Философский пароход

 

Морская болезнь современной российской философии

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

«Философский пароход», покинувший Россию сразу после слома всего, что вдохновляло искания наших мыслителей до революции, сохранил на несколько десятилетий духовную составляющую Русского Мира в его первозданной чистоте. Вслед за революционными поэтами «слово приравнявшими к штыку» уже вполне советские философы построились сомкнутыми рядами и начали «психическую атаку» на умы строителей нового общества. Советская власть вслед за придворными меценатами прошлых веков взяла на содержание всех преданных ей мыслителей, которые больше походили на военных политруков. Главной задачей тех и других в битве за умы людей была необходимость раскрывать мудрость решений партии и незыблемость основ марксизма-ленинизма. Различие заключалось лишь в том, что политруки цитировали передовые статьи газеты «Правда» и решения регулярных пленумов партии, а ученые, разложив идеологию на три составляющие марксизма, придумывали научную терминологию и начиняли свои труды восхваляющими и хающими «измами». У всех выполнявших строгий социальный заказ была общая цель: привести миллионы советских людей к единомыслию до такой степени, чтобы никто уже не смог тяготиться этим состоянием.
В прошлом веке студенты всех массовых профессий на первом курсе изучали историю КПСС, на втором – диалектический материализм, на третьем- политэкономию, а на четвертом, как вершину человеческих знаний — «основы научного коммунизма». На последнем курсе перед дипломом ничем подобным студентов не занимали, поэтому в мусорных баках оказывались не только некогда необходимые для сдачи экзаменов конспекты лекций, но и всё вложенное в головы учение. События 90-х, когда наша страна потеряла суверенитет, наглядно доказывают насколько выморочными оказались все эти идеологические науки в их безальтернативной трактовке. Когда началась послеперестроечная борьба за власть и финансовые потоки, честные, патриотично мыслящие люди оказались с первобытными луками в руках против снайперов с оптическими прицелами. В нашем печальном поражении в «холодной войне» виновны не только предатели во власти, но прежде всего прикормленные этой властью догматичные «охранители основ». Идеология, возведенная в ранг священной коровы, обреченная на вырождение при отсутствии конкурирующих идей, была сокрушена простой тоской по полным прилавкам и обидой по поводу привилегий для партийной элиты.
Либеральная, демократическая мысль потребовала своих охранителей, но сказать утешительное для начальства и вдохновенное для народа они так и не сумели. Те, кто оказались попроворнее, пристроились в очередь за грантами, предназначенными для написания трудов, опровергающих прежние идейные установки. Сначала западным кураторам наших преобразований показалось, что для установления колониального режима необходимо развенчать прежние идеалы и веру в необходимость построения коммунизма, но очень быстро выяснилось, что за эти идеалы еще как-то цепляются всего лишь отжившие свое пенсионеры, а ученые мужи предпочитают получать хотя бы маленькую зарплату и не возражать. Ненужность затрат на опровержение затхлых идей оказалась достаточно очевидной, особенно когда даже президенты зачастили на церковные амвоны, покушаясь, тем самым, на самое святое всех основ — диалектический материализм.
Партийные и особенно комсомольские боссы, достигшие своих должностей за счет умения правильно цитировать вождей и лучше других говорить о необходимости претворять в жизнь предначертания партии, оказались самыми активными разрушителями всего, что мешало народную собственность превращать в их личную. Комсомольские вожаки среднего звена: Ходорковский, Березовский, Кириенко и сотни подобных забыли самое «прогрессивное учение» успешнее других. Не является ли это наилучшим доказательством того, что тошнота, сопутствующая морской болезни, от сильной качки перемен охватывает всех, но только самые целеустремленные в жадности легче других переносят ее. Бегущие по волнам от смыслов человеческого предназначения, оказались успешнее переваливающихся с борта на борт мыслителей, пытающихся удержать хоть какой-то курс укачанного штормом парохода.
Наивно даже предполагать, что Русский Народный Дом может посветить своими окнами вместо маяка для когда-то уплывшего в Германию парохода, больше похожего на призрачного «Летучего голландца» с командой призраков и едва живыми пассажирами. Пару десятилетий назад был властью брошен клич: «Дайте нам национальную идею. Мы хотим повести за собой народ». На эти призывы новые пассажиры едва вынырнувшего из тумана парохода философов, настороженно промолчали. Что-то все еще пытаются сформулировать всегда держащие нос по ветру политологи, но лучше всех понимая, что всякая идея, позвавшая к движению, обвалит сложившуюся коррупционную вертикаль, благоразумно ссылаются на статью российской Конституции, однозначно запрещающую нам иметь какую -либо идеологию. Тем не менее, подступают все более тревожные времена. Попытка слепить устойчивую от новых потрясений державу на основе глубоко увязанных олигархических интересов, оказалась провальной, хотя бы потому, что теперь для исправления ситуации с Украиной приходится расплачиваться тысячами жизней. Киевский Майдан оказался действенным оружием достаточно крупного калибра, чтобы нести серьезную угрозу поднимающейся с колен стране.
Украинских нацистов воспитало российское телевидение и в гораздо меньшей мере- украинское, которое жители Незалежной до запрета российского смотрели гораздо меньше. Еле скрываемая русофобия, отсутствие ясных целей в движении общества успешно помогают киевским каналам превращать Россию в страну врагов, населенную ватниками, пьющими стекломой, а не благородную горилку. Как можно говорить о таких светлых понятиях как Русский Мир, полеживая в мутной луже? Россию, имеющую смутные цели своего общественного развития, столкнули с Украиной, пропитанной идеологией лютой русофобии. Победа будет за Россией, ибо всякая ненависть обречена, но цена этой грядущей победы высока уже сейчас. И тогда вполне уместно спросить пассажиров — призраков с философского парохода, что же вы сделали для вразумления слишком лживых управленцев российских СМИ? «Мы исследовали систему рейтингов, но молчали, потому что нас никто не спрашивал. Мы, тихо выживая, осваивали гранты на темы толерантности» . Честным, наверное, мог бы быть именно такой их ответ.
Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Можно было бы спросить еще: «А где ваши труды о ценностях Русского мира, о необходимости сохранения и развития традиционной культуры для сохранения здоровья нации?» Скорее всего, они есть в толстых монографиях и даже висят на каких-то мало посещаемых сайтах, однако все острее встает вопрос, много ли вы сделали, чтобы быть услышанными и понятыми? Атомизация общества может иметь много уровней и состояний. По своим затерянным норам попрятались уже многие гуманитарии. Ученые, сидящие на кафедрах и пишущие для своих коллег в почтенных журналах, несомненно , тоже нужны. «Игра в бисер» всегда была не самой хлебной, но спокойной и умиротворяющей дух. Хочется только заметить, что эпоха постмодерна больше интересуется уже не самой игрой в красивые стекляшки, а всего лишь её имитацией. Впрочем, вершины башен из слоновой кости, парящие высоко над грозовыми тучами, могут показаться кому-то надежным убежищем, хотя русская история и учит, что оторвавшихся от народных нужд башенных мудрецов могут запросто пересадить на пароходы изгнания или нары новых концлагерей. Пришло время осознать, что теперь всё больше будут востребованы неспокойным временем, не чурающиеся популяризаторской публицистики и умеющие находить живое слово для далеко неискушенных в мудрствованиях обитателей интернета.
Тревожные гудки заблудившегося в тумане парохода русской философии могут пробудить интерес у простых людей к поискам смысла бытия в нашем быстро меняющемся мире. Мы все с нетерпением ждем его возвращения к стенке Университетской набережной. Если этого не произойдет, то все в нашей стране останется на уровне быстротечных агитационных компаний из серии «Крымнаш». И не дай Бог страну постигнут тяжелые испытания, пусть даже не такие как Первая Мировая война, сто лет назад подкосившая успешную поступь крепкой державы. Вполне обычные горожане, не имеющие осознанных и глубоко прочувствованных целей жизни, не разглядевшие её духовный смысл, не преобразившиеся из населения в народ, могут снова пойти за теми, кто пообещает им самую красную, самую сладкую морковку. Тогда уж не удивимся, что философский пароход еще раз печально проревет прощальным гудком и увезет на своей палубе в туман очередную партию призраков.
Несколько радует неизживаемая тоска некоторых преподавателей общественных наук по прежней их востребованности в советское время. Приходит понимание и у властей, что даже далекие от врачевания чужих душ и общественных пороков простые инженеры должны в большей мере становится полноценными творцами и сознательными гражданами. Скоро настанет время, когда нельзя будет купить любой диплом у входа в метро или получить его более надежный вариант в каком- нибудь «прокладочном» ВУЗе, ни разу не появляясь там на занятиях. Может быть, вслед за этими необходимыми свершениями студенты будут с уважением изучать устройство, новейшую историю и пути движения нашей цивилизации в глобальном мире.
Ноосфера, как несколько гипотетическая идея Вернадского, все быстрее обретает плоть. Миллионы серверов, компьютеров и бесчисленные километры оптоволоконных линий связи рождают новое никогда не виданное существо. Наша планета превращается в огромный вездесущий разум. И этот стремительный виток человеческой истории с невероятной скоростью обретает память обо всём и обо всех. Мы все входим в иную реальность, где стоимость потребляемой нами информации уже намного превышает наше потребление из мира материального. Готовы ли современные мудрецы наполнить этот вселенский мозг здравыми мыслями или победят те, кто поведёт за человеческими пороками, чтобы в итоге восторжествовал тотальный порядок «человейника»?
Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Русский культурный центр — Народный дом никогда не станет интернет- изданием какого-нибудь научного журнала. Мы хотим проявить интерес к русской культуре, включая философию, у всё больше множащихся обитателей сети. Именно они становятся элементами вселенского разума. Именно от наполнения их душ зависит наше общее будущее, вызревающее все быстрее. Даже сомнительные с точки зрения общественной пользы социальные сети, построены на желании каждой малой, иногда всеми заброшенной крупинке этого мира, каждого припавшего к компьютеру человечка прокричать о себе: «Я тоже важная часть этого человечества». Будущее Русской цивилизации уже прорастает в головах этих юных людей и постоянно встраивается в мозг нашей планеты независимо от того задумываются ли они об этом.
Когда-нибудь у Народного дома будут свои стены и крыша над головой, тогда реализация планов последнего императора собрать народ России с помощью образования и традиционной культуры станет нашей главной задачей, но уже сейчас, не дожидаясь благоволения властей, можно сделать очень много, используя возможности Интернета. Очень важно успеть сделать так, чтобы люди еще раз не пошли за наследниками Великого Инквизитора, чтобы его слуги не перекричали своими призывами пойти в очередное стойло голоса ищущих божественной правды. Сторонники идеи торжества глобального человекобога постиндустриального общества в той или иной ипостаси уже готовы придти, а иных пока безнадежно мало. Пароходу русской философии, все еще болеющего морской болезнью от сильной качки на волнах изменяющегося мира, давно пора возвращаться домой.

Садко Новгородцев

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

После установления советской власти большинство русских философов были высланы за границу, а те, кто остался, были репрессированы. В августе 1922 г. была осуществлена массовая депортация ученых-гуманитариев и деятелей культуры. На пароходах «Пруссия» и «Обербургомистр Хакен» за границу было выслано более 200 выдающихся представителей духовной элиты. Многие из них внесли значительный вклад в развитие мировой науки: П. И. Сорокин, Н. А. Бердяев, Ф. А. Степун, Л. П. Карсавин, С. Л. Франк И др. «Философский пароход» – одна из трагических страниц российской истории. Это событие обозначило разрыв в преемственности развития интеллектуальной мысли на долгие годы. Власть увидела в интеллектуальной элите смертельную опасность для коммунистического режима.
Одним из инициаторов высылки был В. И. Ленин. «Операция» против инакомыслящих представляла собой серию последовательных акций, арестов, ссылок врачей, репрессий против вузовской профессуры. Депортация интеллигенции продолжилась и в 1923 г.
«Философский пароход» является своеобразной точкой отсчета, с которой в XX в. начался драматический раскол единой культуры России на русское зарубежье и Советскую Россию.
Трагедия русской интеллигенции, долгие годы готовившей революцию, заключалась в том, что она оказалась не востребованной новой властью. До февральской революции 1917 г. интеллигенция не имела возможности воплотить в жизнь свои социально-политические идеалы, а после падения самодержавия она оказалась неспособной удержать власть. Пришедшие к управлению страной радикальные силы разрушили политикой тотального террора и насилия высокие идеи свободы и справедливости. Вожди революции, планируя будущее идеальное общество, забыли о живом человеке.
Оказавшись не по своей воле в изгнании, многие политические деятели, ученые, литераторы сразу же включились в бурную и нелегкую жизнь русского зарубежья. Они активно участвовали в общественной работе, издавали свои газеты и журналы, на страницах которых публиковали научные статьи, заметки, письма, читали лекции в высших учебных заведениях, тем самым знакомили Запад с русской культурой. В Берлине, Праге, Париже и других центрах русской эмиграции вокруг философов сконцентрировалась интеллектуальная жизнь русской диаспоры.

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Другие статьи в Философском пароходе

 

булгаков

Сергий Булгаков. Нация и человечество.

Принцип национальности должен быть возведен от эмпи­рической фактичности к основам антропологии: именно, он ко­ренится в трехчастном строении человека. Человек есть вопло­щенный дух и, как таковой, состоит из духа, и души и тела, — одушевленной телесности. В нем есть личное и родовое на­чало, мужеское и женственное. Дух есть божественное начало в человеке, имеющее жизнь в себе и раскрывающееся в Боге. Человеческая личность есть личный дух по образу Христову и в этом, онтологическом, смысле она причастна Христу, Его все­ленскому вселику. Во Христе, как и в человеческом духе, «несть эллин и иудей, варвар и скиф, раб и свободь, но всяче­ская и во всех Христос». Члены тела Христова суть тем самым граждане мира, члены вселенского братства, не интернациональ­ное, но сверх-национальное, духовное объединение. Подробнее

 

монархия. автоНиколай Бердяев. Спор о монархии, о буржуазности и о свободе мысли.

Одно из самых тягостных последствий большевистской революции я вижу в том, что, вызывая против себя бурную эмоциональную реакцию, она до крайности затрудняет свободу мышления и обсуждения вопросов по существу, парализует инстинкт творчества и охоту к нему, внушает исключительно охранительные и реставрационные настроения. Всякая мысль, всякое слово оцениваются не по существу, не по их истинности или ложности, а исключительно с утилитарной точки зрения, — выгодна ли эта мысль и это слово для борьбы против большевизма и против революции. Так восстанавливается с другого конца старая психология русской левой интеллигенции, которая все расценивала исключительно с точки зрения борьбы против самодержавия. Подробнее

дост

В.М. Чернышев. Л.Н.Толстой и Ф.М.Достоевский: два взгляда на религиозную истину.

Вопрос взаимоотношения светского и духовного образования сейчас хотелось бы осветить сквозь призму творчества и феномена религиозной веры двух выдающихся представителей русской классической литературы: писателей Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого, которому исполнилось в прошлом году 185 лет со дня рождения. Поскольку изучение литературы входит в обязательную программу обучения средних школ, то очень важно, в каком ракурсе доносится та или иная тема. Ведь несомненно, что художественное наследие и религиозно-философское мировоззрение этих двух авторов оказали в свое время и продолжают оказывать сейчас значительное влияние на духовное формирование личности.Подробнее

Поэтическая историософия А. С. Хомяковаph3

Поэтическое наследие Алексея Степановича Хомякова (1804–1860) не велико по объему. Всего около сотни стихотворений. В жизни поэта были периоды, когда в течение нескольких лет он вообще не писал стихов. Современники высоко ценили поэзию Хомякова, считая его одним из лучших последователей А.С. Пушкина, который, к слову, высоко отзывался о поэтическом даровании Хомякова. Однако поэзия была лишь одной из сторон богато одаренной натуры Хомякова. Многосторонность его деятельности поражает: поэт, драматург, живописец, философ, историк, богослов, публицист, изобретатель, архитектор, медик, рачительный сельский хозяин… Подробнее

 

3285806Николай Бердяев. Новое христианство Д. Мережковского

Другой тип русской религиозной мысли можно условно назвать новым религиозным сознанием или неохристианством. Для этого типа характерна не жажда возврата в материнское лоно Церкви, к древним преданиям, а искание новых откровений, обращение вперед. В этом течении религиозной мысли пророчество всегда побеждает священство и пророческим предчувствиям отдаются без особенной осторожности, без той боязни произвола и подмена, которая так характерна для Булгакова, свящ. П. Флоренского, Эрна и др. Настоящего дерзновения религиозной мысли и здесь нет, но меньше оглядки, больше игры человеческой талантливости. Центральной фигурой в этом типе религиозной мысли является Д.С. Мережковский. Подробнее

 

 

PAROHOD

А.В. Малинов, С.А. Троицкий. Русская Философия под запретом (к 90-летию «философского парохода)

Вопрос о существовании русской философии решается просто: если ее запрещают, значит русская философия состоялась. Примечательно, что периодизация русской философии хорошо обозначается такими выражениями, как: «Польза от философии не доказана, а вред возможен», «Философию за борт!», «Философский пароход». История русской философии позволяет выстроить череду событий, отмеряющих смену ее периодов. И большинство этих событий запретительные.Надо заметить, что запреты в философии никогда не были абсолютными, они выполняли, скорее, закрепительную функцию, направленную на утверждение сложившегося порядка. Подробнее

 

safe_image.php

Николай Бердяев. Основная идея Владимира Соловьева

Все более или менее признают, что Вл. Соловьев был величайшим русским мыслителем. Но в современном поколении нет благодарности к его духовному подвигу, нет понимания и почитания его духовного образа. Да и нужно признать, что образ Вл. Соловьева остается загадочным. Он не столько раскрывал себя в своей философии, богословии и публицистике, сколько прикрывал противоречия своего духа. Есть Вл. Соловьев дневной и ночной. И противоречия Соловьева ночного лишь по внешности примирялись в сознании Соловьева дневного. Про Вл. Соловьева с одинаковым правом можно сказать, что он был мистик и рационалист, православный и католик, церковный человек и свободный гностик, консерватор и либерал. Подробнее

 

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, времяГеоргий Федотов. Русский человек (из цикла «Письма о русской культуре»)

Начиная свои, беседы с читателем о русской куль­туре, надо условиться, о чем будет речь, чтобы в дебрях частностей не исчезла главная тема. Русская культура, о которой мы будем говорить на этих страницах, это не великое ее прошлое, уже отошед­шее в историю. Революция провела между этим прошлым и будущим резкую грань. В сущности, в осмыслении этой грани и состоит наша задача. Бу­дущее скрыто от нас, но именно к нему устремлены наши взоры. Невозможность предсказаний особенно ясна на явлениях духовной культуры.Если это куль­тура, заслуживающая этого имени, то творчество — творчество нового — составляет самое определение ее. Но творчество свободно, не предопределено и, следовательно, непредвидимо. Попробуйте предска­зать заранее научное открытие, не говоря уже о ху­дожественном произведении. Чем выше оно, тем не­ожиданнее, удивительнее, чудеснее. Подробнее

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, времяНиколай Бердяев. Больная Россия

Беснование революции кончилось, революция не удалась, дело ее проиграно и начинается по всем признакам новое беснование, беснование реакции Неудавшаяся революция всегда имеет тяжелые последствия, за нее мстят те, которые хотя бы на одну минуту пережили чувство потери своего положения в жизни. Бесы вселились в больное тело и больную душу России и переселяются они из реакции в революцию, из революции в реакцию. Это — все те же бесы, принимающие то обличие реакционное, то обличие революционное. Во второй Думе было беснование левых, в третьей Думе началось беснование правых. И там, и здесь одинаковая одержимость точно люди находятся во власти какой-то внечеловеческой силы, искажающей их человеческие черты. Власть и борющееся против власти общество, реакционная часть народа и революционная его часть — одержимы нечистым духом, который мучит и связывает. Подробнее

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, времяИван Ильин. О русской идее.

Русская идея утверждает, что главное в жизни есть любовь и что, именно, любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа. Эту идею русско-славянская душа, издревле и органически предрасположенная к чувству, сочувствию и доброте, восприняла исторически от христианства: она отозвалась сердцем на Божие благовестие, на главную заповедь Божию, и уверовала, что «Бог есть Любовь». Русское православие есть христианство не столько от Павла, сколько от Иоанна, Иакова и Петра. Подробнее

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Николай Бердяев. Душа России. Часть первая.

Мировая война остро ставит вопрос о русском национальном самосознании. Русская национальная мысль чувствует потребность и долг разгадать загадку России, понять идею России, определить ее задачу и место в мире. Все чувствуют в нынешний мировой день, что Россия стоит перед великими мировыми задачами. Но это глубокое чувство сопровождается сознанием неопределенности, почти неопределимости этих задач. Подробнее

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Николай Бердяев. Душа России. Часть вторая.

Христианское мессианское сознание может быть лишь сознанием того, что в наступающую мировую эпоху Россия призвана сказать свое новое слово миру, как сказал его уже мир латинский и мир германский. Славянская раса, во главе которой стоит Россия, должна раскрыть свои духовные потенции, выявить свой пророчественный дух. Славянская раса идет на смену другим расам, уже сыгравшим свою роль, уже склоняющимся к упадку; это — раса будущего. Все великие народы проходят через мессианское сознание. Это совпадает с периодами особенного духовного подъема, когда судьбами истории данный народ призывается совершить что-либо великое и новое для мира. Подробнее

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Иван Ильин. О русском национализме.

Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосиянность. Он принимает дары и создания своего народа как свою собственную духовную почву, как отправной пункт своего собственного творчества. И он прав в этом. Ибо творческий акт не изобретается каждым человеком для себя, но выстрадывается и вынашивается целым народом на протяжении веков. Душевный уклад труда и быта и духовный уклад любви и созерцания, молитвы и познания, при всем его личном своеобразии имеет еще и национальную природу, национальную однородность и национальное своеобразие. Подробнее

 

Россия, Философия,народ, нация, культура, время

Николай Бердяев. Есть ли в православии свобода мысли и совести?

Наступают времена, когда нужно прекратить двусмысленность и недоговоренность и дать прямой и ясный ответ, признает ли Православная Церковь свободу мысли и совести? Справедливы ли со стороны православных постоянные обвинения католиков, что у них нет свободы, обвинения, основанные на предположении, что у самих православных эта свобода есть. И ставится еще другой вопрос: связано ли Православие с определенной политической системой, например, с монархизмом, национализмом, сословным строем, по моде сегодняшнего дня, с фашизмом, или оно допускает различные точки зрения? Может ли православный, оставаясь профессором православной духовной школы, быть демократом, социалистом, быть защитником свободы, социальной справедливости, достоинства человека? Подробнее

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

2 комментария

  1. Александр:

    Хорошо написана статья, но на мой взгляд, есть один сквозной недостаток. Философия выполняющая общественную задачу, — это то, что от неё все ждут, но она не способна выполнить эту роль. Вклад в духовную жизнь вносят отдельные особо одарённые, редко возникающие, крайне специфические личности. Большинство из них совсем не вписываются в духовные задачи своего времени. Обращаться можно к тому, что уже есть. Есть у нас Александр Зиновьев, почему он не востребован? Вероятно потому, что люди не способны принять широту его взглядов. Каждый ищет идею для того, чтобы превратить её в свою веру и потом носиться с ней всю жизнь как с истиной. «Философы» такого уровня, которые согласны обслуживать общественные потребности, как раз и не способны на значительные прорывы в сфере духа.

    • Александр! Все, что Вы написали о философии как науке в большой степени справедливо. Народный дом не журнал для специалистов. Нам хотелось бы создать сборник работ философов подобный знаменитым «Вехам». «Вехи -21» могли бы включить работы отражающие поворот нашего общества к информационному потреблению и смене всего технологического уклада. Переработка и осмысление трудов великих мыслителей прошлого — дело полезное, но оно не вызовет общественного отклика такого масштаба какой вызвали «Вехи». Образ парохода использован не случайно. Наши тексты должны быть интересны и понятны даже простым морякам, ждущим ответы на важные вопросы, позволяющие понять современную жизнь.

Оставить Комментарий