Главная » События » Ольга ШЕЛКОВА. Трагическая развязка компьютерных увлечений в уральском Миассе

 

Ольга ШЕЛКОВА. Трагическая развязка компьютерных увлечений в уральском Миассе

 

364_001_

О проблеме компьютерной зависимости молодежи, агрессивных играх и безнравственных телепередачах говорят достаточно много. Тревога, которую бьют детские психологи, учителя, отдельные депутаты и сотрудники социальных служб, зачастую наталкивается на скепсис «продвинутых» родителей. Пусть дети осваивают компьютер, ведь жить им в новом информационном мире. Оказывается, «ретрограды» не так и неправы. Но понимать начинаешь это только тогда, когда разыгрывается очередная трагедия.
В городе Миассе Челябинской области, на берегу заповедного озера Тургояк, жила счастливая семья. Обеспеченная и благополучная. В поселке Тургояк другие не живут. Отец-предприниматель, заботливая мама и пятнадцатилетний сын-отличник, победитель всероссийской олимпиады по истории. И жить бы им и жить, если бы Антон (имя изменено) не увлекся компьютерными играми, отдавая им все свободное время. Естественно, успеваемость парня начала падать, и, как рассказывают одноклассники Антона, он стал замкнут и агрессивен, конфликтовал с учителями и товарищами.

Толчком для трагедии послужила полученная двойка. Родители в наказание отлучили сына от компьютера. И вечером 4 октября примерный мальчик бросился на мать с ножом, нанеся ей несколько ножевых ранений в шею и грудь. Женщина скончалась от потери крови. Позже подросток дождался прихода отца, подкараулил его за дверью, напал со спины и также несколько раз ударил ножом в грудь и в голову. Крепкому мужчине удалось увернуться от ударов, благодаря чему он сохранил жизнь, но в тяжелом состоянии находится в реанимации одной из больниц Миасса. А Антон, совершив ужасное преступление, якобы убежал топиться в реке Миасс, глубина которой составляет от силы полметра, где, весь измазанный кровью, и был задержан полицией. Парень во всем признался. Суд принял решение заключить его под стражу. Антону предъявлено обвинение по статье «Убийство» и «Покушение на убийство двух лиц». Ему грозит до десяти лет лишения свободы.

Будет проведена психиатрическая экспертиза. Собственное расследование ужасного случая планирует провести и уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка П. Астахов, заявивший, что «трагедия в Миассе произошла из-за запрета подростку играть в компьютерные игры. Она обнажила проблему игрозависимости детей и заставляет нас говорить о необходимости введения уроков медиабезопасности».
Комментируя кошмарный случай, всколыхнувший тихий уральский городок, педагог реабилитационного отделения челябинского областного центра диагностики и консультирования В. Сидорчук отметил: «У детей, которые чрезмерно увлекаются играми, происходит подмена, они перестают различать реальный и виртуальный миры. Избитый герой в игре может найти здоровье и излечиться, и у ребенка стирается понятие реальности, понятие, что такое жизнь и что такое смерть. Детская психика нетренированная, неустоявшаяся, темп игры задается не самим пользователем, то есть ребенок постоянно находится в напряжении. В итоге неустойчивая психика измочаливается. Ребенок становится раздражительным. Он может взмахнуть ножом, не отдавая себе отчет, какие последствия будут». Этот феномен отмечают и другие специалисты в области детской психологии. Неокрепшая психика ребенка не может понять, что в реальности «запасных жизней» нет. И нельзя во второй раз перезапустить сохраненную игру, оживив мать и отца.
Компьютерная зависимость в качестве самостоятельного диагноза была принята в начале 90-х гг. и определяется как патологическое пристрастие человека к работе или проведению времени за компьютером. Родители сами часто бездумно толкают детей к этому виду наркозависимости, радуясь, что ребенок находится дома под присмотром и не мешает взрослым заниматься своими делами. Куда проще усадить чадо к экрану или телевизору, чем уделить ему внимание, поговорить и узнать, что в душе у ребенка.

Между тем, по данным российских психологов, от 10 до 14% людей, играющих в компьютерные игры, становятся зависимыми от них. Исследованиями доказано, что регулярный просмотр агрессивных телепередач и игр детьми дошкольного и младшего школьного возраста – предвестник совершения ими серьезных уголовных преступлений к 30-летнему возрасту. Зависимость может возникнуть в любом возрасте, но наиболее подверженными этому являются как раз подростки. Хотя, как отмечает детский психолог И. Петрова, «уже в 4–5 лет дети обожают смотреть боевики, играть в «стрелялки» и отказываются смотреть наши отечественные мультфильмы и сказки, говоря, что это им неинтересно. Современное западное искусство изменяет, деформирует психику ребенка».
Ученые различают четыре стадии игровой зависимости. Первая – это увлеченность в легкой форме. Человек «присматривается» к игре, ищет в ней хорошее и плохое, «входит» в игровой вкус, стараясь прочувствовать его. Потом это переходит в стадию серьезной увлеченности, когда человека начинает тянуть в игру, ему хочется играть в нее еще и еще. Индикатором стадии зависимости является то, что человек не может ни есть, ни пить, ни думать ни о чем другом, кроме как об игре. А затем он просто «переселяется» в игровой мир, где чувствует себя комфортнее, чем в реальности.

Уже сам факт «пропадания» ребенка в игре и интернете должен насторожить родителей. Помимо немотивированной агрессивности, у игромана появляется эмоциональная черствость. Он неспособен сочувствовать переживаниям других людей, цинично и грубо разговаривает с родителями, теряет школьных товарищей, с которыми ему становится скучно. Разрушение социальных связей только усугубляет ситуацию. Не имея рядом «живой души», подросток все глубже уходит в виртуальную реальность. В которой он привык быть суперменом и убивать. Такой способ поведения он переносит и в реальную жизнь. Кроме того, массовая компьютеризация и развитие социальных сетей привели к тому, что выросло целое поколение детей, которые способны воспринимать только зрительную информацию. Школьных учителей они просто «не слышат», что сказывается на успеваемости.
Только кажется, что таких зависимых детей мало. В рамках научного исследования «Влияние компьютерной зависимости на психику подростков» психолог А. Панюлайтите провела социологическое исследование, результаты которого оказались поистине удручающими. 52% анкетируемых подростков оказались на стадии увлеченности виртуальной реальностью, 39% имеют риск развития компьютерной зависимости. И лишь у 9% детей такая зависимость отсутствует. При этом 20% опрошенных подростков часто предпочитают проводить время за компьютером, нежели общаться непосредственно со своими друзьями, у 40% наблюдаются проблемы со сном, у 45% опрошенных подростков компьютер является «успокаивающим средством» от неприятных мыслей в своей жизни. И 80% (!) опрошенных нервничают, раздражаются или испытывают дискомфорт при отвлечении от работы на компьютере. Вот они, потенциальные антоны из Миасса!

Противостоять засилью льющейся с экранов агрессии действительно сложно. Компьютерные игры – это многомиллиардный бизнес, который ради получения дохода калечит психику наших детей и превращает их в убийц. Компьютерный игровой рынок ни на секунду не прекращает роста и составляет сейчас примерно 50 млрд долларов США в год. Что касается российского игрового компьютерного рынка, то его объем вырастет по итогам 2015 г. на 8%, до 1,76 млрд долл. с 1,63 млрд в 2014 г. В силу эмоциональности наших людей и низкого уровня жизни, который заставляет выбирать «бюджетные» развлечения, россияне проводят у экранов гораздо больше времени, чем их западные «коллеги». Например, если средний американец тратит на игры 6–7 часов в неделю, то россиянин – от 3 до 7 часов в сутки.
Кто же получает многомиллиардные прибыли от игровой наркомании? Доминирующие позиции на мировом рынке компьютерных игр занимают американские, японские и французские компании. Наибольшую долю по доходу на этом рынке в 30,5% занимает США. Люди должны знать имена своих «героев». Это американские Electronic Arts, THQ Inc., Take-Two Interactive Software, Inc., французская Ubisoft Entertainment S.A., японская Nintendo Company, Limited и др. Но крупнейшим мировым производителем является американская Activision Blizzard Inc., автор игры World of Warcraft, из-за увлечения которой Антон убил своих родителей.

На службе транснациональных корпораций – звезды телеэкрана и именитые психологи-лоббисты, ведущие СМИ и рекламные агентства, сенаторы и правительства. Например, рекламный ролик World of Warcraft с Чаком Норрисом в YouTube посмотрели десятки миллионов интернет-пользователей. В рекламе различных видеоигр уже успели засветиться Харрисон Форд, Хайди Клум, Николь Кидман, Деррик Роуз и другие звезды Голливуда. А рекламный ролик игры Need for Speed: The Run снял Майкл Бэй, режиссер таких популярных фильмов, как «Скала» и «Армагеддон».

«Ручные» подкупленные психологи подкрепляют рекламные компании фальсифицированными «научными» выводами. Так, психолог Шон Грин университета штата Висконсин в Мэдисоне и его коллега Аарон Зайтц из университета Калифорнии в Риверсайде опубликовали исследование, в котором говорится, что лучше всего улучшают умственные способности геймеров именно стрелялки и аркады. «Ученые от рекламы», конечно, сделали оговорку, что игры снижают интерес ребенка к тому, что происходит в учебном классе, а также обладают рядом других негативных социальных эффектов. Но кто об этом задумывается, покупая ребенку очередную яркую игрушку, чтобы он «сидел дома, а не шатался во дворе неизвестно с кем»?

Можно сколько угодно ругать государство за развал системы образования и инфраструктуры по работе с молодежью. Действительно, в сфере информационной и компьютерной безопасности у нас царит полная вольница. Например, в Греции запрещено играть в компьютерные игры в интернет-кафе. А у меня перед глазами буквально стоит пятилетняя девочка-ангелочек, которую безмозглая мама в интернет-кафе учила убивать собачек, старушек и мам с колясками в компьютерной «стрелялке». И таких детей сотни. Все компьютерные клубы на 90% забиты детьми, которые увлеченно «мочат монстров». В 2011 г. в Южной Корее был принят закон, запрещающий детям играть в онлайн-игры с полуночи до 6 часов утра. В 2013 году закон был смягчен, передав принятие решения в этом вопросе родителям.

У нас же проблема доступа детей и подростков к компьютерным играм не регулируется вообще. Что еще должно произойти, чтобы, наконец, юных граждан оградили от деструктивного влияния агрессивных игр, сцен убийств и жестокости в фильмах, порнографических и аморальных шоу на ТВ? Родители остаются один на один с проблемой компьютерной зависимости своих детей. Но именно на них в конечном итоге и лежит вся ответственность за воспитание детей. Государство и школа лишь могут в этом помочь.
Давайте зададим себе вопрос, когда мы последний раз говорили с ребенком по душам? Знаем ли мы, какими именно программами пользуется ребенок? Что его увлекает в интернете? Ведь в нашей жизни нет ничего важнее этих маленьких существ, в которых заключается наше будущее.

Источник -http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=601067

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий