томск (1809), был принят на службу чиновником в губернское правление. Подробнее

 

принц

Петр Ольденбургский

Пётр Георгиевич происходил из немецкого владетельного рода герцогов Ольденбургских, его отцом был Пётр-Фридрих-Георг Ольденбургский — генерал-губернатор тверской, ярославской и новгородской губерний, главный директор путей сообщения. Мать его, великая княгиня Екатерина Павловна, была дочерью Павла I. Подробнее

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru