Главная » Разные мнения » Книги-паразиты, или Болезнь общества

 

Книги-паразиты, или Болезнь общества

 

643_01_Русский_мир

Как написать бестселлер? Очень просто. Нужно выбрать тему, желательно погрязнее. Например, людоедство.

А главного героя вывести тонкой и ранимой личностью, страдающей от собственной патологии: жрет людишек и плачет. Или обратиться к фэнтези, написать историю про маленького волшебника, который знает язык опоссумов. Короче, выдумать что-нибудь яркое, необычное, с подвывертом. Такому автору не обязательно быть гением, достаточно уметь «разгонять» сюжет. Справедливости ради надо отметить, что это не самое последнее для писателя умение. Мы все, конечно, понимаем, что это ни разу не литература, но изнутри подзуживает глянуть одним глазком: ну-ка, что они там на сей раз накрутили?

Если размышлять в категориях биологических, то это литература-паразит. Есть такой гриб — трутовик серно-желтый, в народе его зовут «куриный гриб». Он растет на дереве, чаще всего на дубе, и вытягивает из него все соки. Появившись один раз, он будет прорастать каждый сезон, пока не высосет ствол до трухи. Процесс это долгий, занимает десятки лет, но результат всегда один и тот же: если дерево не лечить, рано или поздно оно погибнет. При чем здесь трутовик? Дело в том, что он съедобный. Вкусный, зараза, пальчики оближешь.

Как определить, что перед тобой книга-паразит? Есть два безошибочных критерия. Первый — оправдание грязи. По задумке автора, героя-извращенца должно быть жалко. Тут все работает по законам ЛГБТ-движения. Сначала нам говорят: посмотрите, они ведь тоже люди, давайте проявим терпимость (сразу вспоминается оскароносная «Филадельфия»). Потом половые отклонения требуют считать нормой. Дальше это становится модным. Последним шагом станет объявление гетеросексуальности пережитком прошлого. Вот и с литературой все то же самое. Продвигается некая конструкция, утверждающая нравственность пережитком прошлого. И эта модель преподносится как образец для начинающих писателей: хотите попасть в обойму — пишите по заданному шаблону.

Второй критерий — язык. Все эти тонны бестселлеров написаны мелким, топорным, убогим языком. Здесь надо понимать, что литературный язык — это не нагромождение хлестких метафор и заумностей, сквозь которые порой бывает невозможно продраться. Литературный язык — это когда нет ничего лишнего, но каждое слово при этом на своем месте. Литературу-паразита язык не волнует. Язык для нее не то чтобы вторичен, он просто не важен. Внимание читателя удерживает «перцовая» тема и лихой сюжет.

Развитие масслита в истории литературы — это вообще отдельная тема. Как все шло? Как менялось? Если говорить об отечественной литературной традиции, то от «Повести о Бове-королевиче» мы пришли к «Охоте на пиранью». Грубо говоря, все началось с копирования европейского продукта. Французский средневековый роман о подвигах рыцаря Бовэ д’Антона перекочевал в наши сюжеты, и пошло-поехало. Но при этом уровень масслита соответствовал общему уровню литературы своего времени. Скажем, «Петербургские трущобы» Крестовского (стопроцентный бульварный роман XIX века) несопоставим с писаниной Донцовой.

В этом месте подмывает включить менторский тон и, потрясая перстом, заговорить об опасности, о гибели русской литературы… Но я все же рискну выступить в роли «дочери офицера»: все не так однозначно. Действительность вырисовывает нам удивительную данность: чем больше книг-паразитов томится на прилавках магазинов, тем сильнее и ярче заявляет о себе классическая русская литературная мысль, та самая, которая из гоголевской «Шинели» выросла. Такого всплеска потрясающих рассказов, романов и стихов, как в наше время, не было со времен Серебряного века. Словно бы литература, рождаясь на сопротивляемости среде, выработала иммунитет. Проблема же состоит в ином: читателю, не разбирающемуся в хитросплетениях литературного процесса, невозможно отделить зерна от плевел. А если уж совсем откровенно, зерна погребены под слоем гнилой, лежалой соломы. Это объективно снижает интерес к чтению, который и так в наше время не слишком высок. Читателя можно понять – ему неинтересно разгребать завалы словесного мусора, чтобы методом тыка найти один шедевр.

Источник -http://rusplt.ru/views/views_216.html-(Дмитрий Филиппов)

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий