Главная » Разные мнения » Татьяна Воеводина. Это работает, это правда работает!

 

Татьяна Воеводина. Это работает, это правда работает!

 

130_01_.Русскиq_мир

По правде сказать, я не собиралась писать об убийстве Немцова. Ничего специального я сказать не могу – ни о самом герое, ни об обстоятельствах его гибели.

Видела я Немцова один-единственный раз. Помню, в 1992 г. мне привелось (имела честь!) присутствовать на годичном собрании Европейского Банка Реконструкции и Развития, которое проводилось в Петербурге, в Таврическом Дворце. Это, как я понимаю, была для России большая честь, но вот – заслужили, сподобились. Приехали к нам светочи цивилизации и прогресса. Всё было по-новому, по-прогрессивному, хотя Таврический дворец имел ещё вполне советский затрапезный вид. Я всё беспокоилась, достаточно ли по-деловому выгляжу, и даже спроворила в гостинице утюг, чтобы перегладить блузку.

Г-н Немцов произвёл на меня потрясающее впечатление, тогда молодой, энергичный и кудрявый. Он бойко выступал – всё о том же, о чём и сегодня бубнят в самых разных аудиториях: об иностранных инвестициях. О том, как придёт к нам Штольц и всё наладит и потекут у нас молочные реки в кисельных берегах. Не словами он впечатлил он меня, а поразительным внешним сходством с Хлестаковым, как я себе его представляла. Не разговорами – разговоры-то у всех одинаковые, а именно внешностью – вот этими кудрями, энергической бойкостью и той самой фирменной, хлестаковской «лёгкостью необыкновенной в мыслях». Будь я режиссёром – лучшего Хлестакова я бы не нашла.

Я тогда верила в иностранные инвестиции и их благотворность, и сама во всём этом участвовала, но на этом высоком собрании я вдруг остро испытала впечатление хлестаковщины. Потом уже прочитала статью Бердяева «Духи русской революции», где высказывается глубокая мысль: любая революция выбрасывает на поверхность хлестаковых. Таких хлестаковых было очень много, достаточно вспомнить легендарного «генерала Диму»; Немцов – персонаж из того же ряда. Вот, собственно, и всё, что я помню о Немцове. И писать о нём не собиралась.

Но прочитала на днях заметку Ирины Волынец, где она обоснованно предполагает, что это убийство ради манипуляции общественным сознанием – и захотелось написать. Ирина Волынец пишет: Сработает ли эта манипуляция общественным сознанием?

Что значит: сработает? Она уже работает! Ещё и как работает!

У меня есть приятельница, учились когда-то вместе; в этих заметках я называю её Лизой. Сейчас она по нездоровью сидит дома и даёт домашние уроки иностранных языков. Она превосходный знаток иностранных языков и преданная почитательница западной культуры. Такие книжки в оригинале читает, какие я и в переводе-то боюсь открывать. Например, когда много лет назад мой сын отправлялся в Ирландию, она попросила его привезти Джойса. Сын купил, открыл, разобрал лишь предлоги и артикли, закрыл — и навсегда проникся к ней огромным почтением. Кстати, эта моя приятельница в детстве учила его французскому языку. Одним словом, очень интеллигентная, разносторонне культурная женщина. Излишне говорить, что она ненавидит «кровавую гебню», современный тоталитарный режим, далее по всем пунктам.

Как только прошла информация об убийстве Немцова, моя подруга оперативно отреагировала: «звериный оскал современной власти». Тут же она сообщала мне: уже, оказывается, напечатаны продовольственные карточки, т.е., надо понимать, нас ждёт голод. Это несколько не в тему, но полезный штрих к картине «Ужас! Ужас! Ужас!» Ещё ничего не известно, а она уже точно знает: Немцова убил Путин или, как минимум, «режим». Она в этом настолько убеждена, словно лично знакома и с заказчиками, и с киллером – со всеми, и они ей подробно обо всём рассказали. Она это – знает. Не предполагает – знает. Помню, прошлым летом прилетела я на Кипр, там в аэропорту лежит газета Daily Mail с колоссальным заголовком: «Путин! За что ты убил моего сына?» Это про погибших в малайском самолёте, рухнувшем над Украиной.

Вот тут мне хочется остановиться. Моя Лиза – начитанная, культурная женщина. Она, по неписанной интеллигентской конвенции, ненавидит спецслужбы, называя из мастерами of dirty tricks, страстно верит во всевластие этих самых служб, их проникновение во все структуры власти. Пусть так. Но тогда она, наверняка, знает, что спецслужбы, даже самые фиговенькие, уж замочить-то человека могут без шума и грохота. И отравить могут, и «укол зонтиком» нанести… И ничего никто не узнает, а вскрытие покажет инфаркт, что для мужчины в летах, да ещё ведущего невоздержанный образ жизни – дело самое рядовое. И это даже не ditry trick, а рутиннейшее дело. Зачем было «кровавому режиму» и «всевластной гебухе» так нелепо подставляться? Если уж требуется убрать врага этого режима… Но логика занимает микроскопическое место в сознании обычного человека, в том числе и интеллигентного и начитанного.

Моя культурная, начитанная подруга не имеет в голове даже смутной тени подобного очевидного рассуждения. Она знает: героя убил путинский режим. Чем и доказал в очередной раз свою кровавость.

О чём это свидетельствует? А вот о чём. Антироссийская пропаганда очень действенна, сильна и эффективна. Она – работает. «IT WORKS! IT REALLY WORKS!” — “Это работает, это правда работает!” – заполошно орут американские демонстраторы бытовой техники. То же можно сказать об антироссийской пропаганде: она – работает. Очень даже работает.

Моя приятельница целыми днями слушает «Эхо Москвы», читает, его сайт, рассылает ссылки своим друзьям. Мои читатели нередко пишут: да что эти либералы, над ними уже давно все смеются, их два с половиной инвалида. Такая шапкозакидательская позиция – сомнительна и опасна. Верно, они в абсолютном меньшинстве, но арифметическое меньшинство – не гарантия безопасности. Я уже писала, что в Москве непропорционально большое количество офисной публики, преподавателей чего-нибудь гуманитарного, всякого рода «писателей газет». Эти люди, с одной стороны, оторваны от практики жизни, а с другой – традиционно живут с головой, повёрнутой на запад, как вообще подавляющее большинство интеллигентов. Они наиболее подвержены любым химерам – будь то химера демократии, рынка, да чего угодно. Собственно, именно они когда-то требовали свалить ненавистных «партократов», отменить легендарную 6-ю статью Конституции, а потом и вовсе внедрить рынок и капитализм. В сущности, это взрослые дети. Они живут в своём довольно комфортабельном мирке, где есть еда, отопление, форд-фокус, компьютер с интернетом. Ни с какой физической реальностью они не соприкасаются. Как дети, они живут в сказке, которая время от времени меняется, но неизменно остаётся сказкой – со своими злыми разбойниками, добрыми молодцами, коварными кощеями. Моя приятельница – типичный образец такой публики: она живёт в очень замкнутом мире, вне связи с жизнью – по болезни. А всякая замкнутость порождает психологию воспитанницы закрытого пансиона: смесь фантастичности с восторженностью.

Антироссийская пропаганда умеет на эту публику воздействовать. Именно воздействовать – не убеждать логически, рационально. И умеет утилизовать и восторженность, и фанстастичность. На что напирают? Разыгрывается мотив гуманизма: героев обижали, они страдали. От режима. Разыгрывается мотив честности: все воровали, а Немцов (или кто там сегодня добрый молодец) – не воровал. Разыгрывается мотив: он – творческий, необыкновенный человек, не то, что все эти бюрократы. Поскольку жители замкнуто-сказочного мирка тоже считают себя необычными и творческими (недаром ведь прозвали их «креативным классом») — они легко ассоциируют «доброго молодца» с собой. И любят его.

Всеми этими технологиями антироссийские промывщики мозгов вполне владеют. А патриотические пропагандисты – владеют гораздо хуже. Мне кажется оттого, что они как-то стесняются цинично манипулировать, обращаться к эмоциям, а вовсе не к разуму. А пропаганда (как и реклама) уже давно ведётся на уровне элементарных эмоций, закачивания картинки в мозг. Моей приятельнице вполне закачали. Антироссийская пропаганда наступательна, не боится говорить сущую ерунду, действует на уровне эмоций. Патриотическая пропаганда оборонительна, стеснительна, пытается обосновывать свои утверждения фактами и обращается к разуму. И в силу этого часто оказывается слабее.

Сегодня моя приятельница прислала моему сыну вопрос: «Ты поедешь на похороны Немцова?». И была недовольна отрицательным ответом – в том смысле, что он-де лично с покойным знаком не был, да и работа не ждёт. Как можно строить какой-то там дом (сын – строитель), когда надо сплачиваться перед лицом «наступления русского фашизма», «террористического государства» и прочая, прочая, прочая.

Так что манипуляция общественным сознанием – работает. Ещё как работает. Она начинает и выигрывает…

Источник -http://tochka-py.ru/index.php/ru/glavnaya/entry/455-00097

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий