Главная » Общество » Николай Юренев. Как злой вирус обсыпал наши скрепы, приравняв религию к досугу

 

Николай Юренев. Как злой вирус обсыпал наши скрепы, приравняв религию к досугу

 

 

Интересно наблюдать, как под влиянием коронавируса с отечественного фасада осыпаются всевозможные скрепы, без которых само существование российской государственности еще вчера казалось немыслимым.

Ну в самом деле, как нам без «веры в Бога, переданной предками»?

Но стоило чуть грянуть грому (далеко не самому грозному по отечественным историческим меркам – по крайней мере пока), как номенклатурный хлыщ, забыв про крестное знамение, сломя голову бросился на поиски зонтика.

Жизнь вечная, оказывается, для большинства не дорого стоит по сравнению с жизнью земной, конечной.

А как иначе трактовать звучащий из каждого кремлевского утюга призыв праздновать дома главный православный праздник Пасху?

Честно говоря, мы и раньше догадывались, что все эти чиновничьи свечи-поклоны-целования икон и прочее – не совсем всерьез. Отдельные кремлевские насельники, вполне возможно, и веруют во Христа – но далеко не все и даже не большинство. А если и веруют, то, скажем так, факультативно. То есть в порядке некой необязательной дисциплины, прогулы по которой не грозят ничем. С такой же истовостью, с какой они в хоккей играют.

Патриарх обратился к народу с рекомендациями не ходить в храм на богослужения. Как заявил он еще 29 марта, «спасение души возможно и без храма». На примере Марии Египетской пояснил, что посещение храма, оказывается, необязательно для спасения.

Сказать такое первому лицу церкви – это значит перечеркнуть всю многолетнюю миссионерскую деятельность, результатом которой было приучение людей с детства к хождению в храмы.

Хождение в храм на богослужения – это не зайти поставить свечку раз в год, а нечто сродни трудовой вахте, не терпящей пропуска без уважительных причин. Регулярное стояние в храме, зимой без возможности снять верхнюю одежду, особенно при дикой давке в праздники – это вообще-то нелегкий труд. И вдруг оказывается, что все это не нужно!

Выражаясь современным экономическим языком, были вложены огромные средства в создание культуры потребления церковных богослужений – и вдруг патриарх одним словом эту культуру потребления порушил.

По мнению протодиакона Андрея Кураева, опального богослова, некоторые священники боятся, что прихожане отвыкнут ходить в церковь:

«У тех, кто совсем умный, есть опасения, что народ-то может за эти месяцы карантина расцерковиться. Что, оказывается, есть другие пути проявления своей христианской идентичности, кроме как зажигание свечек в храме. И собственно в Евангелии про свечки ничего не сказано».

Популярной прибауткой в православных соцсетях стал вопрос «А что, так можно?»

Иерархия раскрыла «тайну», что, оказывается, «спастись можно без храма», «причащаться можно самим запасными дарами», «службы можно совершать дома без священника»… И даже вербу и пасхальные снеди можно освятить самим, покропив их святой водой.

Эпидемия пройдет, но осознание ненужности большинства услуг, которые оказывало духовенство, останется.

Добровольно закрыть храмы на время эпидемии означает расписаться в том, что религия против стихийных бедствий бессильна, а групповые религиозные обряды вредны; что вера не сможет защитить верующих от законов природы.

Священнослужители подают себя пастве в качестве представителей ее интересов в небесной канцелярии. Но сейчас признают, что когда приходит беда, их магические обряды бессильны.

И вот если стать на «верующую» точку зрения – как в таком случае будет звучать предостережение «не ходи в церковь, ты там заразишься и других заразишь»? Где это верующий заразится – в священном месте во время одного из самых святых праздников веры? В тот момент, когда он будет молиться – то есть непосредственно общаться с Богом? А Господь Бог что же – всё это допустит?

Но церковное начальство по факту соглашается с тем, что их религия – такой же сектор массовой индустрии развлечений, как шашлык или футбол,

Привлекательность религии с её «обязательными» ритуалами и чудесами по расписанию на том ведь и держалась, что она как бы намекала нам на нечто, что важнее футбола, шашлыков, жизни и смерти. Но если признается, что никакой церкви вам не будет, никаких служб и обрядов, пока вирус не пересидим – точно так же как никакого футбола, никаких шашлыков, – тогда особая роль церкви испаряется.

Церковь тогда не более чем «культовое сооружение», а всякие всенощные службы – не более чем ритуал, призванный занять паству, чтобы у нее не было слишком много свободного времени.


Источник: https://publizist.ru/blogs/107999/35773/-

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс

Комментарии закрыты

Извините, но вы не можете оставить комментарий к этой записи.