Лаковая миниатюра

 

 Русская лаковая миниатюра

 

палех2Искусство лаковой живописи родилось на Востоке в глубокой древности. Из старых китайских манускриптов известно, что соком лакового дерева покрывались художественные изделия еще 2000 лет назад. Не меньшей древностью отличались и японские лаки. Сказочное богатство орнаментальных форм, сочетание черного фона с мерцанием золотых силуэтов и линий завораживали своей красотой и превращали восточные лаки в настоящие художественные ценности.

В эпоху средневековья искусство росписи лаковой поверхности проникло в Индию и Персию, а в XVII столетии – в Европу. В это время приобретают известность французские лаки, особенно фирмы братьев Мартэн, и шотландские лаки. В Германии, в Брауншвейге, в 1763 году открывается фабрика Штобвассера, быстро завоевавшая признание в Европе за высокое качество лака и живописных изображений на табакерках и шкатулках. Изготовление первых лаковых изделий в России относится к началу XVIII века. При декоративном оформлении дворца Монплезир в Петергофе «Китайский кабинет» был оформлен 94 лаковыми панно в китайском стиле. Работы выполняли русские мастера лакирного дела. К середине XVIII столетия в России, как и в Европе, в моду входят лаковые табакерки из папье-маше, украшенные нарядной росписью с живописью в виде аллегорий, галантных сцен, в которых отразились изысканные изломы рокайльных мотивов и четкие композиции ранней классики.

В конце века появляются табакерки, украшенные металлическими чеканными медальонами с портретами царей – Петра I, Екатерины II или медалями, выбитыми в честь каких-либо важных событий.

Начало массовому производству лаковых изделий в России положил московский купец П.И.Коробов, основавший в 1795 году под Москвой в сельце Данилково (ныне Федоскино) фабрику по изготовлению лаковых козырьков для киверов – головных уборов солдат и офицеров русской армии. Он пригласил из Германии несколько брауншвейгских мастеров и наладил на своей фабрике производство лаковых изделий.

Одним из первых видов коробовской продукции были недорогие табакерки, на крышки которых наклеивались бумажные картинки-гравюры с изображениями наиболее важных событий того времени: эпизодов Отечественной войны 1812 года, русско-турецкой войны 1828-1829 гг. На одной из табакерок изображен пожар Москвы 1812 года и приведены слова из высочайшего рескрипта императора Александра I: «Огонь сей будет в роды родов освещать лютость Наполеона и славу России».

Для П.И.Коробова это был не просто интересный сюжет войны. Он сам был свидетелем этого страшного события, оставаясь в Москве и наблюдая горящий в пламени город. Табакерка с этим изображением не сохранилась полностью. Однако уцелевшую крышку берегли, и позднее она была вставлена в бронзовую рамку и продолжала служить как настенный медальон.

После смерти Коробова предприятие возглавил его зять П.В.Лукутин.Он значительно увеличил производство лаковых изделий и добился высокого качества миниатюры, ставшей значительным явлением в русском искусстве. Начиная с первой русской художественно- промышленной выставки 1829 года, Лукутины неизменно,на протяжении всего XIX столетия принимали участие в российских и международных выставках, получая высокие награды.

1830-е годы были периодом становления и творческих поисков лукутинской миниатюры, разработки различных техник и способов декоративного оформления. Живопись на изделиях из папье-маше писалась обычно маслом в технике многослойного письма, в три-четыре слоя. Каждый слой покрывался лаком и просушивался. Роспись выполнялась двумя способами «по-плотному» и «по-сквозному». Первый производился непрозрачными корпусными красками. Эта техника обеспечивала плотность и прочность красочного слоя, а также давала значительный простор для колористического решения, способствуя развитию цветовой гаммы.

Способ «по-сквозному» выполнялся прозрачными лессировочными слоями красок. Обычно лукутинские мастера сочетали оба способа, что давало возможность чередовать глубокие насыщенные тона с нежными и мягкими, а плотные – с прозрачными.

За более чем столетний период существования фабрики здесь был разработан огромный ассортимент предметов, рассчитанный на широкий круг покупателей от высшей аристократии до крестьянства и средних городских слоев. Это определило многообразие стилистики и тематики лукутинской миниатюры.

Среди жанров, к которым она обращается особое место занимает портрет. Известно много работ с изображением царствующих особ, выдающихся деятелей русской истории и культуры. Высочайшим уровнем мастерства отличается портрет генералиссимуса А.В.Суворова. В нем соединились черты парадного и интимного портрета — двух направлений, характерных для русской живописи конца XVIII — начала XIX столетий. Располагая его на круглой крышке небольшой табакерки, художник по-своему интерпретировал оригинал гравированного портрета полководца и создал настоящий живописный шедевр, полный тонкого психологизма и проникновения во внутренний мир человека.

Большое распространение получили изображения видов двух российских столиц – Москвы и Петербурга. Живопись на шкатулке для сигар воспроизводит вид одного из блистательных кремлевских ансамблей, ныне утраченных. Все архитектурные детали выписаны очень тонко и подробно, почти с документальной точностью.

Роспись на табакерке с видом Каменностровского дворца подражает мозаике. Вся красочная поверхность выполнена маленькими точечными мазками, имитирующими кусочки смальты, из которых складывалась мозаика. Увлечение такой техникой было модным в начале XIX века и связано с интересом к мозаичному искусству.

Лукутинская миниатюра, достигнув поры своего расцвета, отличалась особым богатством орнаментальных форм и живописных решений, прочной связью живописи с черным фоном, с формой, идущими от глубокого понимания специфики миниатюрного
предмета.

Особой декоративностью отличался золотистый орнамент изящных провисающих арабесок по теневому размытому фону, подражающему перламутровому мерцанию серовато-жемчужных и розовато-коричневых тонов. Он тонко сочетался и с миниатюрными женскими портретами, и с прекрасно выписанными сценками из сельской жизни.

Иногда в декоративном оформлении изделий применялись вставки из фарфора с росписями на мифологические темы, вводились орнаменты, выполненные в технике цировки, использовались различные подложки из перламутровых пластинок и металлической фольги, придающих светоносность и необычную красочность прозрачным лессировкам.

Во второй половине 19 века русское искусство обращается к своим национальным корням, к жизни, истории и культуре народа. Появляется, чтобы уже никогда не исчезнуть, народная тема и в росписях лукутинской, а позднее федоскинской миниатюры – сцены из народной, крестьянской жизни с чаепитиями, хороводами и тройками, которые были особенно популярны.

Для сюжетов росписей использовался различный изобразительный материал: гравюры, литографии, лубки, картины известных художников 2-й половины 19 века Соколова, И.С.Щедровского, К.С.Маковского, которые творчески перерабатывались и преображались на плоскостях маленьких коробочек и шкатулок. Это была сложная переработка, так как она заключала в себе создание принципиально новой декоративной миниатюры, неразрывно связанной с самим изделием.

Тройки летние и зимние, наполненные бурным движением мчащихся коней, звонким колоритом красок, становятся ведущей темой в конце 19 века и превращаются в своеобразную эмблему промысла. С 1888 фабрика переходит Н. А. Лукутину. К концу XIX века мода на табакерки пошла на убыль и фабрика уже не давала былых доходов. Сам Лукутин отзывался о предприятии так: «Никаких прибылей с этой фабрики я не имею, а поддерживаю ее по семейной традиции, в память отца и деда».

В 1904 году после смерти последнего владельца фабрики П. А. Лукутина она была закрыта. А в 1910 году в соседней деревне Федоскино была открыта артель, объединившая многих лукутинских художников-живописцев по лаку.

На протяжении всего XIX столетия в России существовало несколько десятков фабрик и заведений, изготавливавших лаковую миниатюру. В Подмосковье главным конкурентом лукутинской фабрики были мастерские Вишнякова, находящееся недалеко от Федоскино в деревнях Осташково и Сорокино, где бывший крепостной крестьянин Ф.Н. Вишняков в конце XVIII века начал производство лаковых коробочек, табакерок и подносов.

Вишняковские лаки, как и лукутинские, просуществовали до конца XIX века. В них чувствуется значительно большая близость к народным живописным традициям, к яркой декоративности крестьянских росписей, ко вкусу простого народа. Они служили в основном средним слоям города и деревни, поэтому в них сильно сказывается народное восприятие и видение мира. Помимо шкатулок Вишняковы изготавливали расписные лакированные подносы. Это направление стало фундаментом современному промыслу «Жостово».

В первой половине XIX века в Москве была широко известна фабрика бумажных табакерочных изделий А.И.Аустена, открытая в 1814 году. Умело сочетая в своих изделиях высокое качество с многообразием декоративных решений, Аустен был один из немногих, кто наравне с Лукутиными получил право клеймить свои изделия. Большой популярностью пользовались его табакерки и коробочки, украшенные металлическими медальонами с оттисками с медалей с портретами царствующих особ и героев-победителей в войне 1812 года, выполненных лучшими художниками-медальерами Петербургского Монетного двора. В своих произведениях художники фабрики обращались то к модным композициям «под Китай», то к народной теме с девичьими хороводами и веселыми крестьянскими плясками.

В Петербурге в первой половине 19 века наибольшей известностью пользовались изделия Мартина Боля, Андрея Эка, К.Н. Тернберга. К сожалению, без наличия клейм на предметах только в редких случаях можно определить их принадлежность к той или иной фабрике.

Во второй половине XIX столетия интерес к лаковым изделиям сохраняется. Их декоративные решения становятся более сложными и насыщенными, часто сочетаются с расписными вставками перламутра. Наряду с мелкими лаковыми предметами появляется мебель, украшенная лаковой росписью, — стулья, столики.

Великая Октябрьская социалистическая революция добавила еще один этап в истории разви­тия художественного промысла лаковой миниа­тюры. Детищем ее стали новые центры лаковой росписи: Палех, Мстера и Холуи. Возродился и наполнился новым содержанием старинный промысел бывшей лукутинской миниатюры в селе Федоскино.

Достигнув высокого профессионального уровня, русская лаковая миниатюра вступила в блестящую пору расцвета. Это искусство, пришедшее в Россию с запада, очень быстро обрело самостоятельность, яркое своеобразие и как большое художественное явление вошло в европейскую культуру.

 

Федоскино

 

федоскино 2Самый старинный русский промысел, сохранившийся до наших дней, — Федоскино, ведущий родословную от лукутинских и вишняковских лаков. В конце XVIII в. Купец П. Коробов основал в Подмосковье фабрику лакирных изделий, которая в начале XIX в. Перешла к его зятю П. Лукутину. При нем и его сыне Александре фабрика достигла своего расцвета, ее изделия, известные как «Лукутинская миниатюра», получили широкое признание. Они успешно конкурировали с другими лаками на отечественном и заграничном рынках. Изделия украшались сюжетной росписью: жанровой, исторической, мифологической, пейзажной, портретами. Часто это были свободные копии популярных картин. Большое влияние на лукутинские лаки оказала русская реалистическая живопись. Кроме сюжетной, применялась декоративно-орнаментальная роспись под шотландку, черепаху, слоновую кость, а также инкрустация перламутром и металлическими пластинами. Нередко использовались сочетания лакированного папье-маше с другими материалами: костью, металлом, фарфором, панцирем черепахи. Выработанные тогда техника и приемы живописи сохранились и по сегодняшний день. Близкими по содержанию и форме лукутинским были лаки, которые изготовлялись в мастерских Вишняковых. Вишняковские и лукутинские предприятия существовали бок о бок почти сто лет, влияя друг на друга. Лукутины больше ориентировались на просвещенные слои, делали вольные копии полюбившихся станковых картин западноевропейской и отечественной живописи, писали на темы, волновавшие русское общество.

В 1904 году лукутинская фабрика закрылась. Бывшие лукутинские и вишняковские мастера в 1910 году организовали Федоскинскую трудовую артель, и до сегодняшнего дня тот центр лаковой миниатюры сохранил название федоскинского. С самого начала изделия украшались раскрашенными гравюрами, затем появились первые живописные работы по оригиналам итальянских и голландских пейзажей, жанровые мотивы под Китай, но в основном лукутинские и вишняковские мастера обращались к русской теме. Жанровые мотивы лукутинских и вишняковских фабрик были копиями с картин русских  художников-станковистов или писавших на русскую тему: Перова В.Г. «Птицеловы», Русселя П.М. «Счастливое семейство», «Сказки бабушки», «Мужик отбивает косу», «Вечер»; Попова А.В. – «Демьянова уха»; Жуковского Р.К. – «Крестьяне за столом», «Возвращение с ярмарки», «Не беспокойтесь сама дойду»; «Соколова И.И. – «Украинка с коромыслом», «Прощание у плетня»; Трутовского К.А. – «Испугался змеи», «Колядки в Малороссии»; Тропинина В.А. – «Казначейша», «Кружевница», «Гитарист»; Брюллова К.П. – «Итальянский полдень»; Левицкого А.Н. – «Агаша»; Маковского В.Е. – «Любители соловьев», Маковского К.Е. «Хоровод», «Дети бегущие от грозы». Популярна была любимая в народе историческая боярская тема: «Свадебный пир в боярской семье 17 в.», «Поцелуйный обряд», «Гадание цыганки боярышням», «Бандурист в боярском доме», «Боярышня у плетня».

Особое место в лукутинских, вишняковски, федоскинских произведениях занимал мотив троек. Выезды на лошадях в прошлом были одним из естественных и популярных средств передвижения. Но первое обращение в миниатюре к этой теме пришло через творчество А.О. Орловского (1777 – 1832 гг.). Вслед за его «Тройкой с фельдъегерем», написанной в 1818 году, пошли тройки летние и зимние, парные, одиночные, обгоняющие друг друга с картин П.Н. Грузинского (1837 – 1892 гг.), Н.Е. Сверчкова и К. Гампельна.Художники смело перерабатывали первоисточник, внося живое чувство в свои произведения. Тройки были и остаются любимым мотивом современных художников. Троечное» направление в Федоскино – это не «чистый жанр, повествующий просто о поездке на ярмарку, свадебном выезде или разудалом катании. Тройки рассказывают о многом в русском характере, это безоглядная лихость и сосредоточенная углубленность в себя. Тройки – это и задумчивая напевность ямщицких песен и удаль русских плясок. В «жарких тройках» Н. Леоновой безудержная отвага казачьих конниц, бьющая через край энергия, страстное упоение  скачками, терпкий запах степей и ночные звуки пасущихся табунов. Тройки М.С. Чижова на фоне зимнего деревенского пейзажа или жанрового сюжета излучают радость жизни. Ясные цвета красного, глубоких зеленого, синего и охры передают мажорную гамму ощущений морозного солнечного дня, праздничных событий и приятную необычность изображаемого.

Тройки и хороводы раскрывают душу народа. Хороводы и пляски Ю.В. Карапаева – это целый мир русской жизни. Нежный шелест березовых рощ, журчанье ручейков, щебетанье птиц, свежесть и прелесть раннего утра чудится в плавных движениях девичьих хороводов. Это и языческая обрядовость, плетущая нить преемственности поколений («Северная песня»). Хоровод – сокровенность, утаенность переживаний. Пляска – половодье чувств. В пляске Карапаева тонко схвачен жест отчаянного кавалера, где за внешней поглощенностью скрывается буйный темперамент, который через секунду прорвется в неистовый пляс и отчаянное озорство. Жанровый мотив в Федоскино – это широкое повествование, охватывающее большой исторический отрезок времени. Ретрообраз народного быта. Обращение художников к таким жанровым мотивам, как тройки, хороводы, гулянья, ярмарки, свидания и прочее, — это, скорее, хрестоматийная классика, которая воскрешает память, возвращая нас к чистому роднику народной жизни.

Для большинства жанровых сцен Федоскино присуща повествовательность, так характерная для народного искусства. Персонажи как бы позируют, замерев перед фотоаппаратом или разыгрывая некое действо для публики.

Часто миниатюрны на жанровую тему написаны в гротескной манере. В.Д. Липицкий, автор сказочных сюжетов, ставших классикой Федоскино, официальных портретов политических деятелей, орнаментальных композиций, предстает перед нами как романтик жанра. Его «Коробейник» шире известной песенной основ. Персонажи его миниатюры помещены в динамичную среду: колышатся на ветру колосья пшеницы, развиваются одежды молодой красавицы, перед ней коленопреклоненный юноша. В другой миниатюре «У костра» группа молодежи собралась после работы на опушке у костра. Вдали виднеется деревенька, на лугу пасутся кони, воздушное пространство в движении, окутывающее всю окружающую природу. Сочетание открытых ясных тонов красного, белого, голубого на фоне нежной зелени с охристыми оттенками предает радостное мироощущение, свойственное молодости.Сюжетами произведений вишняковских и лукутинских мастеров были известные картины, литографии, лубок.

Уже с 20-х годов в работах федоскинцев начинают преобладать индивидуальные композиции, а 70-е годы ознаменовали не только значительный перелом в создании образцов для тиражирования, но и новый подход к темам и сюжетам. Отмечен небывалый рост индивидуального начала в федоскинской миниатюре, и не только в рамках образца, но гораздо шире и глубже. Это объясняется накопленным опытом, включая огромную работу по расширению кругозора и повышению общеобразовательного уровня художника, их участию во всевозможных выставках.

 

Палех

 

1В 1924 году в старинном ивановском селе Па­лех семь бывших художников-иконописцев орга­низовали «Палехскую артель древней живописи», дав начало современному Палеху. В создании но­вой живописи Палех исходил из старой художест­венной традиции, сложившейся к XVIII веку. В основании системы декора, тесно связанного в единое целое с формой, очень помогало палеша­нам присущее им народное чувство материала. Быстрому успеху Палеха способствовали свобода и радость творчества, когда каждый художник по­лучал возможность воплощения своего замысла, раскрытия особенностей своего таланта.

Постепенно был создан своеобразный художе­ственный язык Палеха, где действительность при­чудливо соединяется с фантастикой; увиденные художником в натуре зеленые луга, хлебные ни­вы, иссиня-черные ручьи и реки изображаются с особой пластичностью, уживаются рядом с фанта­стическими травами, сказочными птицами, зве­рями, диковинными палатами. Эта иносказатель­ность, близкая мышлению крестьянских худож­ников, расписавших предметы народного быта, стала одной из своеобразных черт палехской ми­ниатюры.

Одним из основателей и создателей стиля Па­леха был И. И. Голиков — выдающийся художник (1886-1937). Его по праву называют вождем Па­леха. Произведения И. И. Голикова пронизаны страстным чувством жизни, бурным движением, эмоциональным напряжением. Одна из работ Го­ликова изображает выступление Степана Разина перед голытьбой. Страстность революционной идеи, неудержимое стремительное действо выражено у Голикова не только острой композицией, динамикой поз, но и колоритом, сильными, звуч­ными красками, контрастным соотношением цве­тов. Красный, полыхающий цвет рубахи Разина, яркое соцветие одежд людей, стоящих вокруг, приобретают живописную декоративность, отра­жающую образ символического значения.

Фольклорность образов, песенная напевность и мягкая лиричность отличают многие произведения палехской миниатюры. Плавные текучие ли­нии, пластичные образы, нежная певучая гармо­ния красок свойственны работам лучших худож­ников-палешан И. Маркичева, А. Котухина, А. Дыдыкина, И. Вакурова, И. Зубкова.

Мотивы творчества палешан созвучны совре­менности: в них нашли отражение излюбленные сюжеты крестьянского труда, тема коллективиза­ции деревни, социалистического строительства, иллюстрации к произведениям русской и совет­ской литературы: А.С. Пушкина, М.Ю. Лермон­това, А.А. Фадеева, А.М. Горькова. Связь с лите­ратурным текстом, с русской народной сказкой, былиной, песней, обращение к темам далекой и славной истории нашей Родины помогают палех­ским миниатюристам создавать образы глубокого содержания, проникнутые большим жизненным чувством. Современные палехские художники обогаща­ют творческое наследие своего знаменитого про­мысла, решая новые художественные задачи.

Мстёра

 

мстера 4Вслед за палехом на путь лаковой миниатюры встали Мстера и Холуи, и каждый промысел вы­работал свою самостоятельную художественную манеру. У художников Мстеры это определялось в первую очередь своими местными иконописными традициями, сложившимися под влиянием новго­родских и строгановских писем. Лаковые росписи Мстеры носят реалистический характер, отлича­ются особым пониманием живописного производ­ства. Им свойственна утонченная культура коло­рита, в которой черное выступает как цвет, а не как фон в палехской миниатюре.

Мстерская миниатюра, вид традиционной русской миниатюрной живописи темперной краской на папье-маше, сложившийся к началу 1930-х гг. в поселке Мстера на основе местного иконописного промысла. Иконописание возникло в Богоявленском мужском монастыре в 17 в. и к середине 18 в. распространилось в Богоявленской слободе Мстера, став одним из основных занятий ее мужского населения. Постепенно из небольших семейных производств выросли достаточно крупные мастерские с числом наемных иконописцев до тридцати человек. Наиболее известными были мастерские С. А. Суслова, И. П. Догадина и В. А. Шитова. Иконописный стиль Богоявленской слободы 18-19 вв. определялся запросами старообрядцев, стремившихся к сохранению древнерусской иконописной традиции: образцовой считалась иконопись древнего Новгорода, Москвы 16 в. и Русского Севера — так называемые «северные (поморские) письма». Для икон этого направления характерен сдержанный темный колорит, изысканные плоскостные орнаментальные композиции, ковром покрывающие иконную доску, и умеренное применение золота для проработки деталей. К началу XIX в. иконы мастеров Богоявленской слободы продавались по всей территории России, а также в других православных странах — Румынии, Сербии, Болгарии.

 Большую роль в развитии искусства мстерских иконописцев сыграл ученый, просветитель и общественный деятель Иван Александрович Голышев. В конце 1850 — начале 1860-х гг. он открыл в селе Сарское-Татарово близ Мстеры сельскую литографию, где печатал лубочные картинки, «Альбомы русских древностей». Печатные рисунки на темы русских сказок, песен, былин, житий святых расписывались на дому женщинами и детьми. И. А. Голышев занимался сбором и изучением древних рукописей, состоял членом восьми научных обществ России, однако главным делом его жизни было изучение истории древнего мстерского иконописного промысла.

 На волне всеобщего интереса к национальному культурному наследию, характерному для русского общества того времени, возрос спрос на иконы мстерского письма. Иконописцы Богоявленской слободы приглашались в Москву, Петербург, Новгород для реставрации древнерусских икон и росписи храмов. Выходцы из Мстеры братья Чириковы, М. И. Дикарев, В. А. Гурьянов открыли в Москве собственные иконописные мастерские, пригласив на работу в древнюю столицу наиболее талантливых своих земляков. Эти мастерские, выпускавшие дорогие иконы, написанные в стиле древнерусской живописи, выполняли заказы императорского двора и богатых старообрядческих семейств.

В начале 20 в. в связи с широким развитием производства печатных икон, иконописный промысел в Мстере, как и в других живописных центрах, резко пошел на спад. Остро встал вопрос о необходимости поиска новых форм выражения древней живописной традиции, веками сохранявшейся в искусстве многих поколений мстерских мастеров.

 В 1923 г.мстерские иконописцы А. Н. Куликов, Н. П. Клыков, А. И. Брягин, А. Ф. Котягин, В. Н. Овчинников, Е. В. Юрин и А. М. Меркурьев организовали «Артель древнерусской живописи», попытавшись перенести свое искусство на украшение деревянных точеных изделий — солонок, тарелок, матрешек, коробочек и т. д. К 1930-м гг. ими была освоена технология изготовления изделий из папье-маше, заимствованная у мастеров старейшего в России центра лаковой миниатюры — подмосковного Федоскино. Покрытые черным лаком шкатулки, бисерницы, ларчики стали расписываться темперными красками, растертыми по древнерусскому способу на яичном желтке с добавлением воды и кваса. Сохранилась и стилистика древнерусской иконы — стройные пропорции фигур с небольшими изящными головами, условное изображение пейзажа с горками-площадками и т. д. Сохранив принципы иконного письма, мстерские миниатюристы обратились к темам крестьянской жизни, русского песенного и сказочного фольклора.

 В 1931 в Мстере была образована артель миниатюрной живописи «Пролетарское искусство». Уже к сер. 1930-х гг. искусство Мстеры получило высокую оценку за рубежом. На всемирных выставках в Милане (1935), Париже (1937) и Нью-Йорке (1939) мстерские миниатюристы были удостоены дипломами, золотыми и серебряными медалями.

С 40 до 60-х годов во многих центрах лаковой миниатюры, в том числе и в Мстёре стала господствовать станковая живопись — художники в основном стали копировать картины русских художников 19 в. Особая декоративная специфика миниатюры, основанная на условности ее художественного языка, была нарушена. Лишь в 1960-1970-х гг. началось возрождение традиции, поиск новых направлений в искусстве мстерской миниатюры.

 В 1970-1990-х гг. мастера мстерской миниатюры активно развивали искусство промысла, сохраняя традиционную узорность и декоративность строгой лаконичной композиции, мягкий колорит, построенный на ярких звучных красках. В современной Мстере возрождаются традиции иконописания, реставрационного дела и монументальной живописи. Центром промысла является фабрика, созданная в 1960 на основе артели «Пролетарское искусство». Активно работают частные мастерские и отдельные мастера. Среди ведущих художников Мстеры — Л. А. Фомичов, В. Ф. Некосов, Ю. М. Ваванов, В. Н. Молодкин, П. И. Сосин, Н. А. Любомудрова и др.

Холуй

 

холуй2Холуйская лаковая миниатюра зародилась в селе Холуй Ивановской области. Миниатюры исполняют на папье-маше с использованием специальных темперных красок.

Темпера была основным материалом для самостоятельной живописи еще 5-7 веков назад, а история использования этих красок насчитывает более трех тысяч лет. Например, темперными красками были выполнены росписи саркофагов египетских фараонов, так же их широко использовали византийские художники и русские мастера (вплоть до конца XVII века). Темпера используется и в монументальной живописи, т.к. она водостойкая, а многообразие приемов и фактурность позволяют мастерам работать в различных техниках, будь то письмо тонким слоем или густое пастозное письмо.

Темпера присутствует в традиционной технике иконописи. Ее наносят по левкасу (грунт с добавлением льняного масла) на деревянную основу. Холуйские мастера (так же, как и мастера из Мстеры и Палеха) основывают свое творчество на технике древнерусских иконописцев. По мнению искусствоведов, первыми иконописцами в Холуе были монахи Троицкого монастыря, принадлежавшего Троице-Сергиевой лавре. Они обучали местных жителей, и к концу XVII века Холуй стал носителем традиций иконописи лавры СергиевогоПасада.

Главное отличие холуйских мастеров от их соседей из Мстеры и Палеха в том, что они обучались мастерству на покрытых лаком и окрашенных в черный цвет листах картона. Данное решение предложил искусствовед А.В. Бакушинский для экономии материалов, чтобы не портить предметы, планируемые для росписи.

В 1861 году в Холуе было открыто первое во Владимирской губернии художественное училище. Затем в 1882 году появились рисовальные классы, которые были преобразованы в иконописно-рисовальную школу. А в 1901 году появились иконописные мастерские.

После революции Холуйские мастерские были закрыты, и людям приходилось заниматься делами, далекими от художества. Но вопреки тому, в 1934 году, по примеру своих соседей, холуйские мастера объединились в артель и стали искать свой собственный стиль в лаковой миниатюре.

В 1959 году был создан Музей Холуйского искусства, сейчас он имеет статус Государственного музея.

С 1961 г. холуйская миниатюрная живопись стремительно развивалась. Она вышла на международный рынок. Первые заказы на лаковые миниатюры были из Лондона, затем из Германии, Франции, США, Бельгии и Италии.

Помимо миниатюр, мастера начинают изготавливать декоративные лаковые панно. Тиражи лаковых изделий насчитывают более 700 штук. Помимо традиционного черного фона, в работах все чаще начинают использовать насыщенный красный, зеленый и вишневый цвет. Сюжеты разнообразны: русский фольклор, былинные и сказочные мотивы, исторические, литературные, пейзажные песенные, сатирические и многие другие сюжеты, образы деятелей русской культуры. У каждого мастера есть индивидуальные отличия, своя манера исполнения сюжета. При этом сохранено единство стиля, а Холуй обрел статус мирового центра лаковой миниатюрной живописи.

В 1989 году образовалось Холуйское художественное училище миниатюрной живописи, которое и сейчас готовит мастеров для народных художественных промыслов.

В наши дни так же существует Холуйская художественная фабрика лаковой миниатюры, где на сегодняшний день трудится около 200 человек. Стиль и традиции тщательно сохраняются и контролируются художественным советом.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru