Главная » Разные мнения » Татьяна Воеводина. БАТЮШКА ЦАРЬ И ИЛЮША ОБЛОМОВ

 

Татьяна Воеводина. БАТЮШКА ЦАРЬ И ИЛЮША ОБЛОМОВ

 

президент, царь, нефть, газ, товар, россия, бердяев, жмзньТретьего дня прослушала пресс-конференцию Путина. Как обычно, вызвало уважение его умение держаться на публике и отвечать на любые вопросы. Кому-то покажется, что это несложно, подумаешь – на вопросы отвечать. Но я-то знаю – сложно. Так вот общаться с публикой, отвечать на не заготовленные заранее вопросы самых разных людей, среди которых не редкость и любители подковырок, и патентованные дураки – не всякий на это решится. Известно: иной дурак такой вопрос выдумает, что десять умников не ответят.

Мне иногда приходится вот так стоять перед несколькими сотнями людей и отвечать на их вопросы – это непросто. Так что за находчивость и умение не пасовать – Путину респект и уважуха. Он классно смотрится и держится. У него свойская пошибка, душевный тон, убедительная интонация. И весь он простой, надёжный, убедительный, как его интонация. Притом совершенно нейтральный, без особых примет, даже без возрастных: можно дать и шестьдесят пять, и сорок восемь. Я, кажется, где-то приводила интересную мысль Юрия Трифонова: люди без особых свойств и примет часто залезают на самый верх, их охотно принимают, почти любят, потому что каждый может им приписать любые качества, которые он сам хочет в них видеть. Наверное, поэтому мои продавцы поголовно любят Путина, притом терпеть не могут всех остальных наших начальников и – особенно – политиков.

В учебниках по практической психологии верно пишут: ЧТО говорится – это определяет результат коммуникации процентов на двадцать максимум. Главное – невербальные средства коммуникации: КАК говорится, как человек двигается, как выглядит. На это смотрят в первую очередь. Этому мы учим наших продавцов на занятиях, да они и сами друг друга этому учат. Политика – это великая продажа, и подчиняется она всем законам продаж, особенно в эпоху телевидения. Так что там тоже интонация важнее слов, а внешность героя гораздо важнее того, что наша учительница литературы называла «внутренним содержанием» и всячески призывала развивать.

Так вот когда слушаешь Путина – получается очень хорошо и даже убедительно. Особенно, если слушать не сосредоточенно, а так, как слушает чаще всего современный человек – занимаясь попутно чем-нибудь, непрерывно отвлекаясь на другие источники информации. Я несколько раз по ходу действа отмечала, что на меня его ответы производят вполне приличное впечатление. Гораздо хуже получается, когда фрагменты из пресс-конференции начинают повторять по всем каналам в новостях: тут уже видишь несообразности. Вообще, прелесть телевизора состоит помимо прочего в том, что информация воспринимается со слуха, предъявляется однократно, да ещё картинка тебя отвлекает, да и сам ты, как правило, отвлекаешься. В сущности, зритель воспринимает картинку и слушает интонацию и какие-то ключевые слова, а до смысла дело особо и не доходит.

Повторение опасно, почти убийственно, для многих политических выступлений: оно даёт почувствовать их пустоту, бессодержательность, отсутствие логики, произвольность переходов.

Собственно, это знали ещё древнегреческие софисты. Сохранилась байка, что некий софист подготовил для клиента речь, полную подвохов и передёргиваний, на что были тароваты софисты, да это и составляло их профессию. «Хорошо, — сказал клиент, — но если послушать её во второй раз, то становится понятно, что тут много натяжек». – «В том-то и дело, что никто не будет слушать её во второй раз!», — ответил софист. Так что повторение по телевизору очень часто может быть опасным.

Повторение – вскрывает пустоту. Именно при повторении по всем каналам становится ясно: никаких идей нет, а полагаться нам рекомендуется исключительно на ход вещей – экономика сама подстроится, не может не подстроиться, так она всегда делает — экономика. Это уж не просто laissez-faire, а квинтэссенция, прямо-таки экстракт из laissez-faire. Ну и «работать нужно», а как, в каком направлении, какими средствами – это уж как сами знаете. Государство вам не помеха и не помощник. И вполне логично объявлено, что Правительство, Центробанк всё делают правильно. А правильно – это значит ничего. Затаиться и ждать, пока нефть не поднимется или там доллар упадёт, или ещё какая манна небесная посыплется – вот такая у нас экономическая (а также промышленная, сельскохозяйственная и иная-прочая) политика. Патриотические разговоры, похоже, для приятных русскому уху звуков, а реальность – как была вполне либеральная, так и осталась, только денег меньше стало. Может быть, что-то осталось за кадром, не говорят нам что-то? Но должно же когда-нибудь это таинственное что-то явить своё личико из-за кадра? Пока не являет… А меж тем старушки на нашем поселковом рынке помнять текущую цену на нефть, словно собственное давление.

Так что коротко сказать, пресс-конференция оставила впечатление бессодержательности. Но про это я бы и писать не стала. А вот что показалось мне гораздо содержательнее — это то, что было после.

После по 1-му каналу долго-долго обсуждали только что прошедшую конференцию.
Там были и люди знаменитые – политики, чуть не губернаторы, влиятельные опиньон мейкеры, какие-то восторженные дамочки, тоже, вероятно, чем-то знаменитые, но я их не знала, впрочем, я часто не знаю тех, кого знают все. И всем этим знаменитостям ведущий задавал вопрос об их впечатлениях о конференции и о том, что сказал Путин.

И все они – и начальники, и, как выражались в старину, «представители общественности» — выражались в едином ключе. Они все говорили: «Мы рады, что Президент взял на себя ответственность за всё происходящее». Кто-то хвалил его за то, что он не сваливал ответственность на министров и прочих депутатов, а вот так прямо и заявлял: «В президентских республиках за всё отвечает Президент». А он к тому же и Верховный главнокомандующий – значит, и за армию в случае чего отвечает. И дамочки, и мужи разума и совета – все в один голос радовались, что есть у нас человек, который за всё отвечает. Просто камень с души упал: нашёлся человек, который всё знает, за всё отвечает, и нас, сирых, не оставит и в обиду не даст.

Сначала мне показалось, что это они так, понарошку, из вежливости. Но потом поняла – вовсе нет. Они так думают, вернее, так ЧУВСТВУЮТ. Они испытывают громадную потребность в таком человеке, чтобы на него возложиться. Чтоб прислониться к нему, чтоб он знал, как быть и что делать. Ну а раз есть такой человек – значит, нам можно ни о чём не думать и не заботиться.

Сто лет назад Бердяев писал о России, что она вечно «невестится» и «ждёт мужа» — кого-то, кто знает, как ей следует жить, кто примет на себя ответственность, укажет дорогу и будет руководить ею в жизни. Очень часто этим «мужем», продолжает Бердяев, оказывался некий обобщённый немец, и выступал он скорее не мужем, а насильником. Но это ничему не научило (это я уже от себя). Потребность возлагаться на кого-то – глубоко сидит в нашем народе. Четверть века назад мы возложились на Америку, вообще на коллективный Запад. Нам померещилось, что они возьмут на себя ответственность за нашу жизнь и её, жизнь, наладят. Ну примерно как Штольц налаживал жизнь Обломова. Даже ещё хуже, мы вообще ничего не думали – просто возлагались. Верили, что они знают как, что владеют неким таинственный ноу-хау – ноу хау ведь и значит «знаю как»; вот они и знают. Точно так и сегодня Путин: сказал, что за всё отвечает, дам понять, что «знает как» — ну и ладно: все воспрянули духом и больше вопросов никаких не задают, в том числе и себе. Сегодня даже на рынке торговки приободрились: говорят, нефть вверх пошла и вообще Путин сказал, что через два года всё наладится. Значит, нужно просто затаиться и ждать. И будет нам.

Я много раз писала о врождённом монархизме нашего народа. Наш народ взыскует царя, который знает как, который избавляет от … кстати, от чего? Мне кажется, от сложности жизни, от тягостной взрослости и ответственности за собственную жизнь. Государь-отец – это тот, кто берёт на себя ответственность и позволяет тебе быть маленьким. Несовершеннолетним, не взрослым. Илюшей Обломовым позволяет быть. А уж как этот отец там разруливает запутанную историю, какие такие ему одному ведомые приёмы и способы применяет – это уж ему виднее. На то он и отец. Нам-то зачем об этом знать?

Старик Лебон, которого я очень ценю, верно заметил, что народы, психологически склонные к монархизму, склонны и к социализму. То и другое – это по существу дела делегирование ответственности за собственную жизнь куда-то наверх: «Начальству виднее», согласно старинному присловью.

См. Георгий Садков. Страшные дворцовые сны.

Что из этого следует? Что нашему народу нужен царь – тот самый, который бы за всё отвечал, всех защищал и по-отечески поучал. Отец нужен. И соответствующий строй жизни – семейный, отеческий. Таким во многом был советский социализм. Там люди были в значительной мере на положении детей: делай что велят, за это тебя поят-кормят. Правда, надо было понемножку воспитывать народ к взрослости, к самодеятельности, к самостоянию. Этого сделано не было. И капризные дети развалили свой детсад, прослышав, что где-то конфеты слаще и игрушки прикольнее.

Это всё так. Но верно ещё и вот что. Народ с таким, как у нас, душевным складом, очень рискует. Он не склонен заниматься своими делами и очень легко и радостно доверяется кому-то большому и знающему. Он не то, что заниматься своими делами – они их и знать-то не хочет. В этом главнейший конституирующий признак обломовщины, а не в лени или лежании на диване. В этом огромный риск: Штольц может оказаться пройдохой или неумехой. Что тогда?

Вот на такие – сумбурные – мысли навела меня пресс-конференция Путина и то, что ей воспоследовало

Источник-http://tochka-py.ru

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий