Главная » История Русского мира » Легойда: выбор князя Владимира – ключ к пониманию русской культуры

 

Легойда: выбор князя Владимира – ключ к пониманию русской культуры

 

Председатель Синодального информационного отдела РПЦ Владимир Легойда рассказал РИА Новости, почему нашему обществу необходимо масштабное празднование юбилея святого князя Владимира и как его исторический выбор веры связан с современным состоянием нашей социально-экономической жизни.

301_01_.Русский-мир

В преддверии празднования 1000-летия преставления святого князя Владимира председатель Синодального информационного отдела РПЦ Владимир Легойда рассказал в интервью РИА Новости, в чем значение этого юбилея для церкви и общества, как будут его отмечать на Украине, в Белоруссии и России и как связаны недостатки в нашей социально-экономической жизни с историческим выбором веры князем Владимиром. Беседовала Марина Борисова.

— В прошлом году решение о церковно-государственном праздновании юбилея святого князя Владимира принималось на фоне действительно всенародного празднования юбилея преподобного Сергия Радонежского. Но в этом году главным общенародным праздником стал юбилей Победы. Не отошло ли в тень празднование 1000-летия преставления святого Владимира?

— Мне кажется, что неверно предлагать некую матрицу «один год — один праздник». Никто не собирается дважды входить в одну реку, но это не означает, что каждый раз нужно изобретать велосипед и как-то искусственным образом менять форматы праздников. Совершенно очевидно: равноапостольный князь Владимир – фигура исключительная для русской истории, для русской цивилизации, человек, который стоит у истоков русской государственности, русской культуры, ценностной системы исторической Руси.

Я говорю о той Руси, из которой в ценностном плане родились современные Беларусь, Украина и Россия. И тысячелетие князя Владимира позволяет нам еще и еще раз вернуться к истокам нашей истории, к выбору христианства, который предопределил создание, формирование всей нашей культуры. Культуры в широком смысле – не только литературы и искусства, как сказал один из русских философов, безусловно, «пораженных христианством», но и экономики и правового сознания со всеми его особенностями. Ведь даже риторический вопрос: «Как тебя судить – по закону или по совести», предполагающий один единственный возможный ответ, фундаментально отличает нас от других народов — если русский скажет: «по совести», немец: «по закону», то американец, скорее всего, не поймет вопроса.

А восходит это расхождение к митрополиту Илариону и его знаменитому «Слову о законе и благодати», в свою очередь восходящему к Евангелию, к библейской дихотомии Ветхого и Нового Заветов. При этом оно не отрицает закон, но указывает на место нравственной составляющей в русской правовой культуре.

Конечно, в разных исторических условиях эта нравственная доминанта то появляется, то исчезает. Меняется и отношение к закону. Но когда вторичность закона по отношению к благодати перестает балансироваться нравственным чувством и пониманием невозможности нарушать правила, установленные в обществе, наступает правовой нигилизм.

— Сегодня многие обращают внимание на то, что христианство к моменту официального крещения не было для Киевской Руси новшеством – вспоминают и святую Ольгу, и многочисленных христиан — славян и греков, игравших не последнюю роль в жизни русского государства. В чем же истинное значение акта крещения киевлян в водах Днепра?

— Понятно, что крещение Руси связано не появлением на ней христианства – оно действительно было там и до князя Владимира, а сам князь Владимир с дружиной, по преданию, крестился в Херсонесе. Но именно Киевская – и это очень важно и символично – крещальная купель становится основанием новой культуры. И когда сегодня некоторые, так сказать, мыслители из великого князя, которого церковная традиция считает равным апостолам, сравнивая его подвиг с подвигом распространителей христианства в Римской империи, пытаются сделать какого-то местечкового лидера, который, оказывается, крестил не Русь, а, например, Украину или еще какой-нибудь один этнос, это, конечно, принижение роли князя Владимира.

Да, важно помнить о том, что была Киевская Русь. А для церковного сознания, как мне кажется, важно здесь то, что христианизация русской культуры, а точнее ее создание, порождает замечательный идеал Святой Руси. Идеал, который означает не то, что в средние века на Руси жили только святые люди, а то, что святость была культурным идеалом, к которому стремились. Национальным героем, если хотите, был святой подвижник. И это важнейший акцент сегодня, да и в любое другое время он незаменим.

— Можно ли сказать, что личный выбор вероисповедания князя Владимира стал цивилизационным выбором России, и правы ли те, кто утверждают, что именно принятое на государственном уровне православие в его византийском изводе оторвало Россию от остальной Европы и теснее связало ее с Востоком? Каковы плюсы, а возможно, и минусы этого выбора?

— Я думаю, что это был и личный выбор князя Владимира, и, конечно, цивилизационный выбор Руси. Князь Владимир вообще пытался во многом буквально воплотить в жизнь – так, как он понимал — евангельские призывы, например, приглашал к себе на пиры всех людей, которых встречали на улице его слуги.

А что до утверждений «оторвало от Европы» и «связало с Востоком», мне кажется это немного странным. С каким Востоком связало?.. На момент, когда князь Владимир делал свой выбор, Византия, если считать, что это Восток, собственно, во многом и была цивилизованной Европой. Да и христианская церковь еще официально не разделилась на католичество и православие.

Правда, уже в летописи мы видим описание посещения послами князя Рима и Константинополя как ситуацию выбора, но это, как недавно подчеркнул патриарх Кирилл, был выбор между Римом, пострадавшим от варваров, и Константинополем, находящимся на пике могущества.

Я бы вообще не стал говорить об «отрыве от Европы», если подразумевать под ней Западную Европу – у Киевской Руси не было с ней ни географически, ни политически никакой прямой связи. Вообще, все наследие Западной Европы всегда принималось Русью опосредованно. Просто до Петра I это было греческое, византийское наследие, после Петра – в большей степени римское.

А что до плюсов и минусов выбора… Когда сейчас популяризируют Макса Вебера с его «Протестантской этикой» как ключ к капиталистическому процветанию, хочется, прежде всего, возразить, что католические страны тоже вполне успешно развивают капитализм. Кроме того, разве состояние современного капитализма – это некая панацея, которая превращает земную жизнь в какой-то рай, в котором все замечательно? Почему мы должны рассматривать это как идеал?

Мы сейчас как раз наблюдаем за закономерным развитием того, о чем писал в своей знаменитой работе Макс Вебер. Это современное состояние потребительского общества, в котором человек создает себе ценностное лжеполе, в основании которого лежит безудержное потребление, логика «покупатель всегда прав» и так далее. Мы являемся свидетелями того, как все это приходит к своему логическому концу и создает все больше и больше проблем в жизни людей.

А если брать современную Россию, то те недостатки, которые есть в нашей социально-экономической и общественной жизни, связаны не с выбором православия, а может, как раз с недостаточной укорененностью и глубиною проникновения православия в разные сферы жизни.

— Традиционно крещение самого князя Владимира связывают с древним Херсонесом. Как проходит празднование юбилея святого в Крыму и насколько в нем участвуют сами крымчане?

— Юбилей князя Владимира – это, прежде всего, церковный праздник, ведь мы чтим память святого, поэтому в этот день равного апостолам князя молитвенно помянут во всей Христовой церкви, на многих языках мира. Разумеется, в странах, которые обязаны Владимиру своим существованием, запланированы государственные и общественные мероприятия, прежде всего, в Москве, Киеве, Минске. В Херсонесе, где он, по преданию, принял святое крещение, также намечена программа торжеств.

Думаю, что общественное внимание к юбилею князя – возвращение традиционного народного почитания, а не некий новодел. В интересе к временам крещения Руси, к личности преобразившегося ее князя заложен ответ на вопрос выбора пути для современных народов исторической Руси, да и для каждого из нас.

— Что для вас лично значит ваш святой покровитель, живший более 1000 лет назад? Каким вы его себе представляете? Какие детали его биографии, жития, какие его черты вам наиболее близки? Обращаетесь ли вы к нему в молитве?

— Безусловно, я обращаюсь к нему в молитве. Он для меня пример человека, который существенным, коренным образом изменил свою жизнь. Просто зримо изменил. И его фраза «Я был зверь, а стал человек» — это для меня не просто позиция исторического князя Владимира, который является моим небесным покровителем, это для меня путь, который должна пройти любая душа, любой человек в движении от звериного, греховного в себе к человеческому, то есть к тому, что есть образ и подобие Бога.

Источник — http://ria.ru/authors/20150728/1149960630.html#ixzz3hGeCYg4Y

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru