Главная » Политика » Сергей Лебедев. «Болек» и другие полезные идиоты

 

Сергей Лебедев. «Болек» и другие полезные идиоты

 

Бывший лидер профсоюза «Солидарность» заявляет, что сначала он должен собрать все доказательства ложности обвинений Института национальной памяти (ИНП)
Лауреат Нобелевской премии мира, бывший президент Польши и лидер профсоюза «Солидарность» Лех Валенса намерен подать в суд на Институт национальной памяти (ИНП), который опубликовал документы о его агентурном прошлом в 1970-е годы. Об этом он заявил журналистам в Гданьске.

Радио «Свобода»

Статья политолога Сергея Лебедева о бывшем тайном агенте…

С.В.Лебедев

В Польше разразился вялый политический скандал, в центре которого Лех Валенса, бывший электрик судоверфи в Гданьске, лидер профсоюза «Солидарность», пришедшего к власти в августе 1989 года, а затем президент Польши в 1990-95 гг. Институт национальной памяти (весьма зловещая организация, занятая прославлением всех «борцов» с коммунизмом и поисками врагов) открыл доступ к документам, касающиеся агента Службы Безопасности Польской Народной республики «Болека», хранившиеся в доме прежнего главы СБ генерала Чеслава Кишчака. Среди опубликованных документов – персональная папка и папка сотрудничества в 1970-1976 годы тайного агента «Болек», где находятся написанные от руки обязательство к сотрудничеству, подписанное «Лех Валенса «Болек»» и датированное 21 декабря 1970 года. Также там находятся донесения «Болека» и заметки сотрудников СБ после встреч с ним. Это не является сенсацией, ведь Валенсу обвиняли в связях с СБ еще на заре его карьеры как лидера «Солидарности».

Но нельзя сказать, что разоблачения Болека стали чем-то поразительным. Если мы проследим судьбу любого деятеля антикоммунистических движений и борцов за права человеков в Восточной Европе, то не может не впечатлить то обстоятельства, что все они работали на соответствующие спецслужбы. Подтверждением могут служить результаты люстрации («просвечивания») и предания гласности о работе осведомителей карательных органов в странах Восточной Европы после «бархатных революций» 1989 года. Выяснилось, что осведомителями были едва ли не подавляющее большинство диссидентов. В Чехословакии на местную тайную полицию работал диссидент № 2 Ян Каван, после подавления «Пражской весны» возглавлявший антикоммунистическую эмиграцию в Европе, а после «бархатной революции» 1989 года он какое-nо время был министром иностранных дел (Вацлав Гавел, которого можно считать за диссидента № 1, был связан с западными спецслужбами). Из – за подделки люстрационного свидетельства ушел в отставку Михал Грубы, председатель чешского Национального Фонда Собственности, своего рода чешский Чубайс. Аналогичная история произошла в Болгарии, в которой все более или менее значительные фигуры правозащитного движения, оказались «стукачами».

В восточной Германии, которая в период правления коммунистов называлась Германской Демократической республикой (ГДР) местная спецслужба, известная как «Штази» с истинно немецкой аккуратностью контролировала абсолютно всех оппозиционеров. После крушения ГДР выяснились интересные факты. Сотрудничал со «Штази» и последний премьер – министр ГДР Лотар де Мезьер, возглавлявший демократически выбранное правительство после падения Берлинской Стены. На «Штази» работала знаменитые писатели Криста Вольф и Эрвин Штриттмайер. Вольфганг Шнур, лидер восточногерманской партии «Демократический прорыв», которая в блоке с прежними системными партиями ГДР способствовала объединению Германии, также был разоблачен как осведомитель «Штази». Кстати, в рядах «Демократического прорыва» начинала карьеру Ангела Меркель. После объединения Германии из – за люстрационных скандалов покончил самоубийством депутат бундестага Герхард Риге, ушел в отставку премьер — министр Тюрингии.

В Венгрии конституционный суд вообще запретил проводить люстрацию.

В Польше пришедшая к власти в 1989 году «Солидарность» предусмотрительно постаралась не принимать законы о люстрации. И только в 1996 году, когда президентом был бывший коммунист А. Квасневский, соответствующий закон все же был принят. Результаты не замедлили сказаться: два легендарных деятеля «Солидарности», вице – премьер Я. Томашевский и мэр Щецина, сенатор М. Юрчек, вынуждены были со скандалом покинуть свои посты после разоблачений своих прежних связей с органами. Также были отправлены в политические небытие за связи с «органами» председатель сейма Юзеф Олексы, министр финансов Зита Гилевска, митрополит Варшавский Станислав Вельгус. Теперь вот самый главный человек-символ «сопротивления коммунизму», оказывается, был «Болеком».

Заметим, что в Восточной Европе были преданы гласности сведения только о сотрудниках отечественных спецслужб. О тех, кто среди восточноевропейских диссидентов «работал» на советский КГБ, никакой информации до сих пор нет. (Многие из тех, кто отрабатывал задания американского ЦРУ, западногерманского БНД или израильского Моссад, в наши дни только гордятся этим обстоятельством).

После этого правомерен вопрос: но почему эти агенты спецслужб все же сыграли некоторую роль в свержении коммунизма в ходе «бархатных революций»? Ответ будет прост: именно благодаря тому, что они были агентами соответствующих служб, эти диссиденты действительно могли сыграть роль в переходе государственной собственности в руки восточноевропейской партноменклатуры. И по этой же причине диссидентура быстро потеряла власть в восточноевропейских странах. И нельзя забывать, что все восточноевропейские «органы» были младшими братьями от большого советского брата. И именно советский брат определил, когда и как использовать своих агентов.

Среди причин неожиданного падения социалистической системы в Восточной Европе и распада СССР на первое место надо поставить позицию правящих коммунистов, которым захотелось стать капиталистами. Стоящая у руля партии и государства верхушка, не веря в какие – либо идеалы марксизма – ленинизма, в послесталинский период истории определенно стала тяготиться социалистической системой. Распоряжаясь гигантским потенциалом сверхдержавы и ее буферных государств в восточной Европе, коррумпированная партийно – хозяйственная номенклатура не могла иметь ее в своей собственности. Современный публицист Юрий Мухин справедливо подметил, что у властвующей элиты СССР господствовал комплекс евнуха в гареме – всем командуешь, но ничего не можешь! Но для того, что – бы превратить политическую власть в финансовый капитал, необходимо сокрушить не только социалистическую систему, но и саму советскую государственность. СССР был жестко идеологизированным государством, само существование которого основывалось на коммунистической идее. Большинство населения страны, хотя и имело немало поводов для недовольства, было лояльно режиму и социально – экономической системе.

При этом партноменклатура Восточной Европы, у которой за плечами не было коммунистической революционной традиции, как в СССР, быстрее была готова «поступиться принципами», благо в них никто не верил и перейти к «капитализму». Когда летом 1989 года стало ясно, что горбачевское руководство СССР теперь не только не будет возражать против переориентации своих союзников на Запад и «рыночным реформам», под которыми понималась элементарная растащиловка общенародной собственности, но и само подталкивает Восточную Европу на этот путь, то диссиденты сразу понадобились. Летом 1989 года польская «Солидарность», практически исчезнувшая после введения военного положения в 1981 году как самостоятельная сила, вдруг возродилась, и с ней как с равноправным партнером начало договариваться коммунистическое руководство. Затем на демократических выборах «Солидарность» одерживает победу, после чего начинаются «реформы». В Чехословакии в ноябре происходит «бархатная революция», когда студентов пражских вузов просто вынуждают участвовать в митингах, сообщив ложные сведения о гибели одного из их товарищей. Коммунистическое руководство почему – то без всякой борьбы уступает власть непонятно откуда взявшемуся Гражданскому Форуму. В Румынии, где коммунистический лидер Н. Чаушеску, не отличавшийся особым умом, но не склонный к компромиссу с Западом, пытался сопротивляться, его просто устранили после очень подозрительного восстания в Бухаресте.

Все это было сделано только для того, что бы партноменклатура могла после «народных антитолитарных революций» перейти к приватизации. Было необходимо по пропагандистским причинам свернуть власть коммунистов, не затрагивая коммунистический партийный и государственный аппарат. Сыграв роль «полезных идиотов», диссиденты оказались не нужны, и практически сразу сошли с политической сцены. Некоторые диссидентские деятели типа Леха Валенсы или Вацлава Гавела еще некоторое время выполняли роль «свадебных генералов», то есть символов «сопротивления», но реального значения не имели. Валенса проиграл выборы 1995 года, баллотируясь на второй срок, набрав 1% (!) голосов и, получив свои тридцать серебряников, ушел в частную жизнь.

Что касается рядовых диссидентов, то они оказались не нужны, а к рынку они вообще были не приспособлены. Что ж, революция подобно Сатурну пожирает своих детей. «Бархатная революция» не составляет исключения.

В Советском Союзе диссиденты так и не сделали ничего подобного восточноевропейским собратьям, хотя КГБ и партноменклатура КПСС явно готовили их к роли таких же «полезных идиотов». Но в СССР диссиденты оказались бесполезными идиотами. Если в некоторых странах Восточной Европы оппозиция режиму имела определенную поддержку масс, то в СССР несколько десятков диссидентов, занятых исключительно писанием «воззваний» на Запад и доносов друг на друга в КГБ, вряд ли могли обрести хоть какое – то влияние. Пришлось устраивать «перестройку» и партократам выступать самим. И грозный Комитет госбезопасности сыграл в этом большую, если не основную роль. И не случайно, что впоследствии один из руководителей КГБ, генерал Ф. Бобков, ранее занимавшийся борьбой с диссидентурой, в дальнейшем возглавил службу безопасности олигарха Гусинского. Впрочем, у большинства олигархов также охраной ведали бывшие сотрудники КГБ. Руководители КГБ прекрасно понимали, чего жаждет высшая советская номенклатура, ведь они сами входили в ее состав. Ну а затем на рубеже тысячелетия чекисты отстранили воров и сами заняли их место.

Что же касается Валенсы, то ему просто не повезло. Вот если бы он разбился в самолете под Смоленском вместе с паноптикумом своих подельников по «Солидарности», большинство из которых также работали на ту же «контору», (весьма простой и эффективный способ ликвидации утративших свою полезность идиотов), то сейчас бы никто не вспоминал о его второй тайной жизни. Вовремя сдохнуть – для посмертной репутации агентов спецслужб является самым главным.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru