Главная » Разные мнения » Елена Чудинова. Русское мнение о «Еврейском взгляде на русский вопрос»

 

Елена Чудинова. Русское мнение о «Еврейском взгляде на русский вопрос»

 

Наверное, отношение к оценкам, высказанным Еленой Чудиновой по поводу деятельности Авигдора Эскина, для многих будет разное. Время покажет, насколько «важно» было убежденному сионисту, то чем он занимался в России в эти беспокойные дни. Что касается характеристики изложенной в статье об одной известной радиостанции – очень хорошо, что вокруг этого СМИ формируется правильное мнение.
Георгий Садков.

390_001-Русский-мир

Едва ли надо представлять публике читающей Авигдора Эскина. В последние два года этот израильский общественный деятель регулярно появляется в российском медийном пространстве. Но вот его книгу «Еврейский взгляд на русский вопрос», только что мною прочтенную, я взяла бы на себя смелость не только представить, но и порекомендовать.

Оговорюсь, впрочем, о СМИ. Средь всех, что наперебой рвутся сейчас брать у Авигдора Эскина интервью и приглашать его выступить, одна станция непреклонна в абсолютном бойкоте. Это «Эхо Москвы», заслуженно стяжавшая славу полностью русофобской. Вне сомнения, можно ставить под вопрос – является ли «Эхо» оппозицией? Но уж русский народ там ненавидят искренне, от всей души. Однако некоторые правительственные пропагандисты,некоторые профессиональные «патриоты» вполне желанные гости на «Эхе», меж тем как Авигдор – лицо абсолютно запретное, там, как по всей информационной Москве известно,  давались зловещие зароки, что «никогда ноги его» и т.п.

Чем же убежденнейший, с отрочества, сионист, может быть столь нелюбим на станции, которая прозвана в народе «Эхом мацы»? А вот как раз тем, что влет доказывает – маца не имеет отношения к делу. В российском информационном пространстве паразитируют секуляристы, утверждает он. И еще он там не ко двору – безусловной своей к России и русским любовью. «Эхо» – неплохой индикатор. Русолюбов там не жалуют. Если русский «патриотический» деятель – желанный гость на «Эхе», то надлежит усомниться в его патриотизме.

Но теперь оставим «Эхо» в покое. У «Эха» свои проблемы: узрев публичную обнаженку помощницы главы станции г-жи Рябцевой, публика наша, в целом не слишком разбирающаяся в «наколках», оживленно спорит теперь о том, сколько «ходок» за плечами у замглавреда и каков был ее статус на зоне.

Иудеям, кстати, так же, как и христианам, татуировки предосудительны, равно как и публичная обнаженка. И здесь Эскин и «Эхо» не совпадают.

Но «Эхо» лишь частность. Авигдора ненавидит все русскоязычное либеральное еврейство в целом.  Он же отвечает им взаимностью, не боясь упомянуть о «высоком проценте еврейского участия в грабительском делячестве и в растлевающих душу СМИ».

Нынешнего розлива либерализм (а точнее – извращенная профанация даже либерализма) запредельно революционен. Авигдор же цитирует в своей книге слова еврейского лидера первой половины ХХ века Хофеца Хаима: «Был бы я моложе, то с оружием в руках пошел бы войной на еврейских коммунистов». Потомственные пыльные шлемы Авигдору отвратительны не в меньшей мере, чем их кровопийцы предки.

Не мог он, сразу ринувшийся в идейный бой, горячо поддержав возвращение Крыма, не постичь революционного облика «майдана», того майдана, которым на какое-то время, к стыду нашему, обольстилась и часть русских.

Обращаясь к удачной формулировке Дометия Завольского, я отнесу Авигдора «не к антисоветчикам, но к контрреволюционерам». Это достойнее на порядок. Лишившись СССР, антисоветчики растерялись, ощутили себя не у дел, заметались в самые немыслимые стороны, не в силах отказаться от «красной угрозы». Когда-то достойные уважения мужеством, они теперь комичны, они ищут коммунизм у себя под кроватью и лупят по нему домашней туфлей. Если же контрреволюционер не видит угрозы революции – он спокойно возвращается к созидательному труду. И еще – контрреволюционер не позволит себя загипнотизировать одним цветом. Он всегда понимает, что цвет революции – величина переменная: от красного к зеленому ли, жовто ли блакитному, а то так и радужному.

Это у антикоммуниста цвет революции нанесен на мозги, как запрещенная нам татуировка.

Закрывая тему антикоммунизма, упомяну, что Авигдор не единожды возмущался нравственной деградацией ряда диссидентов: когда-то они выступали, рискуя собственной свободой, за идейных борцов, а в наше время поддержали срамных девок – Толоконникову с Алехиной.

Итак, Авигдор Эскин – несомненный контрреволюционер.

Так к разговору о чем Эскин, сионист и израильтянин, призывает русских своим откровенным монологом?

Прежде всего, как мне представляется, он стремиться развеять ряд мифов, препятствующих взаимопониманию. Думаю, Авигдору было горько и трудно объяснять каждый раз заново, что сионизм не есть стремление к «мировому господству», но стремление к возвращению еврейского народа на собственную землю. Если мы «господствуем», припирает он к стенке, то почему США и Евросоюз постоянно поддерживают «палестинцев»?

Почему в кавычках, спросят его. А разве была на тех землях такая законная власть – палестинская? Ах, под турками и англичанами жило «много арабов»? А вот мы сейчас потребуем еврейского правительства в Вильнюсе и Варшаве – ох, сколько нас там жило… Что, не хотите? Эскин бесподобен, когда ломит напролом.

«Мы ничего не способны им возвратить, – подчеркивает он. – Мы можем только отдать».

А «отдать» это уже совсем иная песня. И вы никому ничего не отдавайте, призывает Эскин. Без того уже наотдавали, это путь в никуда.

Честно осознаем все бывшее меж нами плохое, с благодарностью вспомним хорошее – это основной посыл книги. Нет двух других стран, что больше оболганы сейчас, чем две наши, продолжается основная ее тема.

«Русско-еврейское исправление не в новом смешении. У каждого из нас есть своя страна и своя земля. На почве родной укрепившись, духовное восставив над бытийным, мы можем речь повести на новом языке. Прошлое правдиво разберем, чтобы настоящее исправить и будущее построить».

Авигдор Эскин призывает к дружеству и позиционным союзам. Но не забывает и напомнить: «бывший советский лидер Михаил Горбачев признался, что для сохранения СССР «надо было найти 10-15 миллиардов долларов». А сколько денег к 1990 году должны были СССР арабские клиенты? Если общая сумма задолженностей стран Третьего мира Москве и нереализованной недвижимости там зашкаливала к 1990 году за четверть триллиона долларов, то можно справедливо предположить, что на долю арабских друзей СССР перепадало не менее половины суммы».

Эскин говорит о современных цивилизационных угрозах. Они страшны во времена разрастания «Исламского государства», во времена полной потери здравого смысла лидерами США и Евросоюза, проявившемся в украинском конфликте.

«Своим решением присоединить Крым Россия бросила вызов существующему мировому порядку», подчеркивает он, призывая к совместному демонтажу однополярного мира. Увы, сколько еще добронамеренных людей должны повторить те же слова и в России и в Израиле, чтобы быть услышанными?

Не удержусь еще от цитаты: «Чего стоит позор проживания половины еврейского народа за пределами Израиля?.. Что может быть более безнравственного в такую пору, когда еврей может беспрепятственно купить себе билет на самолет в Израиль, но предпочитает странничество?!» Да, Авигдора Эскина трудно назвать политкорректным. Зато у него есть страна, за которую он воевал, и, как у человека, не обделенного этим самым главным имуществом, у него довольно душевной широты, чтобы любить и свою вторую родину.

Книга Эскина понравилась мне тем, что является своего рода ответом на книгу Александра Солженицына «Двести лет вместе». Взгляд с другой стороны. Попытка продолжения диалога.

Местами Эскин страстно и гневно возражает Солженицыну. Но эти страсть и этот гнев – это голос любви. Это ярость не пятидесятипятилетнего израильского политика, но тринадцатилетнего московского мальчика, который был арестован за выступление в поддержку русского писателя. Да, Авигдор, мы повзрослели. Мы увидели, что наш о ту пору безусловный авторитет был иногда способен ошибаться, как и большинство смертных. Вас возмущает одно, меня другое. Это нормально. Но нам никуда не уйти от Александра Исаевича. Именно он учил нас, нежных телят на тонких ножках, как надо бодаться с дубами. Судя по нашим биографиям – научил неплохо.

Споря с Солженицыным, Эскин безусловно осознает титанический размер этой личности. Наблюдая это, как же грустно мне от того, что многие радетели русского интереса абсолютно не способны воздать Солженицыну должное, вместо обоснованной критики извергают запредельно тупую и бессмысленную хулу. Особенно мерзко звучит словцо «неполживость», применяемое для характеристики самых лживых существ в русскоговорящем мире – медийных леваков. Что общего между Солженицыным и либерализмом? Кто позволил вам глумливо искажать самый важный завет великого человека? Это стоит пощечины.

Да, и у Солженицына не всегда получалось. Не всегда, думаю, получается и у меня и у Эскина. Но это – наложенная матрица. Жаль тех, кто ее не имеет.

Но тут уже я впадаю в гнев, а, (улыбнемся), если «ветхозаветный гнев» еще привычен нашему слуху, но «гнев новозаветный» звучит совершенным оксюмороном.

И уж, кстати, о религии. Авигдор Эскин, конечно же, не удержался от речений о преимуществах своей и от некоторой за оную агитации. Что тут сказать? Лично я с Авигдором Эскиным от религиозных тем разговора категорически уклоняюсь. Ибо предположение, что два весьма взрослых гносеологических абсолютиста могут прийти хоть к чему-нибудь, кроме ссоры, представляется мне наивным. Разговор он и есть разговор, в нем трудно продумать каждое слово. В книге же Эскин далек от намеренья оскорбить чувства христиан, он корректен и уважителен, в частности к православию, как de facto титульной религии России. Поэтому он заслуживает достойных и уважительных возражений – на высоком теологическом уровне.

Статья приведена с сокращениями.
Источник -http://politconservatism.ru/forecasts/russkoe-mnenie-o-evreyskom-vzglyade-na-russkiy-vopros/

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий