Главная » Наши статьи и заметки » Форматирование нации: «турецкие очаги» и народные дома в истории Турции

 

Форматирование нации: «турецкие очаги» и народные дома в истории Турции

 

 

277_02_.Русский-мир

На фото: Стамбул, 1900-е

Всем известно, что существует такая страна – Турция, населенная, как легко догадаться, турками. Как этнос турки возникли лишь в XI-XIII веках, в результате смешения кочевых тюрок, пришедших на полуостров Малая Азия, с местным населением. Но как нация с сильным национальным самосознанием турки сложились менее столетия назад. И огромную роль в этом сыграли общественно-культурные организации, известные как «очаги» и народные дома.

На протяжении пяти веков Османская империя была одним из величайших государств мира. Раскинувшаяся от Карпат до Йемена, от границ Марокко до границ Азербайджана, Османская империя была в XVI-XVIII веках одним из сильнейших в военном, экономическом и культурном отношениях государств. Турецкий султан одновременно был халифом, то есть духовным лидером всех мусульман-суннитов мира, и в этом смысле империя была общемусульманским государством. Не случайно полумесяц, исторически византийский герб Константинополя, ставший гербом турок, стал основным религиозным символом мусульман. Полумесяц изображен на флаге не только Турции, не только стран, входивших некогда в состав Османской империи, таких, как Алжир, Тунис, Ливия, но также и на флагах Пакистана и Малайзии, в османских владениях никогда не состоявших. Но все проходит. Долгая мучительная агония империи, западная граница которой проходила в 1683 году почти у самой Вены, в 1913 году проходила уже в окрестностях Стамбула. Окончательный конец Османской Турции был вызван поражением ее в Первой мировой войне.

Все перипетии кончины «больного человека Европы», как назвал Турцию еще в середине XIX российский император Николай I, тяжелее всего отразились на жизни государствообразующего народа империи – турок. На турецком солдате – «мехметчике» держалась военная мощь империи, большинство налогов тоже платили турки, но правящая элита империи была самого разного происхождения. Со времен первых султанов из иностранцев, включая рабов, комплектовался чиновный аппарат государства и султанская гвардия – знаменитые янычары. Как ни удивительно, но нетурецкое происхождение имели вообще большинство военных, административных и даже религиозных деятелей Турции от начала XIV и до начала XX веков. Большинство османской знати говорили на персидском языке, игравшим примерно такую же роль в мусульманских странах, как французский – в Европе. Образование благочестивых мусульман шло на арабском языке, точнее, языке Корана, который был непонятен большинству арабов, не говоря уже о турках. Выпускники сельских турецких школ еще в начале XX столетия славились тем, что наизусть могли цитировать весь Коран, но могли считать, что земля плоская. В канцеляриях и текстах султанских указов использовался так называемый османский язык («османлыджа») – тяжеловесный, переполненный арабскими и персидскими словами, искусственный язык, мало понятный простому народу. При этом народный турецкий язык (тюркче) делился на сильно отличающиеся друг от друга диалекты. Практически весь бизнес был в руках иноверцев, в первую очередь армян, греков, левантийцев (арабских христиан из Ливана) и евреев. Сами турецкие предприниматели были представлены в основном деревенскими перекупщиками и уличными торговцами.

То, что простые турки занимали самые низкие позиции в обществе османской Турции, приводило к тому, что османская аристократия презирала само понятие «турок». Это слово имело значение «деревенщина», «необразованный, темный человек», «дикарь». Понятно, что большинство турок обижались, если их называли турками, предпочитая, чтобы их именовали османами. Впрочем, и простые неграмотные турки также считали себя только мусульманами и подданными султана. В целом, простые турки столетие назад были лишь религиозной общностью, почти не имея этнического самосознания.

Однако на протяжении XIX века «больной человек» Европы терял одну страну за другой, постепенно превращаясь в полуколонию Запада. Подданные султана христианского вероисповедания, постепенно приобретая образования за счет деятельности православной церкви и помощи из России, приобретая экономическое значение за счет предпринимательской деятельности, превращались в главных врагов османизма и могильщиков империи. Такой путь прошли греки, сербы, болгары, армяне. Но уже в конце того же века заявляет о себе арабский национализм. В годы первой мировой войны арабы, правоверные мусульмане, сыграли выдающуюся роль в поражении Турции, восстав против халифа. Таким образом, ни подданство, ни единая религия не смогли сцементировать империю в новых условиях. И что же теперь могло объединить турок?

Среди турецкой интеллигенции, часто нетурецкого происхождения, стали развиваться идеология пантюркизма, призывавшая к объединению всех тюркских народов в одном государстве, естественно, под властью турок. Пантюркизм как идеология существует до сих пор, но в тогдашних исторических условиях пантюркизм сыграл исключительно отрицательную роль. Вместо общемусульманской идентичности турок стали превращать в каких-то «всетюрок», одновременно восстановив против турецкого государства все нетюркские народы Османской империи. Словом, если бы пантюркизма не было, то врагам Турции его надо было бы придумать. Но парадоксальным образом, именно в среде пантюркистских организаций и стали появляться турецкие национальные деятели и развиваться турецкая идеология.

На рубеже XIX-XX веков сравнительно небольшой кружок интеллектуалов сделал попытку развития турецкого национального самосознания. В июне 1911 года была создана просветительская организация «Турецкий очаг». (Следует заметить, что в турецком языке нет различия между понятиями «турецкий» и «тюркский»). Вскоре «очаги» стали возникать по всей Турции, во всех больших городах и даже крупных деревнях. В 1914 году в 16 «очагах» насчитывалось 3 тысячи постоянных членов, а несколько позднее численность членов увеличилось в 10 раз. Причина была проста: в «очагах» проводились литературные и музыкальные вечера, читались научно-популярные лекции, обучали взрослых грамоте, проводились занятия в разного рода кружках, распространялись газеты и журналы, оказывалась юридическая помощь в решении ряда вопросов.

M.K.-Ataturk-Portreleri-12.png

На фото: Мустафа Кемаль Ататюрк

Между тем, после поражения Османской империи Турция оказалась на грани полной утраты независимости. Не только все регионы, населенные нацменьшинствами, но и многие этнические турецкие территории были оккупированы иностранными войсками, султан оказался марионеткой в руках оккупантов. Но генерал Кемаль возглавил борьбу за независимость, разгромил войска интервентов, попутно частью истребив, частью изгнав греческое население Малой Азии. Победа Кемаля не только спасла Турцию как государство, но и сделала турок нацией. Поскольку султан оказался объективно предателем, соглашаясь на кабальные условия западных интервентов и назвал их «халифатской армией», а связанное с султанской властью духовенство поддержало халифа, то отныне турецкая идентичность перестала связываться с монархией дома Османов и халифатом. И Кемаль провозгласил Турцию республикой, отменив не только монархию (султанат), но и халифат. На протяжении 15 лет, с 1923 по 1938 годы, Кемаль, позднее получивший фамилию Ататюрк, провел ряд масштабных реформ, полностью изменивших страну и создавшие современную Турцию. Были введены григорианский календарь и новый алфавит на базе латинского, образование велось на турецком языке, стало светским и доступным, все турки получили фамилии, внедрялись европейские одежды и обычаи.

Разумеется, преобразования Кемаля наталкивались на ожесточенное сопротивление. И конечно, лидер нации опирался на идеологию, которая и поныне называется кемализмом. Как правило, идеологически мотивированный режим опирается на политическую партию. Ататюрк создал существующую и поныне Народно-республиканскую партию (НРП). Но на Востоке партия обычно связана с определенным вождем, кланом и землячеством. НРП во многом была партией власти, и Ататюрк это хорошо понимал. Чтобы нести в массы идеи кемализма, добиваясь идеологического воздействия на население, нужна была качественно иная организация. Опыт «турецких очагов» хорошо мог пригодиться, хотя сами «очаги», продолжавшие существовать, были слишком сильно проникнуты пантюркизмом, высокомерно игнорируя проблемы турок самой Турции. На Ататюрка также оказал впечатление и опыт советских домов культуры (напомним, что при Ататюрке СССР и Турция нахолись в весьма дружественных отношениях). Кемалисты по образцу «очагов» и советских домов культуры стали создавать аналогичные организации, идеологией которых было развитие турецкой нации. Новые культурно-просветительные и пропагандистские органы решено было именовать народными домами. Открытие народных домов проходило повсюду в торжественной обстановке. Новым учреждениям предоставлялись, как правило, лучшие здания, расположенные в центре города. С 1933 по 1940 годы были открыты 373 народных дома. Основным руководящим документом была «Инструкция народных домов НРП», составленная лично Ататюрком. Согласно инструкции, двери народных домов были «открыты для всех граждан Турецкой Республики, как членов НРП, так и беспартийных». Инструкция предписывала каждому народному дому иметь девять секций: истории, языка и литературы; искусства; театра; спорта; общественного содействия; народных классов и курсов; печати и библиотек; сельской жизни; музеев и выставок. Для открытия любой из этих секций достаточно было иметь не менее 25 членов. Во главе каждой секции находился комитет из трех — пяти человек. В руководящий орган — совет народных домов входили представители всех девяти секций, которые избирались на выборах членами «дома» сроком на два года. Совету полагалось собираться на заседания не реже двух раз в месяц. В качестве основных обязанностей ему предписывалось: организовывать и проводить всю работу народных домов; определять бюджет, вести расчет расходуемых средств; оформлять документацию и пр.

Большинство народных домов издавали печатные органы, которые чаще всего были единственными газетами в провинции, открывали кинотеатры и библиотеки, устраивали концерты, организовывали археологические раскопки, устраивали выставки произведений художников (а ведь еще недавно, при султанате, всякое пластическое искусство было запрещено, согласно мусульманским требованиям). При народных домах существовали многочисленные кружки (от кройки и шитья до военной допризывной подготовки). Нередко в провинциальных народных домах оказывалась медицинская помощь окрестным жителям.

Основной задачей народных домов была пропаганда национальной истории, нового турецкого алфавита, ликвидация неграмотности, и проповедь идеологии кемализма. Партия НРП четко руководила домами, стараясь не допускать ничего, что шло бы вразрез с генеральной линией НРП. И все же считать народные дома только «приводными ремнями» НРП было бы несправедливо. Главную роль народные дома сыграли не только в борьбе с неграмотностью и распространению общеполезных знаний, и даже не только в ом, что большинство турецких писателей, поэтов, художников, музыкантов и актеров первой половины XX века первые шаги в искусстве сделали в народных домах. Главная заслуга народных домов кемалистской Турции – их выдающаяся роль в возникновении национального чувства у турок. Они стали ощущать себя нацией, и в этом роль народных домов уникальна.

После Ататюрка прошли уже три четверти века. В Турции многое изменилось, но турки по-прежнему турки. Они не просто жители определенного государства, они не просто исповедуют одну из мировых религий, они НАЦИЯ с сильным самосознанием.

Лебедев Сергей Викторович, д.ф.н., зав. кафедрой Философии Высшей школы народных искусств (института ), г. Санкт-Петербург

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru