Главная » Политика » Михаил Поляков. Царская реформа Путина: победить народ в России куда легче, чем коррупцию

 

Михаил Поляков. Царская реформа Путина: победить народ в России куда легче, чем коррупцию

 

Давнее стремление Путина реформировать Конституцию произвело странную сенсацию. С одной стороны, ясно, что президенту как-то выгодна эта реформа, с другой же, пока непонятно – как именно. Собственно само намерение нынешнего главы государства переписать закон, чтобы оставаться у власти как можно дольше – не секрет. Однако ожидалось, что эти перемены будут артикулированы явно: скажем, из Конституции исключат пресловутую фразу о двух сроках подряд, или же президентские функции передадут председателю парламента, и эту должность займёт Путин.

Но случилось что-то непонятное: с одной стороны, сказано о закреплении в Конституции некоего Госсовета, но основные функции и, главное, силовые, остаются всё-таки у президента. Говорится об усилении роли парламента, о делегировании ему права назначать премьера и правительство, но неясно, по-прежнему ли законодательный орган будет выбирать министров из предложенных президентом кандидатур – или всё-таки станет выдвигать их самостоятельно? Неясно также, сохранит ли Путин право роспуска парламента и другие функции, традиционно характеризующие перекос в сторону президентской, а не парламентской республики.

Неясного много, но главное очевидно: разумеется, никаким реальным делегированием власти, усилением роли парламента и наращиванием демократических институций в этой истории не пахнет. Вероятнее всего, в Кремле ещё не решили окончательно, в какой конфигурации расположить Путина после 24 года, и колеблются между вариантами усиления парламента и создания с нуля новой структуры, что получит реальную власть (тот же Госсовет).

Об этой нерешительности свидетельствует и отсутствие готовых конструкций, выраженных в конкретных административных формах. Напротив, речь идёт о каких-то комиссиях, притом не профессиональных, состоящих из законников, а о представительских, с деятелями вроде Соловьёва и Исинбаевой, актёра Машкова и прочих. Наличие публичных персон свидетельствует о том, что внесение изменений в Конституцию задумано как некий спектакль, в котором гражданам впрочем предоставят лишь зрительские места – референдума по реформе не будет.

Что получится в итоге, пока не знает никто. У уравнения слишком много неизвестных, в числе которых, к слову, и общественная реакция на реформу. Общество слишком уж устало от Путина, слишком мало верит ему, чтобы безропотно проглотить любую его инициативу. И это понимают и в Кремле, именно поэтому вся затея начала реализовываться уже сейчас, за четыре года до выборов. Вероятно, за зубчатыми стенами отчётливо осознали– до 24-го года полудохлая савраска путинского рейтинга не дотащится.

Нам предстоят несколько интересных месяцев, в которые власть будет капитально испытана на прочность. Причём речь не только о рейтингах первых лиц и долготерпении народа. Судя по первой части Послания Путина, конституционную реформу собираются сопроводить крупными подачками населению – в основном пособиями на детей. То есть нас попробуют задобрить, навязывая новый общественный договор вместо исчерпавшего себя крымского консенсуса.

Тогда народ поменял материальное благополучие на внешнеполитические успехи, теперь же нам предложат социальные блага в обмен на фактическое установление монархии. Причём блага, по всей видимости, мифические, поскольку для реального, заметного улучшения жизни народа нужно уничтожить коррупционную систему, прочно обхватившую страну своими щупальцами. Хватит ли Путину сил на такой подвиг – или система, им созданная, погребёт его при попытке ее обуздать?

Хотя скорей всего на такой смертельный риск как борьба против всесильной в России коррупции расчётливый Путин не пойдет никогда.


Источник: https://publizist.ru/blogs/111086/34575/-

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс

Комментарии закрыты

Извините, но вы не можете оставить комментарий к этой записи.