Керамика Древней Руси

 

2lAnfXhFXLQ

GiuLWVhHUQE

aZfcXA2m5pY

l8QYfP2Qrow

srdriSxGP5g

qmkaiOa_sKw

керамика3

керамика4

керамика5

керамика6

керамика7

керамика8

керамика9

керамика10

Говоря о керамике Древней Руси невозможно не упомянуть известного русского учёного Б.А. Рыбакова Он говорит о двух системах горнов: — «двухъярусную с прямым пламенем» и «горизонтальную с обратным» (более совершенную). По своему происхождению первую систему, распространенную в небольших русских городах он связывает с устройством провинциальных римских горнов (гепдельбергского типа, а донецкий вариант — с фанагорийским), а вторую, встречаемую в более крупных городах, следует сближать с керченскими позднеримскими печами». Несмотря на то, что Рыбаков выводит типы русских горнов из гептельбергского, фангорийского, а также из керченских более поздних горнов, он, однако, почему-то забывает называть причину, дающую право ему это делать.

Обязательное применение горнов городскими мастерами повело к образованию термина чаръ» гончар. Т.И. Макарова тоже подтверждает тот факт, что гончары были в городах, но она говорит, что «гончары, как правило, селились на окраинах городов», образуя гончарные «концы» и слободы».

Вспоминая о гончарных концах нужно возвратиться опять-таки к «Ремеслу Древней Руси» и воспользоваться выдержкой из этой книги: «Гончарные концы Новгорода убедительно свидетельствуют в пользу возросшего значения городского гончарного дела.
Ранний русский город IX—X вв. был местом первого применения I-го гончарного круга. Отсюда, из городских мастерских на княжеских и боярских дворах новая техника начала распространяться вширь, проникая в деревню.

Городская посуда Смоленска и Чернигова уже в X в. далеко опередила по своему качеству деревенскую.

Городские гончары значительно лучше готовили глиняное тесто, не применяя грубых примесей вроде дресвы. Существенно отличаются изделия городских гончаров от деревенских большой тщательностью отделки, большим разнообразием форм. По сравнению с деревней, гончарное дело в русских городах сделало значительные успехи. Целые кварталы крупных городов получили название по гончарам».

Способ загрузки горна удалось проследить только во Вщиже несмотря на плохую сохранность горна.

Вщижский горн был раздавлен в тот момент, когда обжиг посуды подходил уже к концу, но еще не был завершен.

Рыбаков Б.А. приводит пять типов гончарных горнов, найденных в донецком городище. Вот что он пишет по этому поводу: «В Донецком городище (остатки русского города Донца, куда прибежал князь Игорь Святославич из половецкого плена) раскопано пять горнов. Четыре из них очень близки к вщижскому и райковецкому, но отличаются существенной конструктивной деталью: топочное помещение разделено вдоль глиняной подпорной стенкой, на которой лежит центральная часть череня.

О горнах пишет также Т.И. Макарова, но она в отличие от Рыбакова даёт краткую характеристику. Она пишет: «Техника производства керамических изделий изменялась очень медленно. До наших дней в гончарном производстве применялся гончарный круг двух конструкций: более древний и примитивный – ручной (низкий, приводится в движение рукой) и более усовершенствованный – ножной»[3]. «В настоящее время известны горны из раскопок в Киеве, Вышгороде, Донце, Вщиже, Старой Рязани, Белгороде и Райковецком городище.

Все исследованные горны относятся к позднему времени, к XII— XIII вв., а два датируются даже годами непосредственного нападения татар (Вщиж — 1238 г. и Белгород — 1240 г.). Вопрос о времени появления горнового обжига в силу этого остается открытым.

Местная выработка кирпича в русских горнах с конца X в. косвенно может указывать на появление горнов в этот период (конец X — начало XI вв.), но археологических памятников этой ранней эпохи нет.

Вторым косвенным доказательством существования горнов в более раннее время является наличие в Приднепровье в XI в. местной выработки амфор, требовавших очень высокой температуры для получения ярко красного обжига толстых стенок. Гончарные горны были различной конструкции. Наиболее простая обнаружена при раскопках, проведённых во Вщиже в 1940 г Рыбаковым Б.А. Он описывает своё исследование так: « Горн находился на краю города, близ вала, у реки, (но внутри городских стен). Он имел два яруса — нижний, топочный, где горели дрова, и верхний —, обжигательный, куда закладывалась посуда. Ярусы были разделены горизонтальной перегородкой из хорошо обожженной глины, толщиной от 10 до 14 см. На нижней поверхности перегородки были видны отпечатки выгоревших впоследствии деревянных креплений, каркаса, на которые первоначально накладывалась сырая глина. Горн был овальный в плане (180 X 130см), внешние стенки сложены из глины (обожженной лишь с внутренней стороны) и с внешней стороны присыпаны мощным слоем песка. Это делалось для уменьшения теплопроводности стенок и для сохранения жара внутри горна. Перегородка между ярусами (современное название — «черень», украинское — «чершь») находилась от пола топки («кабины») на высоте 35 см. По окружности череня шли 12 сквозных отверстий (прогары, продухи), посредством которых жар проникал в обжигательную камеру. Температура внутри горна, очевидно, превышала 1200 0 , т.к. вся нижняя поверхность череня и продухи были покрыты толстой коркой зелёной стекловидной массы, образовавшейся от плавления глины. Покрытие горна не прослежено».

О появлении гончарного производства написано и в книге «Археология СССР: Русь, замок, село». Здесь поверхностно рассказывается о гончарном деле: «керамическое производство, уходящее своими технологическими традициями в глубь тысячелетий, до последнего времени базировались на довольно элементарной технической основе. Технологический процесс производства керамики состоял из четырёх последовательных операций. Первая – подготовка сырья для производства изделия, т. е. приготовление специальной глиняной массы. Вторая операция – формовка, т.е. изготовление формы самого изделия. Третья – разнообразная обработка поверхности, имеющая как техническое, так и декоративное назначение. Четвёртая операция – обжиг, обеспечивающий физико-химические превращения в материале и завершающий изготовление керамического изделия.

Продукцией древнерусских мастеров была многообразная посуда, детские игрушки, кирпичи, облицовочные плитки, и, наконец, расписные писанки. Основной наиболее массовой керамической посудой Древней Руси были кухонные печные сосуды – горшки, крынки, жбаны, миски, сковород. Из глины изготовляли также всевозможные светильники, рукомойники, корчаги, афоры и ряд подобных изделий.

Подавляющее большинство деревенской посуды изготовлено на ручном круге. Переход от лепной керамики к гончарной, т.е. круговой, произошёл в конце IX – начале X в».

Говоря о гончарном деле, невозможно не упомянуть о том, что кроме гончарных горнов в Киевской Руси существовали ещё и русские печи, а также гончарные круги. Но прежде чем преступить к описанию вышесказанного, необходимо сказать о том, что печи использовались гончарами не в городах, а в деревнях, в городах же использовали горновой обжиг.

Остановимся на гончарных кругах. Мы обращаемся к Рыбакову Б.А., опираясь на его исследования, существовавшие уже в середине XX в: «Гончарный круг, издавна известный в причерноморских городах, в римское время продвинулся вверх по Днепру и Днестру в область полей погребальных урн, но с падением римской культуры был забыт там. Для северных областей за тысячу, а для южных – за пятьсот лет до Киевской Руси началась необъяснённая до сих пор, постепенное огрубение керамических изделий. Утолщались стенки, увеличивалось количество примесей, ухудшался обжиг. И только в IX веке происходит сравнительно быстрый переход к гончарному кругу, производящему заметное улучшение качества глиняной посуды. Можно думать, что первоначально гончарный круг возник в южной половине южных земель, а уже оттуда проник и на север. В этом убеждают более быстрое развитие и совершенствование керамических форм на юге и примитивность их на севере, в лесной полосе.

Введение гончарного круга означало переход к ремесленному производству, переход изготовления горшков из рук женщин в руки мужчин-специалистов. В гончарном деле в IX-X вв. происходило тоже самое ,что в это время происходило на северо-востоке в меднолитейном деле – замена женского домашнего производства – мужским ремесленным.

Форма древнейшего гончарного круга нам неизвестна, т.к. все части его (может быть за исключением оси) были деревянные и ни разу не были встречены в раскопках.

Этнографические материалы сохранили до нашего времени почти все звенья эволюции техники гончарного дела».

Скорее всего, существовало 2 типа круга: «Круг первого типа был усовершенствован добавлением деревянного подпятника («порплицы»), который принимал на себя давление круга, уменьшая трение, и придавал устойчивость всей системе, центрируя ось («веретено»)».

Второй тип был несколько иначим. «Две плоскости круга, надетые на ось и соединенные спицами (или «цевками»), постепенно отдалялись друг от друга, чем также создавалась большая устойчивость. Основной точкой опоры становилась порплица на нижней стороне верхнего круга. Ось удлинялась, и верхний круг надевался на нее сверху. Спицы и нижняя плоскость не несли никакой тяжести и служили только для устойчивости, не позволяя кругу колыхаться. Ось представляла собой кол, вертикально врытый в землю. Гончар при работе на таком кругу сидит на особой скамейке, более высокой, чем скамейка архаичного круга. Такая конструкция круга позволяла гончару изредка действовать ногами для ускорения движения или остановки. Отсюда оставался только один шаг к переходу на круг ножного типа.

Посредствующим звеном между ручным и ножным кругом был ручной круг тяжелого типа, диаметр которого доходил до 40—50 см. Для увеличения инерционной силы круг иногда оковывали железной шиной. Верхний накладной кружок с клеймом и подсыпкой песка исчезает. Поиски средств увеличения инерции свидетельствуют о стремлении гончаров получить непрерывное вращение круга, которое при малом весе круга недостижимо.

Введение в дело ног гончара, вращающих нижнюю плоскость круга, сразу разрешило проблему непрерывного вращения и освободило обе руки мастера. Гончарный круг при этом претерпел следующие изменения: верхний круг стал меньше, веретено длиннее, нижний круг значительно возрастает в размере и весе, становясь маховиком всей системы. Веретено для устойчивости перехвачено в верхней части, а нижний конец вращается на порплице, врытой в землю или вбитой в пол.

Еще больше изменений претерпевает способ формовки посуды. При изготовлении на ручном кругу гончар обязательно должен провести большую подготовительную работу по формовке основы сосуда. Для этой цели в Восточной Европе и Западной Сибири, как это выяснено М. В. Воеводским, применялась так называемая «лен¬точная» техника предварительной лепки сосуда. Глина раскатывалась на длинные валики, которые слегка сплющивались с боков и укладывались по спирали, образуя тело будущего горшка. При ручной копке все ограничивалось сглаживанием пазов и приданием сосуду необходимых выпуклостей и венчика. При работе на ручном кругу легкого типа эту заготовку из глиняной спирали ставили на круг (предварительно посыпав круг песком для устранения прилипания), и гончар, подталкивая круг левой рукой, правой рукой формовал сосуд, сглаживал неровности, заравнивал пазы между глиняными лентами.

Ручная лепка при работе на простейшем гончарном кругу отнимала у гончара значительную часть времени, но без нее мастер был бессилен сформовать сосуд на медленно вращавшемся кругу, который двигался неровными толчками.

Ножной гончарный круг совершенно устранил предварительную, черновую ручную лепку: на быстро вращающийся круг мастер бросал кусок глины («омятево», на Украине — «балабух») и вытягивал из него сосуд любой формы, пользуясь пластичностью глины. Подсыпка песка была уже ненужна, так как гончар был заинтересован в том, чтобы глиняный ком возможно плотнее сидел на круге. Готовый сосуд срезался ниткой, оставлявшей на дне дугообразные следы.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru