Главная » События » Дети Мефистофеля

 

Дети Мефистофеля

 

иСААКИЙ (3)

иСААКИЙ (1)

_55

Исаакий

Исаакий_22

 

Вице-спикер Госдумы, доказывая необходимость передачи Исаакия Церкви, допустил антисемитское высказывание

 

«Собор был построен нашими предками не для того, чтобы там болтался маятник Фуко или чтобы там петербургская интеллигенция водила экскурсии с шампанским на балкон. Это здание, которое должно принадлежать и служить церкви», — высказался вице-спикер Госдумы
Global Look Press
Вице-спикер Государственной думы Петр Толстой, комментируя собравшую 200 тысяч подписей петицию против передачи Исаакиевского собора в пользование РПЦ, заявил, что споры о передаче — напрасный труд, а сам храм создавался не для того, чтобы интеллигенция водила экскурсии «с шампанским на балкон».
Более того, Толстой, как позднее заявили религиозные деятели, допустил антисемитское высказывание, намекнув на то, что нынешние борцы против передачи Исаакиевского собора РПЦ являются потомками евреев, которые в прошлом веке «рушили наши храмы».
Глава департамента общественных связей Федерации еврейских организаций России Борух Горин уже заявил, что антисемитские высказывания, особенно от государственных деятелей такого уровня, неприемлемы. Он добавил, что слова Толстого не имеют никакого отношения к действительности, передает «Эхо Москвы».
«Заявление не просто сомнительно, а оно абсолютно недопустимо и мне бы очень хотелось знать оценку руководства Государственной думы, руководства страны такого рода заявлениям, которые, на мой взгляд, совершенно подрывают основы современной России, современного общества», — отметил Горин.
«Я лично считаю заявление Толстого открытым антисемитизмом, чего уж там. Если человек приписывает национальной группе взгляды исключительно из-за ее национального происхождения, то, конечно, это не просто обобщения, а обобщения националистические, в данном случае юдофобские. Отдельно можно заметить, что это никак не соответствует реальности, потому что не существует никаких единых взглядов на возвращение Исаакиевского собора не то что у еврейской общины России, но у евреев России как индивидуумов. Есть совершенно разные взгляды на этот вопрос», — добавил он.
Депутат ЗакСобрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский согласен с оценкой Горина по отношению к высказыванию Толстого. «Мне уже прислали это «замечательное» в кавычках высказывание. Но я никогда не переоценивал культурный уровень большей части депутатов Государственной думы, особенно относящихся к «Единой России», особенно бывших ведущих федеральных каналов, таких, как господин Толстой», — заявил парламентарий.
«Я намерен, посоветовавшись с юристами, свои претензии облечь в форму официального заявления, возможно, в Следственный комитет, возможно, в прокуратуру. Поскольку полагаю, что то, что себе позволил господин Толстой, вообще, должно квалифицироваться как разжигание межнациональной вражды», — подчеркнул Вишневский.
В свою очередь, директор государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров назвал заявление депутата Толстого оскорбительным и позвал его на экскурсию, чтобы рассказать, как на самом деле работал музей.
По словам Бурова, комментарии Толстого по поводу интеллигенции, разгуливающей по храму с шампанским, оскорбительны и не соответствуют действительности. «Во-первых, вывод оскорбителен сам по себе. В музее по определению не предусмотрено шампанское. Тем более в музее, который имеет целый ряд ограничений. Там не то что шампанское, там многих вещей нельзя делать. Во-вторых, ночью гости города поднимаются в лучшем случае на колоннаду, которая работает до половины пятого утра, для того, чтобы принять как можно большее число туристов», — приводит слова Бурова Life.
Кроме того, руководитель музея посоветовал критикам изучить историю, прежде чем говорить о «болтающемся маятнике Фуко», который демонтировали в 1986 году.
«Я с удовольствием покажу ему (Толстому — Прим. NEWSru.com) и любому другому депутату Госдумы наш музей. Может быть, тогда мозги встанут на место и люди начнут говорить о том, что есть на самом деле, а не то, что является грязным домыслом», — добавил Буров.
Ранее в понедельник, 23 января, выступая на пресс-конференции в информационном агентстве ТАСС, заместитель председателя Госдумы VII созыва Толстой заявил: «Все те граждане, которые подписывают петиции, называются «артель «Напрасный труд». К сожалению, наша фейсбучная публика, не зная ничего, с дикой скоростью обменивается сигналами SOS с одного дивана на другой, считая, что таким образом и будет управлять государством».
Он подчеркнул, что власти обязаны исполнять закон, в данном случае — закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». «Собор был построен нашими предками не для того, чтобы там болтался маятник Фуко или чтобы там петербургская интеллигенция водила экскурсии с шампанским на балкон. Это здание, которое должно принадлежать и служить Церкви», — высказался вице-спикер Госдумы, передает «Интерфакс».
«Наблюдая за протестами вокруг передачи Исаакия, не могу не заметить удивительный парадокс: люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах — на радиостанциях, в законодательных собраниях, продолжают дело своих дедушек и прадедушек», — сказал депутат. По его словам, после передачи собора РПЦ любой желающий сможет войти в главный храм Петербурга бесплатно.
Напомним, 10 января стало известно, что власти Северной столицы решили передать Исаакиевский собор Русской православной церкви, при этом сохранив его музейную функцию. Между тем в 2015 году Смольный ответил отказом на аналогичные требования РПЦ, сославшись на экономические соображения. Церковь не первый год добивалась передачи Исаакиевского собора. Ранее из состава одноименного государственного музея-памятника Церкви уже были переданы Смольный и Сампсониевский соборы.

Источдник -http://www.newsru.com/religy/23jan2017/tolst.html?rss

Дмитрий Ольшанский. Ответ

Петр Толстой сказал что-то в том роде, что, мол, сначала понаехавшие из местечек разрушали наши храмы, а теперь их потомки скандалят насчет возвращения Исаакия в церковное распоряжение.
Сказал — и получил по полной программе.
По сути вопроса Толстой, конечно, неправ.
Лагерь противников передачи собора — неважно, хорошие они люди или совсем негодные, — формируется не по принципу еврейства или родства с большевизмом.
Он просто собирает всех тех, кого раздражает нынешнее церковное начальство.
Люди — будем честны — реагируют не на религию, а на имидж.
А имидж у нынешнего начальства так себе.
Было бы на его месте духовенство времен перестройки, более скромное и культурное, — им не то что собор бы отдали, а еще и денег из дома принесли.
Кроме того, и разрушение храмов в двадцатом веке — опять-таки, будем честны, — было общей историей, а не только еврейской.
Атеизм, неприязнь и отвращение к церкви, — было обязательным свойством всего «прогрессивного» мира той долгой эпохи.
Считалось, что если прогресс победил, если лампочка электрическая горит, поезд едет и завод дымит, — то религии нам уже не надо.
И так думали не только бердичевские революционеры, — но и коллеги их, дети из священнических и дворянских семей, и простые русские мужики, которым показывали ветхие кости вместо нетленных мощей, — и они, с их языческим буквализмом, решали, что если так, то все можно.
И даже самый известный предок Петра Толстого — увы, увы, — мягко говоря, не жаловал православные храмы и церковные таинства.
Трагическое и наивное было время.
Для этого вида варварства, замаскированного под науку, даже слово есть специальное — «позитивизм».
Но скандал с Петром Толстым, разумеется, получился не из-за позитивизма, а из-за неполиткорректных сравнений — дедушки-комиссара с внуком-либералом, и указаний на их национальность.
И вот тут хочется сказать всем обиженным: помолчали бы вы, ребята.
Где вы были, когда Улицкая, Шлосберг, Гербер, Шендерович и компания дежурно производили «биологизаторские», расистские рассуждения о генетике русского народа, об отрицательном отборе, о потомках вертухаев?
Вы возмущались?
Вам было — как у вас положено — больно и стыдно?
Никак не могу вспомнить.
Зато когда Петр Толстой — вовсе не вызывающий у меня симпатий — сделал буквально то же, что и все ваши герои, вернул им долг той же монетой, — вы встрепенулись и побежали кричать об антисемитизме, а то и строчить заявления в органы.
Если терпите Шлосберга и Улицкую — потерпите и Петра Толстого.
А кто в органы жалуется на неправильные слова — того черти в аду посадят на самую большую сковородку.

В Библии этого имени нет, оно появилось, скорее всего, в эпоху Ренессанса, с этого времени используется как альтернатива пугающим словам «сатана» или «дьявол». Антропоморфное существо с крыльями летучей мыши за спиной.  Так официально в описании фасада дома архитектора назван барельеф, по поводу уничтожения которого закипели нешуточные страсти. Любовно называли Мефистофелем это существо активисты из либеральной общественности и депутат ЗАКСа Б. Вишневский, но потом посчитали, что защищать место под солнцем, если уж не самого Сатаны, то его верного слуги из трагедии Гёте как-то не очень уместно. Кто-то из них припомнил, что во время постройки дома в городе пел Ф. Шаляпин. Пришла мысль назвать существо с крыльями портретом самого Шаляпина, что неизбежно превращала его разрушителей в вандалов, покушающихся на святых из пантеона русской культуры.

Эти мысли пришли уже после митинга в защиту крылатого беса, поэтому на плакатах митингующих и футболках его защитников можно было прочесть слова солидарности с ним «je suis mefistofel» в подражание отупевшим французам. С надписью «Я Шарли» выходили не только либеральные журналисты, но и европейские политики, запрудившие парижские улицы, включая известного гуманиста П. Порошенко из Киева. Сколько своих детей мог бы встретить Мефистофель окажись он среди всей этой толпы марширующих «шарликовых».

Для тех, кто к великой драме Гёте отнесся без должного внимания, напомним, что этот персонаж, появившийся в образе черного пуделя, для полетов не пользовался крыльями и Фаусту их не предлагал. Скорее всего, и Шаляпин в опере Ш.Гуно выходил на сцену в плаще, но без крыльев от летучей мыши.  Разумеется, в названии статьи «Дети Мефистофеля»  есть некоторое преувеличение, но многие согласятся, что даже у литературного персонажа могут быть дети, пусть даже духовные. Мефистофель у Фауста оказался мастером подмены, изощренной лести и лжи, не имеющей границ. Разве не он предложил Императору напечатать бумажные деньги под золото в недрах его владений, которого могло бы и не быть вовсе? Надувание финансовых пузырей имеет очень давнюю историю.   Почитатели барельефа оказались скромными продолжателями и совершили всего несколько подмен, выстроив свою простенькую цепочку. Мордастый бес с крыльями напротив строящейся церкви у них превратился в литературный персонаж из немецкой классики. Еще несколько заклинаний и перед нами портрет великого певца в роли из оперы и почему-то с крыльями.

Все это можно было бы назвать манипуляцией сознанием. Кто-то из чиновников от охраны культуры, не читавших Гете, им поверит и примет решение, чтобы крылатого вернуть на прежнее место, но главное ведь не в этом. Гораздо важнее убедить собранную толпу в своих возможностях выдавать черное за белое. Дьявол, согласно Преданию, увлек третью часть крылатых  ангелов враждовать с Богом. Ах, как хочется его отпрыскам  потренироваться в умении завораживать и вести за собой всех отпавших от поиска истины, встать в один ряд с теми, кто до такой степени ненавидят Русскую Православную Церковь, что называют ее, исключительно используя аббревиатуру. Только ли от навязчивого нежелания произносить слово «русский» на «Эхо Москвы», на канале «Дождь» и других СМИ используется исключительно  аббревиатура РПЦ? «Церковь, знай свое место»-  этот плакат, скорее всего, по недомыслию перекочевал с митинга в защиту изображения крылатого беса к Исаакиевскому Собору. Так бывает. Захлебывающихся от ненависти не редко покидает разум или денег на новые плакаты еще не выделили. Церковь и без этих плакатов ее ненавистников знает, что храм, построенный для молитвы, и есть ее самое законное место.

Известный публицист и историк Егор Холмогоров и спецкор «КП» Дмитрий Стешин обсудили ситуацию с Исаакиевским собором и помянули манипуляцию со статистикой посещений. Его директор утверждает, что его турникеты считают точно и верующих оказался всего 1%. Смысл его рассуждений сводится к тому, что собор должен работать для туристического большинства, а не ничтожно малого числа прихожан. Вот что сказал Холмогоров:

 Я посетил все крупнейшие готические соборы Франции и Италии. Нигде и никогда с меня не брали за вход в собор! Могли взять отдельную плату за вход на колокольню. Но за вход в храм брать деньги? Это немыслимо! Между тем, верующих пускали в Исаакиевский собор бесплатно только полтора часа в день, с 9 до 10.30. Самое циничное, что при настолько ограниченном доступе верующих, так называемые «защитники музея» еще смели размахивать статистикой пришедших в храм православных, мол их ничтожно мало по сравнению с туристами. При этом «верующими» считали тех, кто сумел протиснуться в эти полтора часа в сутки, а «туристами» всех остальных.

Дети Мефистофеля умело считают голоса на наших избирательных участках, в то время как его другие дети толкуют о нарушениях в своих СМИ. Чем же хуже их младшие братья и сестры, протестующие против передачи собора? Им тоже хочется сделать выводы в свою пользу. Холмогоров в своем разговоре с журналистом высказал свои представления о единокровном родстве защитников Мефистофеля с защитниками музея от Церкви:

— Есть ощущение, что вокруг Исаакия пасется группа профессиональных русофобов. Помните, в свое время, непонятно кто и зачем снес с одного из петербургских домов Мефистофеля и они его дружно оплакивали? Теперь все те же люди оплакивают Исаакий, который передается Церкви. Мне понравилось одно фото. Собор, в лучшем его виде, на фоне собора толпа и кто-то держит плакат «Церковь! Знай свое место!». А где у церкви место, если не в алтаре православного храма, на фронтоне которого написано «Храм мой храмом молитвой наречется»? То есть, он не для музея, не для маятника Фуко и колоннады, на которую ежедневно поднимаются тысячи китайцев.

Сейчас часто вспоминают Переяславскую Раду, годовщину которой мы вспоминаем в январе. А ведь восстание Богдана Хмельницкого против Польши и за воссоединение с Россией было связано со страшными погромами. Одно из самых ужасных событий в истории еврейского народа, многие считают, что оно было даже страшнее Холокоста. Что подвигло тогда малороссов к таким зверским расправам? А просто польские паны отдали ключи от церквей в Малороссии представителям еврейского народа, и те, за деньги открывали храмы. И вот реакцией озлобления народа Малой Руси на это и стали погромы, которые в иудейской традиции называется «Наказание Хмельницким».

На мой взгляд, не будь этих злочастных ключей от храмов в чужих руках – такого масштаба эти зверства конечно не приобрели бы. Это страшно провоцирует, когда у кого-то другого ключи от твоего храма.

Церкви нужна финансовая независимость от светской власти, чтобы не пришлось, как в некоторых европейских странах, где с верующих и атеистов берут налог на содержание церкви, принимать безоговорочно ее иногда противоречащие Евангелию идеи. Однополые браки, освящаемые в храмах Европы – это печальное следствие такой зависимости.

В нравственных спорах голос Патриарха должен быть выше голоса любого чиновника. А вы же знаете, какие у нас чиновники. В 90-х годах они активно посещали деструктивные секты. На Сахалине мне показали здание «Свидетелей Иеговы» — с ним никто ничего не может сделать! Так хорошо чиновники им оформили бумажки. В современном мире одна из составляющих независимости – финансовая сторона. Если ее не будет, всей духовности и православию тут же свернут голову. Поэтому это очень хорошо, что наша Церковь, в целом, финансово независима и дай Бог, чтобы дальше было так.

 

Дмитрий Стешин в ходе этой беседы сделал интересное наблюдение: … бесноватых от слов Вера, Церковь, Православие мгновенно начинает корежить и подбрасывать. Совладать с собой они уже не в силах, при разговоре о верующих они обычно употребляют только площадные слова и унизительные эпитеты: «жирные попы на мерседесах», «обложились золотом, а пенсионерам есть нечего» и так далее. Автоматом подразумевается полная святость и бескорыстие любого атеиста. Но, верующие в последнее время научились отбиваться от нападок. На днях, например, в Интернет попали данные из налоговой службы о зарплате директора музея Исаакиевского собора Николая Бурова. Оказывается, в 2014 году его задекларированный доход составил 6 миллионов рублей, в 2015 году — 6 миллионов 700 тысяч. Всего-то в два раза больше чем зарплата губернатора Петербурга!

Архитектором доходного дома с крылатым демоном был талантливый человек и в каком-то смысле пророк. В Википедии о нем написано:  Александр Львович (Хацкель Меерович) Лишневский родился в ноябре 1868 год в Херсоне (ныне Украина) в еврейской семье. В 1888 году поступил в Академию художеств. Получал много наград за свои проекты. Дом с изображением демона  строился в 1910-1911 годах. Осталось совсем мало искусствоведческих размышлений того времени по поводу этого изыска на фасаде.  Вот что писал в журнале «Архитектурно-художественный еженедельник» анонимный автор: «Потрясает воображение, с какой упрямой последовательностью поклонники провинциального финляндского стиля насаждают на публичные фасады пугающие и оскорбляющие граждан образы. Хочет ли господин Лишневский сказать, что жители апартаментов его нового дома на Лахтинской улице смотрят на нас с той же демонической задумчивостью, за которой последует ярость и ненависть? …лаконичный и верно продуманный фасад дома он дополнил фронтоном с демоном, готовым взлететь и накрыть нас предчувствием невзгод. И это в год юбилея Александро-Невской лавры. Синодальная комиссия, следящая за вкусом гражданской архитектуры, могла бы обратить внимание на это противоречивое решение». Как это бывает и наше время на празднование юбилея ушли все силы, может быть, поэтому сразу после постройки Синодальная комиссия  на постройку внимания не обратила, посчитав  архитектурные изыски модного зодчего  не достойными внимания, однако, вслед за «задумчивостью» периода между двух революций совсем скоро пришло время «ярости и ненависти», разрушившего Российскую Империю и Церковь. Предчувствие сбылось в полной мере. Не пришло ли время и нам более внимательно отнестись к  пространству, в котором живет человек? Детям Мефистофеля хотелось бы захватить его как можно больше, а дело тех, кто не готов подобно Фаусту продавать ему свои души, беречь свои храмы, избавлять их от лавок менял и помнить, что предназначены они ,прежде всего, для встречи с Богом.

Садко Новгородцев

Епископ Геннадий (Го­голев): «Исаакий­»

Заведут упыри, вурда­лаки
На кладбищах отчаянн­ый вой:
Из музейного плена И­саакий
Возвращается в город­ родной.

Здесь девизом решающ­ей битвы
Был отмечен высокий ­фронтон:
«Этот храм снова хра­мом молитвы
Должен быть для Меня­ наречен!»

Здесь помянем велики­х и малых,
Государей, господ и ­рабов:
Тех, кто бил здесь д­убовые сваи,
Задыхался от ртутных­ паров.

Кто кругами безбожно­го ада
Вдоль твоей колоннад­ы ходил.
Кто во дни ленинград­ской блокады
От бомбежек тебя сох­ранил.

Божий Дух нам сияет ­во мраке,
Дарит свет для потух­ших лампад.
Укрепи, преподобный ­Исаакий
Своих тихих и предан­ных чад.

18 января 2017­

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru