Главная » Наши статьи и заметки » В.М. Чернышев. Икона на майке, брелке и бутылке. Что это?

 

В.М. Чернышев. Икона на майке, брелке и бутылке. Что это?

 

На футболке надпись: «Господь – пастырь мой». Или — изображение Христа, Богородицы или Креста. Как к этому относиться? Об этом для PravLife — профессор Киевской духовной академии Виктор Чернышев.

229_01_.Русский-мир

На фото: футболка с изображением Христа.

Задумаемся, где проходит граница между миссионерским деланием и кощунством? У святителя Василия Великого есть высказывание о том, что мы делаем священные изображения на всем, чем пользуемся: на сосудах, одеждах, на стенах жилища. Запрет здесь один – нельзя изображать Христа и Крест на полу. Это его время – IV век — время активного свидетельства языческому миру.

Если это икона, то это святыня, написанная по определенным канонам (икона не изображает – она являет; Седьмой Вселенский собор дал такое определение ей: «Икона есть продолжение дела Боговоплощения»). Сегодня изображения Христа, Божьей Матери, святых и ангелов на посуде, майках, шарфах, одежде (не богослужебной) вряд ли бывает уместно. Ведь сама религиозная интуиция может подсказать, что святыня предполагает бережное и трепетное к ней отношение, что она может нередко оскверниться, соприкасаясь с падшим миром. Как известно, в Российской империи было запрещено размещать на обложках книг лик Спасителя или Божьей Матери именно потому, что книги берут руками, а руки бывают нечистыми. Безусловно, и то, что любое напоминание о правде Божьей, о Христе – оправданно, если оно кому-то помогает повернуться к Небу. На футболке надпись: «Господь – пастырь мой».

229_02_.Русский-мир

На фото; футболка «Господь пастырь мой»

Как к этому относиться? Можно и позитивно. Кого-то эта надпись заставит подумать о Боге. Но ведь и атеистическая литература помогала некоторым придти к Богу: может, начнем ее заново издавать?

Если предмет, на котором изображена икона или евангельская надпись, сам по себе не подлежит освящению, да к тому же, если перед этой иконой не собираются молиться – приобретать, очевидно, этот предмет не имеет смысла.

Брелки, майки, матрешки, конфеты и др., на которых имеются священные для каждого верующего сердца изображения, не должны нами приобретаться

Ведь вкус нередко формируется у людей рекламой, в результате чего снижается культурный уровень и художественное восприятие, а что уж говорить о богословской безграмотности. Сегодня, действительно, это не вопрос догматики, а вопрос этики. Материя и дух неразрывно связаны – о чем повествует нам само Писание.

Даже в библейском осмыслении представление о полной отделенности Бога от сотворенного Им мира, характерное сегодня для протестантизма в неприятии им обожженной материи, не позволяет прочесть Писание в той парадигме, в какой оно протестантами интерпретируется. Например, Ветхий Завет неоднократно подчеркивает онтологическую связь Ковчега Завета с Богом (1Цар. 5:1-12; И.Нав. 3:5; 6:5-7 и др.).

В Новом Завете такая онтологическая связь также проявляется через одежду Христа (Мф. 14:36), через исцеляющую тень Петра (Деян. 5:15), через платки апостола Павла (Деян. 19:12) и т.д.

Зададимся вопросом: какова же связь между ап. Павлом и его платками, пророком Илией и его накидкой (4Цар. 2:14); Елисеем и его костями (4Цар. 13:21), и в конечном счете – между тварным и нетварным?

Материалистическая парадигма определяет их соотношения дробно-механически: скажем так – это разные комбинации атомов, и они не могут быть связаны иначе, нежели физически. А.Мак Грат пояснил это так: «…в протестантизме природа была десакрализирована. Она может играть только символическую роль в напоминании людям о священных реалиях или служить указательным столбом к тому, где эти реалии могут быть найдены». Когда мы говорим об изображении Христа Спасителя, Божьей Матери, ангелов и святых угодников на чашках, майках, брелках и прочей бытовой утвари – то православное сознание протестует против этого, ведь специфика восприятия материи состоит в принятии возможной ее реальной причастности Богу – через божественные энергии. Однако майку мы постираем, а износившуюся выбросим в мусорное ведро, что хуже, порвем на тряпки, чтобы ими гонять пыль или мыть полы; чашка может разбиться – и опять осколки ее окажутся в мусорном ведре; брелком мы играемся, вращая иконку на пальце по кругу, а потом отправляем вместе с ключами, извините, в задний карман брюк… Если не мы, то другие. Разве все это не будет кощунством?

229_03_.Русский-мир

На фото: брелки для ключей

Ведь само изображение святыни освящает ту вещь, на которой она находится. В этой парадигме через платки апостола Павла действует нетварная божественная энергия. В этой же модели воспринимаются мощи святых угодников, мироточивые иконы, шапочка преподобного Иова, четки преп. Серафима Саровского и т.д. Так, святой человек, приобщаясь божественным энергиям через материю, достигает глубинного (онтологического) единства с Богом. В силу этого и сам предмет, на котором имеется ОБРАЗ, оказывается пронизанным энергией образа.

Вот и Само Слово стало плотью (Ин. 1:14). То есть в какой-то момент истории Сам Бог соединился с материей этого мира в форме живого человеческого тела – а это, в сущности, говорит нам о том, что материя этого мира способна не только быть духоносной, но и Богоносной (реализм события: Тело и Кровь Христа присутствуют в евхаристическом хлебе). Свят. Григорий Палама утверждал: для тех, кто смотрит глазами веры, все тварное живо, ибо в нем присутствуют и действуют нетварные энергии Бога. Поэтому представление о мире как о зеркале, через рассмотрение которого человек поднимается до созерцания сверхчувственного, – традиционно для всей патристической мысли. Священное изображение всегда символ, а в православной традиции это слово означает неслитную и нераздельную связь образа и реальности, им являемой. В этом смысле православное восприятие материи глубоко символично.

Икона на майке перестает быть иконой, помогающей войти в пространство молитвенной жизни

229_04_.Русский-мир

На фото: футболка с изображением иконы

Она становится лишь ширпотребом или сувениром. Здесь происходит десакрализация иконы: профанное непременно поглотит сакральное.

Поэтому вся эта атрибутика – это всегда игра на понижение: машины, майки, подарочные кружки, брелки с изображением Христа или Божьей Матери – выхолащивание сакрального из подлинного религиозного сознания. Можно ли освящать подобные артефакты? Следует знать, что освящение любой вещи – это посвящение ее на угодное Богу использование. Освящение создает благоприятную атмосферу, которую верующий должен сохранять последующим достойным использованием освященной вещи (будь то дом, машина, дача), не осквернить ее недостойным поведением (пьянством, сквернословием, блудом). Вот и икона тоже «употребляется для благоговейного воспоминания деяний Божиих и святых Его, ибо в таком случае иконы суть книги, где информация о Боге передается не буквами, а красками» (св. Григорий Великий. Письма, кн.9, письмо 9. К Серену епископу). Это, кстати, можно отнести и к библейским изречениям на футболках.

Надо помнить, что иконопись – это средство сверхъестественного познания, закрепление небесных образов в своего рода материальных следах, оставленных высшим молитвенным опытом. Поэтому Свв. Отцы называли ее «богословием в образах», «умозрением в красках».

Экзегеты считают символом мира апокалиптическое море – эту неустойчивую, всегда меняющуюся стихию.

Модернисты, провозглашая обновление Церкви, хотят, чтобы Церковь менялась по образу мира, а не мир по образу Церкви

В Библии сказано, что долг иерея — отделять священное от несвященного. В Церкви должен быть особый священный язык, отличный от обыденного языка улицы и балагана, рынка или философских абстракций и лирики.

Малая закваска всквашивает все тесто. Начинается ношением майки с изображением стилизованного Христа (трудно узнаваемого) – и заканчивается кощунственными экспонатами на религиозную тематику, где нередко это превозносится как новое слово в искусстве перфоманса. Вот только некоторые «шедевры» выставки «Осторожно, религия!», проходившей в Центре им. А.Сахарова. В.Малышев-Монро представил имитацию иконы Спасителя с прорезями вместо лика, рук и Евангелия.

229_05_.Русский-мир

На фото: выставка «Острожно, религия!» в Центре им. А.Сахарова

Посетителям предлагалось «вставиться» в прорези и сделать снимок на память. Другой авангардист, А.Косолапов, повесил рекламу «Кока-колы», на которой рядом с логотипом напитка был лик Христа и надпись: «Сия есть кровь Моя»… Среди других экспонатов – фотография голой тетки, как бы распятой на кресте; фотография Животворящего Креста с развешенной на нем гирляндой сосисок; покореженные и изломанные иконы, разрубанные топором пополам… Но где-то это все начиналось со стилизованного трудно узнаваемого Христа или ангелочка на бытовой химии.

229_06_.Русский-мир

На фото: выставка «Острожно, религия!» в Центре им. А.Сахарова

Возвращаясь к исходным рубежам нашей темы – «икона на брелке», скажем так: православное сознание не может не отторгать подобные формы «благовествования» современному неоязыческому миру. Не все формы хороши и приемлемы. Здесь компромисс со своей совестью слишком громко вопиет о недолжном. Звон колокола, крест на куполе, христианская телепрограмма, катехизаторские курсы для желающих – вот оружие нашего миссионерства сегодня: подлинный миссионерский императив Православия неоязыческому секулярному миру, давно забывшему Истину.

Источник -http://www.pravlife.org/content/ikona-na-mayke-brelke-i-butylke-chto-eto

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru