О нашем единстве. Запись из дневника читателя.

 

005_АндрейТимофеевКогда мне говорят, что сейчас, после возвращения Крыма и начала нового противостояния с Западом, в России возрождается патриотизм, а российское общество становится монолитным перед лицом наступающего врага, я чувствую и радость, потому что это самая большая моя мечта, и горечь, оттого что это неправда.
Да, прошло время, когда патриотизм был пережитком советского прошлого, а любить Родину было принято только в своеобразных гетто (журнале «Наш современник», газете «Завтра», изданиях Коммунистической партии и некоторых других). Но увеличение количества «патриотов» не способствовало объединению страны, скорее, наоборот. Оглядываясь вокруг, мы видим, что сегодня русское общество переживает время невероятной раздробленности. После десятилетия спокойной и более-менее сытой жизни вдруг оказалось, что люди, знавшие друг друга годами, жившие рядом, вместе учившиеся и работавшие, совершенно по-разному воспринимают жизнь и происходящее в мире. Не стало оттенков, мнения влились в грубую форму лозунгов и штампов и отстаиваются с потрясающе жестокостью. Не объединяет даже вера, общая живая вера, так что кажется – души разных людей сделаны из разного материала.
Но, пожалуй, самое главное, что разделяет нас, это отношение к советскому прошлому. В зависимости от этого отношения в обществе формируются два подчас враждебных друг другу патриотических проекта, которые опираются на разные исторические и нравственные оценки.
Первый, распространённый в основном в православной среде, основывается на убеждении, что много веков существовало русское православное государство, Святая Русь – идеал земного устроения общества. Это государство было разрушено сначала либералами, потом большевиками и семьдесят лет находилось в рабстве, во время которого гибли тысячи новомучеников, а вера находилась под запретом. В рамках этого проекта современная история рассматривается как возвращение России в благодатное дореволюционное время.
Второй проект – «красный». Его апологеты высоко ценят советскую эпоху: её достижения, силу её лидеров (прежде всего, Сталина), с ностальгией вспоминают о былом могуществе страны, а самое главное — свято чтут память о Великой Победе. Девяностые годы для таких людей – страшное поражение, а единственная возможность победить – восстановить старое. Не стоит думать, что таким людям, в основном, за пятьдесят: я знаю множество молодых, всей душой принимающих «красные» убеждения и готовых отстаивать их до конца.
К сожалению, ни один из этих проектов в настоящее время не жизнеспособен в противостоянии с другим. Ни один не может удовлетворить запросы всего общества. Беспрерывное их противопоставление и вообще враждебность по отношению друг к другу между людьми, искренне любящими свою Родину, но по-разному относящимися к советскому прошлому, губительны для страны. Двадцатый век принёс России такие события, которым нельзя дать категорическую оценку, а может даже, вообще нельзя оценить разумом человеческим. Потому что если мы начнём мерить всё по-человечески, то никогда не сможем объяснить, почему под руководством доброго и святого человека страна развалилась, а под руководством жестокого – расцвела. В этом тайна, и надо относиться к этому как к тайне.
Может, я не прав, но кажется, только мы, поколение двадцати-тридцатилетних, во всей полноте ощущаем остроту проблемы, но не носим в душе отпечаток того разлома, который отделяет одних от других. Мы почти не жили в Советском Союзе, чтобы переживать его крах как личную трагедию. Но мы достаточно читали и слышали, чтобы сохранить в сердце идеал сильного справедливого государства, которое может постоять за себя. А ещё мы помним, как нам было стыдно за свою страну, когда НАТО бомбило Югославию, а Россия не могла ничего сделать, и больше не хотим этого стыда. Возвращение Крыма, патриотическая риторика на экранах телевизоров, пробуждение гордости за свою страну – всё это не стало для нас откровением, а лишь оформило то, что всегда было внутри.
В то же время наша юность пришлась на годы возрождения веры, так что мы достаточно впитали в себя христианский Идеал и знаем, что невозможно создать рай на земле, и не стремимся к этому. Мы примем, а возможно даже, сформируем идеологию, позволяющую строить новую Россию и воспитывать её будущих граждан, но никогда не подменим идеологией веру. В центре жизни человеческой – только Христос, а идеология – лишь способ организации общества, органично вытекающий из любви к Родине.
Отношение к советскому прошлому – вопрос очень серьёзный, он кровью проходит по нашей истории, по нашим прадедам, потом – по старшим братьям и отцам, но мы должны смотреть вперёд. Для них этот вопрос – раздел, для нас, в преодолении его, – будущее соединение и новая жизнь. И потому мы одинаково ценим победу русского воинства на Куликовом поле с благословения Сергия Радонежского и победу советской армии под Сталинградом. И скорбим о расстреле Царской семьи, как и о расстреле Белого дома. Для нас всё ещё только начинается, и в нас с каждым днём крепнет вера не в эфемерный призрак, который мы безвозвратно потеряли двадцать лет назад, и не в далёкую, почти сказочную Российскую империю, а в сегодняшнюю, настоящую и сильную Россию, которой мы будем служить здесь и сейчас.
Да, наша страна в её настоящем виде построена на крови тех, кто погиб в октябре 93-го года. Но как вопреки гибели тысяч новомучеников возникла великая страна, победившая фашизм, так и у нашей страны в её настоящем виде есть шанс. Потому что у Бога всё мудро и непостижимо, и никакая схема не может объяснить, как всё происходит на самом деле.
Что же в итоге мы можем предложить раздираемому противоречиями русскому обществу? То же самое, что всегда предлагала миру наша цивилизация на протяжении всей своей истории, а именно – любовь.
Помните, русские положила 100 тыс. человек за неделю кровопролитных боёв под Берлином. А англо-американские союзники без какой-либо военно-тактической причины уничтожили в Гамбурге более 35 тыс. мирных жителей за один день в результате бомбардировок с воздуха. Несколько тысяч (!) снарядов упало на церковь Святого Николая, где в страхе собрались не фашисты, а обычные жители города. Вот что отличало нас во все времена – мы не хотим убивать и не боимся умирать ради других. Мы сильны не оружием, а внутренним осознанием собственной правды.
Наша идеология: вдохнуть в жизнь – любовь, в борьбу – справедливость, в отношение к людям, даже к врагам, – милосердие. Как просто и сложно. Но нет у нас другого пути в это тяжёлое время.
Как хотелось бы, чтобы оно стало временем не разделения, но единства и силы!

Андрей Тимофеев

НИКОЛАЙ КОФЫРИН. РУССКИЙ МИР: РЕАЛЬНОСТЬ МИФА

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru