Главная » История Русского мира » Герой России – Павел Павлович Кретов

 

Герой России – Павел Павлович Кретов

 

Лидия Довыденко

535_003-Русский-мир

Когда я пишу о ком-то, то стремлюсь к тому, чтобы люди знали и понимали,  что рядом с нами живут сильные, душевные люди. Совершив героические поступки, они остаются в тени, и мы мало знаем о них. В основном, для многих людей  источником информации остаётся телевидение, не стесняющееся выносить на всеобщее обозрение человеческую подлость, гнусность, низменные  инстинкты.

Но нам необходимо знать, что в нашей жизни на самом деле есть место самоотверженным поступкам и доблести. И сегодня мой рассказ об удивительном человеке, скромном и мужественном калининградце Павле Кретове. Он первым из строевых лётчиков России совершил ночную посадку на палубу тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» с последующим взлётом, за что был удостоен звания Героя Российской Федерации в 2000 году.

На вопрос, заданный Павлу Павловичу, о том, как он оказался в полку корабельных истребителей, он рассказал:
— Началось всё с 90-х годов, когда я  был вовлечён в историю посадки самолёта на палубу авианосца. Накануне перестройки в Советском Союзе, в частности в Крыму, в районе города Саки, задумывалась советская «Силиконовая долина». Предполагалось, что в этом Центре будет работать 5000 человек. Филиалы его планировались в Киеве и Санкт-Петербурге. Но распад Советского Союза не позволил осуществиться этим планам.
Насмотревшись в Ютубе видеосъёмок посадки истребителей на палубу авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», ознакомившись с историей крейсера и историей жизни учителя Павла Павловича – Героя России Т.А. Апакидзе, – я ловлю каждое слово Павла Павловича.
Центр боевой подготовки корабельной авиации был образован в 1988 году на базе 39-го Управления корабельной авиации (Саки-4) и просуществовал до 1993 года. Планировалось, что центр будет заниматься подготовкой всех корабельных лётчиков страны: истребителей, штурмовиков и вертолётчиков. После перехода под юрисдикцию Украины центр входит в состав Ганиц (Феодосия), потом переподчиняется 5ВА (Одесса), а в конце 1993 года на его базе развёртывается командование морской авиации Украины. В её руках оказался уникальный корабельный тренажёр НИТКА. Лишь после присоединения Крыма российские лётчики смогли повести подготовку на уникальном корабельном тренажере НИТКА в Саках. Наземный имитирующий тренажёр корабельной авиации (НИТКА) – точная копия палубы тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Стальное лётное поле длиною 290 метров с трамплином и аэрофинишером –  устройством для торможения самолёта. Специальные механизмы могут даже имитировать морскую качку, как на корабле.

В марте 1992 года в Минске проходила встреча глав государств СНГ. На эту встречу с обращением к президентам направился начальник воздушно-огневой и тактической подготовки 1063-го центра полковник Т.А. Апакидзе, на тот момент он был первым из двух строевых военных лётчиков, совершивших посадку на авианосец. Полковник Апакидзе пользовался огромнейшим авторитетом у подавляющей части офицеров центра, умел чётко и убедительно излагать свои мысли, имел дар красноречия. Он был предан корабельной авиации и понимал, что будущее её под угрозой. В то время в прессе шла массированная кампания по воздействию на сознание обывателей: мол, авианосцы нам не нужны, они очень дороги в эксплуатации, им нет места в военной доктрине России. В то время как в США тогда активно нарабатывались умения лётчиков-истребителей. Уезжая в Минск спасать авианосцы, Тимур Автандилович понимал, что эта поездка может дорого стоить ему: снятие с должности, отстранение от лётной работы и увольнение из рядов ВС, но и за корабельную авиацию кто-то ведь должен был постоять. Его не приняли ни в Минске, ни в Москве, ни президенты, ни министры обороны СНГ, но текст обращения он смог передать в нужные руки. С его обращением высокие должностные лица были знакомы.

— Наш коллектив, – вспоминает Павел Павлович, – который должен был быть частью центра научных разработок в Саках, оказался на Севере. Наш руководитель Тимур Автандилович Апакидзе прошёл на Севере вместе с нами долгий период восстановления или становления во второй раз. С середины 90-х годов мы приступили к полётам на корабль. Крейсер проходил второе рождение. Снова вовлекались все в этот процесс, когда и авианосец возрождался, и мы, лётчики, были настроены на результат. Хотя часть инженеров и документации осталась на Украине, мы теперь уже на Крайнем Севере, в Мурманской области, в более суровых условиях вновь начали нелёгкий путь. Апакидзе сыграл ключевую роль в сохранении авианосца «Адмирал Кузнецов» в составе Военно-Морского Флота России. Ведь в те годы у Российской Армии не было средств на содержание палубной авиации: на горючее для учебно-тренировочных полётов, на постройку новых машин, происходили сокращения личного состава. В тех условиях Т.А. Апакидзе поставили задачу: посадить эскадрилью самолётов на палубу, иначе авианосец должен был разделить участь своих недостроенных собратьев — пойти под нож. Постепенно мы освоили корабль, сходили на боевую службу в Средиземное море, прошли Атлантику и показали миру, что Россия может многое, а мы, корабельные лётчики, в состоянии достойно представлять интересы Родины в любом уголке мира.
14 октября 1995 года на тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» была осуществлена 800-я посадка; её совершил на самолёте «Су-25 УТГ» командир смешанной авиадивизии полковник Т.А. Апакидзе. Мужество и героизм при освоении новой техники были отмечены награждением группы первых корабельных лётчиков авианосца Золотой Звездой Героя России.

В 1996 году отмечалось 300-летие Российского флота, которое ознаменовалось значительным событием в истории отечественного ВМФ. Несмотря на сложное финансовое положение, в котором оказался и флот, его командование успешно провело первый длительный поход в Средиземное море отряда боевых кораблей и вспомогательных судов ВМФ России в составе двенадцати кораблей и судов трёх флотов во главе с ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Мы, калининградцы, затаив дыхание, следили тогда за новостями, так как на маршруте перехода к ним присоединились сторожевой корабль «Пылкий» и легендарный танкер «Олёкма» Балтийского флота. Экипажи кораблей и судов отряда отрабатывали в Атлантике элементы совместного плавания, проводились учения с применением корабельной авиации, организации поиска иностранных подводных лодок и слежения за ними; обнаружения, наблюдения и слежения за авианосными ударными группировками ВМС НАТО.

Тогда крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» посетил у берегов Туниса командующий 6-м флотом ВМС США. Группа адмиралов и офицеров была приглашена на многоцелевой авианосец «Америка», пришедший для встречи с российскими кораблями из района своего боевого патрулирования в Адриатическом море. Там наши летчики В.Г. Пугачёв и Т.А. Апакидзе приняли участие в полётах с авианосца в качестве членов экипажей американских самолетов F-14 «Томкэт» и С-ЗА «Викинг». Этот поход подтвердил, что Россия может и должна вступить в четвёртый век своего регулярного флота, оставаясь великой морской державой.

Но вернёмся к нашему герою, ведь главным достоинством российского авианосца является его авиагруппа. В её составе находятся поистине уникальные самолёты и вертолёты. Прежде всего, это «Су-33» – единственный в мире тяжёлый истребитель, который может садиться на корабль и взлетать с него без катапульт.

— Следующим этапом, – продолжает свой рассказ Павел Павлович, – стало освоение авианосца ночью. И когда мы все посадки выполнили, завершился полномасштабный процесс принятия на вооружение этого корабля. Освоение ночных полётов и посадок на авианосец корабельного истребительного авиаполка поднимающиеся в небо грозные «Су-33» показывают всем, что порох у нас в пороховницах ещё не отсырел. И по окончании этих событий была награждена целая плеяда инженеров, техников, военнослужащих орденами, медалями, и три человека получили государственные премии. Среди награждённых Указом Президента РФ оказался и я, получив Героя России. Это звание – итог труда огромного коллектива людей: инженеров, конструкторов, лётчиков. Формулировка Указа: «за посадку самолёта на авианосец в ночное время». Но это стало уже обыденностью. Посадок было много. Учения – это когда уже всё апробировано, и ставится точка. Учения – это подведение итогов. А у  нас был результат того, чего в России ещё никогда не было, в Советском Союзе тоже не было. Это новый шаг в самолётостроении и в кораблестроении. Новый этап, в котором моя задача – посадить самолёт на палубу корабля и взлететь с неё.

— Когда Вы в первый раз это сделали, что Вы чувствовали? Какое время года было, какое время суток? – интересуюсь я подробностями.
— В корабельной авиации говорить о чувствах очень сложно. Осторожность, также настороженность присутствуют всегда. Нет ничего сложнее, чем взлететь с корабля.

Дама с косой ходит совсем рядом, потому что это очень опасно, поэтому о чувствах можно подумать лишь потом. Я работал, а чувства приходят после сделанного. Эти чувства невозможно как-то передать, как-то охарактеризовать. Можно лишь попытаться сравнить, как я читал у одного американского лётчика, с радостью первого свидания с женщиной и спуска на велосипеде с крутой горки. Если это соединить всё вместе и умножить на сто, только тогда можно получить приблизительное понятие о том, какие чувства и переживания испытывает лётчик во время посадки на корабль. Медики нас всё время сопровождали, у нас были специальные приборчики, показывающие пульс, давление и т.д. Во время посадки пульс доходил до 150 ударов!

Все переживания приходили потом, а во время работы ты настраиваешься и отделяешь себя от всяких эмоций, от опасностей, страхов. Если ты поддашься эмоциям, ты не выполнишь задач. Я заставляю себя работать, а не чего-то ожидаю.
— А сколько времени отходите от пережитого? Как выражается это в настроении и самочувствии?

— Около месяца, а то и двух, всё прокручивается в сознании, сон нарушается, и снова и снова переживаешь посадку и взлёт. Потом плавно отпускает.
Это огромная психологическая нагрузка, потому что за короткий промежуток времени ты должен выполнить большое количество действий, и не просто выполнить, а чётко и правильно, в определённой  последовательности, быстро, профессионально. Колоссальное психологическое напряжение! Действия должны быть исключительно верными и профессиональными.
— Расскажите, пожалуйста, как это было впервые.
— Это был октябрь, межсезонье на Севере, когда день переходит в ночь: полярная ночь ещё не пришла, но уже была близко. Время уже подходило к тому, что осень могла резко смениться зимой, а погода в это время не бывает хорошей. Но погода была рабочей. Хотя волнение на море было, но небо было безоблачным. Рабочая погода, что способствовало выполнению задачи. Очень многое зависит от слаженности коллективов корабля и лётчика – это главное. Это было ночью, в 23 часа, были все готовы. Командир Апакидзе принимал решение, когда начинать полёты. Была поставлена задача: завершить процесс освоения авианосца выполнением ночных посадок. И мы это сделали, несмотря ни на что! Так было ознаменовано окончание тысячелетия.
Мы сделали огромное дело, оно могло произойти гораздо раньше, и если бы всё пошло по плану, по тому сценарию, который был задуман в Саках, то сегодня, возможно, международная ситуация была бы другой.

— Посадка на авианосец производится командой или летчик  в самолёте один?
— В самолёте-истребителе летчик один.
— Повторили за Вами Ваш подвиг другие лётчики?
— И достаточно много… Сейчас молодые ребята делают это лучше нас, более профессионально. Бывшие подчинённые сейчас уже выше по профессионализму. Видимо, учили хорошо. Они радуют своим лётным мастерством.
— Чем-то запомнилось награждение в Кремле, в Георгиевском  зале?
— Да, я там  познакомился с Капустиным Женей. Он был танкистом, метко стрелял в Чечне, попадал с первого снаряда, и у него не было потерь. Такой скромный парень, мне очень понравился.
— Как прокомментируете эпизод при присоединении Крыма, когда наши лётчики напугали американских, массово написавших рапорт об увольнении?
— Это показатель нашей готовности и американской. Они привыкли к комфортной жизни. И когда что-то выбивает их из комфорта, это приводит в замешательство. Но не надо обольщаться. Они свои недостатки быстро ликвидируют, улучшают технический и моральный уровни, они постоянно воюют с конца Второй мировой войны, у них опыт. Так что нельзя заниматься шапкозакидательством. Они постоянно тренируются. Военные люди – они постоянно в деле. У них другие подходы, и они быстро реагируют на свои оплошности. Тщательно подготовлены. Отпустили тех, кто попросился уйти, и пришли другие. Лёгких отношений с ними не предвидится.
— По  участию в Сирии – Ваша оценка наших лётчиков.
— Наши лётчики показывают хорошие результаты в готовности защиты России. Дальняя авиация участвовала в выполнении таких задач впервые. Если армия не воюет, то чаще нужно учения проводить. Не подвергать застою, не самоуспокаиваться. Как военный человек, отбросив политику,  несущую жертвы, разрушения, боль, рассуждаю с позиции защиты интересов государства. Третья мировая война уже идёт давно, начавшись в Югославии. Пожар идёт. Война идёт за ресурсы, а мы богатейшие в мире в этом плане. У кого-то возникает желание поживиться. Все войны двигались на восток. Иллюзий питать не надо. Обстановка сложная.

Полковник запаса Павел Кретов – один из пионеров отечественной палубной авиации. Налетав в общей сложности свыше 2500 часов, он в совершенстве освоил 10 типов самолётов и внёс значительный вклад в развитие тактики воздушного боя истребителей «Су-27» и «Су-33». Всего за годы службы офицер осуществил 170 посадок на авианосец. За подвигом стоит тяжелейший труд, безграничное  мужество в стремлении к цели, огромнейшие физические, психологические нагрузки до дрожи рук, до ватных ног. Опасность подстерегала на каждом шагу, риск аварий и катастроф ходил рядом. Приходилось и катапультироваться, были посадки на авианосец не с первого и не со второго захода. Но мудрый, вдумчивый наставник Апакидзе, его методики и разработки, точное и безукоризненное следование им, максимальная концентрация, молниеносная реакция, ювелирная точность, хладнокровие помогли Павлу Павловичу освоить ночные взлёты и посадки на корабль – сначала на «Су-25 УТГ», а затем на палубный истребитель «Су-33». Приходят новые поколения опытных лётчиков России, но нельзя забывать тех, кто первым с риском для жизни, своим интеллектом и мужеством проторил дорогу к величайшему прорыву в истории отечественной палубной авиации.
Короткая биографическая справка

Родился 7 декабря 1958 года в селе Тымовское Кировского района Сахалинской области. В 1980 году окончил Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков им. В.М. Комарова. В 1980-1990-х годах служил в частях ВВС Балтийского флота. В 1993 году окончил Военно-морскую академию им. Н.Г. Кузнецова. После окончания академии переведён в ВВС Северного флота. В 1996 году назначен командиром 279-го отдельного корабельного истребительного полка морской авиации, дислоцированного в Североморске-3. С 1999 года — заместитель начальника отдела боевой подготовки ВВС Северного флота. В дальнейшем продолжил службу в ВВС Балтийского флота, был назначен начальником боевой подготовки ВВС Балтийского флота. С 2009 года — в отставке. Председатель Калининградского регионального отделения российской общественной организации Героев России и Советского Союза, член Общественной палаты Правительства Калининградской области.

535_004-Русский-мир

Источник -журнал «Берега»

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий