Главная » Общество » Хватит играть в «ящик»

 

Хватит играть в «ящик»

 

463_001-Русский-мир

Подписанная президентом накануне боя новогодних курантов Концепция национальной безопасности РФ любопытна рядом моментов. Один из них, отмеченный почти всеми наблюдателями, — тезис в статье 76-й: «стратегической целью обеспечения национальной безопасности является сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Консервативно-патриотическая часть общества с радостным одобрением подняла вверх указательный палец: наконец-то и в Кремле поняли, сколь неразрывна связь между национальной безопасностью и состоянием духовных устоев.

Вот только для эффективного охранения некоего объекта, особенно нематериального, нужно его правильно и всесторонне понимать, а с пониманием тех самых духовно-нравственных ценностей во всей их многогранности у нас серьезные проблемы. Более или менее ясно с культурным наследством. Скажем, когда либералы язвят по поводу очереди на выставку Серова и с упоением  рассказывают, как «быдловата пришла полюбоваться на серого невыдающегося художника», это безусловная попытка разрушить в головах людей сложившуюся историко-культурную иерархию. В принципе нет вопросов и по наиболее одиозным и открытым покушениям на традиционные семейные ценности; в первую очередь речь, конечно, о пропаганде однополой любви. Но вот не столь явные провокации против мелочей, частностей и малозаметных фрагментов, составляющих основу нашего социокультурного и семейного бытия, зачастую остаются без отпора, а ведь именно из мелочей складывается общая картина, ткань и течение жизни. А как раз по частностям и менее эпатажным темам, чем гей-отношения, бьет из всех стволов отечественное ТВ.

О мощнейшем разрушительном потенциале теле- и киноиндустрии, сыгравшем изрядную роль в уходе с исторической арены Советского Союза, Сергей Кара-Мурза написал потрясающую книгу «Манипуляция сознанием». Она вполне заслуживает того, чтобы войти в золотой фонд современной мировой философии и социологии. Сергей Георгиевич просто титан на фоне современных западных гуманитариев, которые либо строчат пафосные памфлеты на тему «как нам получше задробить очередного кровавого тирана» (Б.-А. Леви), либо делают оригинальнейшие и актуальнейшие открытия в духе Кольки Цыгана из ШКИД, некогда изрекшего: «Мысль это интеллектуальный эксцесс данного индивидуума». Однако монументальный труд, увы, толком не востребован не только в мире, но и в России. Да, у нас он весьма читаем и цитируем, но лица, ответственные за принятие стратегических решений, глубоких выводов из него не делают, а про реализацию выводов на практике даже говорить не приходится.

Основные законы общества в части информационного воздействия на обывателя примерно одинаковы что в России, что на перманентно загнивающем Западе. При этом граждане западных стран, особенно США, податливы в плане зомбирования значительно сильнее, чем россияне. Один из героев Юрия Полякова на сей счет остроумно заметил: «Американцы — жертвы экспертов. Если по телевизору эксперт скажет, что клизма с патефонными иголками способствует пищеварению, назавтра вся Америка встанет в две очереди. Одна очередь — за клизмами, вторая — за патефонными иголками. И кто-нибудь озолотится на производстве клизм и патефонных иголок». Слышал вполне правдоподобную историю про американского бизнесмена, решившего заиметь дельце на одной российской территории, и вдобавок в союзе с руководителем данной территории. Прозондировав почву, остался доволен, дела на территории идут отлично под чутким руководством будущего чиновного партнера, заявившего как раз накануне о принятом на следующий год бездефицитном бюджете. Когда оказалось, что реальная картина далека от официозной, американец взвыл: мол, Градоначальник Бюрократович, как же так, вы ж народу вон говорили… Градоначальник Бюрократович пожал плечами: чудак-человек, мне ж им надо что-то говорить.

Русский человек привык проверять телекартинку собственными ощущениями и источниками информации. Можно изощряться в остроумии по поводу отечественной телепропаганды и Дмитрия Совпадение-Не-Думаю Киселева, но зритель никогда на основании одних только передач «киселящика» не сделал бы вывод о восторжествовавшем на Украине русофобско-шовинистическом режиме. Просто почти у каждого россиянина есть в жовто-блакитных землях родственники, половина которых скакала на Майдане и обвиняла российскую родню в прогибе под кровавого Путина, а другая половина стремительно убегала от первой. По схожей схеме обычно проходит проверка сведений относительно любых мало-мальски важных событий.

Создатели рекламного и «развлекательного» телепродукта сей факт осознают и стараются основной мощью обрушиться на группы населения, обладающие наиболее слабым иммунитетом к манипуляциям. Это дети, молодежь, еще толком не сформировавшая систему жизненных координат и к тому же из чувства протеста против старших готовая, скорее, поверить телевизору, чем родителям, пенсионеры, несмотря на всех Мавроди и Кашпировских лихих 1990-х, сохранившие остаточную советскую привычку верить СМИ если не в идеологических, то хотя бы в социально-экономических и финансовых вопросах («храните деньги в сберегательной кассе»). Дети, молодые люди, пенсионеры являются самыми желанными объектами для манипуляций, и одновременно их образы используются для этих самых манипуляций и провокаций.

Приведу лишь несколько примеров. Многочисленные рекламы банков, где бодрый пенсионер берет кредит и радостным голосом сообщает: «СуперКрутоБанк надежный, не обманет!» Никаких дополнительных аргументов в пользу надежности СуперКрутоБанка не приводится, но пышущая оптимизмом фигура пенсионера должна снять у его сверстников по ту сторону экрана любые вопросы и сомнения. Для пущей манипулятивности кредит телепенсионер обычно берет, чтобы помочь внукам или сделать им подарок.

Реклама гипермаркета, торгующего стройматериалами. Девочка лет семи радостно сообщает родителям, что нарисовала для них открытки. Выясняется, что открытки нарисованы…на обоях, но добрые мама с папой ничего не говорят, дабы не огорчить чадо, и просто едут в рекламируемый торговый центр за новыми обоями. Простите, но, по-моему, дети в семь лет обычно уже знают, что рисование на обоях — сугубая шалость, и, несомненно, частенько грешат ею, но понимая неконвенциональность поступка и опасность наказания. А теперь, выходит, «ты малюй, детонька, у родителей денег много, можно хоть каждую неделю ремонт делать».

Совсем уж чудовищная реклама майонеза. Две маленькие девочки, глядя на недотепу-отца, уточняют у мамы, действительно ли глава семейства не особо силен и не слишком богат, а затем резюмируют: «Хорошо, что ты его любишь, а то у него совсем никого бы не было», заливаясь инфернальным смехом, каковой в американских триллерах обычно предваряет превращение героя в зомби или маньяка. Это даже не манипуляция, а какой-то удар мешком, точнее, банкой с майонезом по голове.

Или вот «добрый семейный» сериал «Воронины». Сюжет одной из серий: дочка-первоклассница просит папу купить ей на праздник сверхдорогое платье, как у всех ее одноклассниц, папа говорит, что в семейном бюджете нет таких денег, все домочадцы дружно оттаптываются на незадачливом горе-родителе, он продает почку (я утрирую, но в принципе не очень сильно) и покупает-таки дитю желанный наряд. На комедийный характер сериала подобный посыл не спишешь, ибо комедийность в нем тесно переплетается с морализаторством, а итог каждой серии — «такой, какой должен быть в нормальной семье».

Для полного перечня подобных «шедевров» не хватит и пухлого тома. Что толку их перечислять без конкретных предложений по исправлению ситуации? Возможных мер несколько. Первая, самая действенная, радикальная и одновременно сложно реализуемая в капиталистических условиях — полностью «отвязать» телевидение от рынка. Вторая — помягче — принять жесткие и подробные законы относительно использования в рекламе, сериалах и любой другой телепродукции образов детей, молодежи, пенсионеров, равно как и манипулятивных приемов, воздействующих на эти же группы населения. Примером локального регулирования информационного поля в условиях рыночного капитализма может служить Франция, где существует целый корпус мер по защите французского языка от иностранных заимствований. И третья, самая вроде поверхностная, но при этом способная дать неплохой результат, — просто внимательнее и въедливее относиться к назначению руководящих работников каналов. Как показывает практика, если руководитель канала считает, что русского народа давно не существует, то и в команде у него почему-то сплошь русофобы.

Политолог Станислав Смагин

Источник -http://rusplt.ru/views/hvatit-igrat-v-yashik.html

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий