Воеводина Татьяна. Всемогущее слово

 

0_3d51a_4db04d03_XLТо, что мы хотя бы пытаемся начать мыслить на родном языке, вспоминаем русские слова взамен примелькавшихся иностранных, всё это симптомы преодоления духовного морока Запада. «Литературная газета» начала, как в забытые времена, борьбу с иноязычными словами. Но всё не так просто.
То, что мы используем иностранные слова, свидетельствует о том, что мы пользуемся иностранными мыслями и иностранными вещами, которые не мы придумали и не мы пустили в оборот. Значит, нужны другие – которые придумали мы. Ведь слова рождаются вместе с рождением понятий, а они у нас – сплошь заёмные. А нам ох как нужны свои!
Что-то сдвинулось в мире: вот уж на российскую платёжную систему замахнулись, а там уж, глядишь, и до индустриализации дело дойдёт!
Как дойдёт? Кто и каким образом этим будет заниматься? Явится ли эта новая индустриализация прямо из народного духа?
В этом новом ощущении есть и большая правда, и одновременно прискорбная обломовщина.
Правда в том, что мотором развития у нас чаще всего выступает дух, а не материя. Какая-то высшая идея, а не барыш. Даже тот, кто искренне считает, что барыш, сам быстро этим барышом наскучивает и бросает усилия. А если есть большая идея, Общее Дело – да тут русский человек горы свернёт. Двадцать лет пытались его перековывать – и ничего не получилось: неперевоспитуем оказался, не вышло из него умеренного и аккуратного лавочника-индивидуалиста, неинтересно ему это. Вот сегодня духом Общего Дела слегка повеяло – не растерять бы, направить, сконцентрировать драгоценную подъёмную силу.
А вот прискорбная обломовщина состоит в том, мнится нам, что всё случится как-то само собой. Мы вообще любим полагаться на ход вещей, на невидимую руку рынка, на иностранного инвестора, вообще на Запад… Слава богу, хоть на Запад перестали полагаться, как на друга и учителя. Новый дух вернул нас к верной оценке Запада – как извечного нашего геополитического соперника и противника.
Сегодня – прекрасное время начать действовать в верном направлении. Не в политическом и паче того – экономическом отношении прекрасное, а – в духовном. Всколыхнувшаяся вера в успех, в самую возможность успеха, победы, рост доверия к высшей власти, пускай и авансом, – всё это указывает на то, что в духовном отношении сегодняшний момент – особенный. Не упустить бы…
Что надо сделать?
В первую очередь надо сделать то, что когда-то сделал Ленин, получив политическую власть. Две базовые вещи: единый государственный банк и государственная монополия внешней торговли.
При советской власти в вестибюле Госбанка на Неглинной на стенке значилась капитально исполненная надпись: «Мы заменим множество банков на единый государственный банк. В.И. Ленин». Потом надпись стыдливо убрали. А мысль-то фундаментальнейшая. Архиважная мысль. Мириады нынешних отмывочных контор, возможность в любой момент без хлопот перебросить деньги заграницу – всё это делает совершенно невозможной никакую серьёзную народнохозяйственную работу в стране. Созидательную работу.
Даже неправые прибытки лихоимцев и казнокрадов не так опасны, если они остаются в стране и поневоле участвуют в её экономике. Сегодня они со свистом улетают на Запад. Нельзя морально (равно и юридически) оправдать воровство, но экономически небезразлично, куда текут хотя бы неправые деньги.
И второе – монополия внешней торговли. Если мы хотим преобразовывать страну, то нам потребуется политика разумного протекционизма. Протекционизм – это часть промышленной политики, которой сейчас у нас нет вообще: государство из экономики самоустранилось.
Эти две меры, о которых сегодня говорят очень многие, – это ещё далеко не политика преобразований. Это только создание базовых необходимых условий для начала работы.
У нас в России можно отстроить современную промышленную инфраструктуру, да и саму промышленность единственным успешным у нас способом – мобилизационным. При определённом развороте событий я провижу мобилизацию молодёжи – всех, без изъятия – на гражданскую службу. Лучшие, кому можно доверить носить оружие, – те пойдут в армию. А остальные – на стройки народного хозяйства, где трудно, куда на коммерческой основе вряд ли кто поедет.
Такая уж у нас страна: холодный климат, большие расстояния, скудный прибавочный продукт. Оттого единственный способ жить и развиваться – это впрягаться всем миром. Важно только, чтобы было это по справедливости и действительно без изъятия, для всех. Сегодня жизнь несправедлива: почему это одни служат в армии, а другие сидят в каком-нибудь лингвистико-политологическом университете, от скуки поигрывая под партой в телефончик?
Единственный демиург у нас – государство, как его ни пинай. Других нет. Воображать, что это сделает какой-то мифический частник, – это смешно. Хотя бы потому, что его нет. Владелец хинкальной тебе, что ли, завод автоматических линий поставит? Государство должно наметить план, назначить ответственных, распределить ресурсы, увязать с другими планами…
Работа трудная, но трудности – преодолимы, если есть воля и настрой на работу. «Никакая экономическая ситуация не может быть настолько безнадёжной, чтобы решительная воля и честный труд всего народа не могли справиться с ней», – говорил Людвиг Эрхард, автор немецкого экономического чуда. И это чистая правда.
Сегодня, похоже, нашему народу пора сказать то самое всемогущее слово «вперёд». Момент хороший. Кстати, многие из тех, кто треплет эту цитату, забывают одну деталь: магическое слово это должно быть произнесено, как сказано Гоголем, «на родном языке русской души». То есть на языке справедливости, единства и доверия. Сотрудничества, а не борьбы каждого против всех. Значит, придётся сбросить паразитов – олигархов и их креативную обслугу. Это трудно: объедками с их стола питаются слишком многие, да и ниточки тянутся к мировым центрам силы. Но ведь трудно – не значит невозможно.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru