Главная » Разные мнения » Юрий Сергеев. Почему топ-менеджеры Сбербанка выбрали платную медицину?

 

Юрий Сергеев. Почему топ-менеджеры Сбербанка выбрали платную медицину?

 

Русский мир

Как стало известно, недавно Сбербанк России решил застраховать 145 своих топ-менеджеров и членов их семей на предмет оказания качественной медпомощи. С общей суммой страхового покрытия в год на человека в 2 миллиона долларов. Хотя сами страховые взносы обойдутся банкирам существенно меньше — в 2,4 млн “вечнозеленых”, то есть, в среднем, 16,5 тысяч долларов в год, около 1,4 тысяч долларов в месяц.

Это и диагностика, и все виды лечения, включая такую экзотику, как трансплантация, бесплатные лекарства и реабилитация. Одним словом, туда включено практически все, что может потребоваться заболевшему человеку от медиков.

Как и следовало ожидать, немедленно раздались возмущенные возгласы. Так, председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов в интервью “Известиям” заявил: “Всё это похоже на то, что руководство госбанка решило обеспечить дорогими медстраховками себя и своих родственников за счет клиентов и налогоплательщиков. Эти траты по сути являются антироссийскими, потому что из-за таких ситуаций в России нет развития как общей медицины, так и платной. Эта ситуация косвенно подтверждает то, что ряд руководителей Сбербанка ориентируются на Запад”.

Свое возмущение “баснословными тратами” выразили и ряд других экспертов и политиков.

***

Как по мне, подобная критика — махровый иррациональный популизм. Тотальное равенство в бедности не соблюдалось даже тогда, когда оно было объявлено официальной идеологией СССР.

Да, поколениям советских детишек в школе рассказывали душещипательную историю, как нарком продовольствия товарищ Цюрупа потерял сознание от голода в эшелоне, везущем зерно в Москву. Но при этом Совнарком и лично его глава, товарищ Ленин, с первых же дней организовали “спецснабжение” и первым лицам, и сотрудникам аппарата, и членам их семей.

Потому что, как написано еще в Библии, “кому много дано — с того много и спросится”. При этом социалистический менталитет отчего-то не способен уяснить прямое следствие этой максимы: чтобы иметь возможность с кого-то много спрашивать, ему надо перед этим и много давать.

А потому уборщица, рядовой “бюджетник” или даже офисный “креативщик” никогда и нигде не будут обладать таким же “социальным пакетом”, как те, от которых зависит гораздо больше — будь то в сфере государственного управления, большого бизнеса или финсектора.

Можно, конечно, пойти по пути новых украинских властей, установивших оклад депутатам своего парламента в 6 тысяч гривен (меньше 300 долларов) в месяц — и получить на выходе такую сумасшедшую коррупцию, которая и не снилась предшественникам Порошенко. Даже американский посол Пайетт в сердцах заявил, что “она для Украины страшнее российских танков”.

Ну а экономить на зарплатах и льготах тех, кто по долгу службы ворочает десятками миллиардов рублей — это утонченный вид мазохизма. Уже хрестоматийным стал пример одного из не самых заметных менеджеров французского банка “Сосьете Женераль” Жерома Кервьеля, в январе 2008 года нанесшего родному учреждению убыток в 5,5 миллиарда евро. Кстати, зарплата самого Кервьеля наблюдателями называлась “скромной” — “всего-то” 100 тысяч евро в год. По тогдашнему курсу — около 150 тысяч долларов, приблизительно столько, сколько получают рядовые члены Конгресса США.

Естественно, колоссальную аферу списали на чрезмерную “увлеченность” ее виновника рискованной биржевой игрой — и недостаточной системой внутрибанковского контроля над такими операциями. Нужно ли объяснять, что мало-мальски “подкованные” в своем деле менеджеры из российских банков, при желании, могут провернуть что-то похожее, пусть и в меньшем масштабе — да так, что и “комар носа не подточит”? Особенно, если за “нечаянной ошибкой” будет стоять засекреченная “благодарность” от тех, кто получил прибыль. И благодарность эта, кстати, может обрести форму и обещания оплатить лечение самому сотруднику или его близким — если болезнь выходит за рамки обычной простуды.

***

Так что экономить на “материальном стимулировании” тех, от кого зависят на порядки большие прибыли или убытки, себе дороже. Но, вообще, как по мне, “сенсация” относительно дорогих медстраховок полезна и по другому, куда более широкому поводу, нежели уровень жизни российской финансовой элиты.

А именно: чуть ли не впервые ясно и четко мы узнали, сколько же стоит действительно качественное медицинское обслуживание! Сказать, что сумма очень уж сногсшибательная, нельзя: 1,4 тысячи долларов в месяц — это, по нынешнему колеблющемуся курсу, даже меньше 90 тысяч рублей.

Правда, это на человека, то есть семья из папы-мамы и двух детей должна будет ежемесячно выкладывать из семейного бюджета 360 тысяч рубликов независимо от того, больны они или здоровы — это страховка. Дороговато, конечно, но не сказать, что запредельно. К сожалению — от силы для нескольких процентов россиян.

Ну а теперь посмотрим на другую цифру: существующие расходы на медицину в России. Вообще, с ними наблюдается значительная путаница. Есть бюджет Фонда обязательного медицинского страхования, составляющий на 2015 год 1,6 триллиона рублей, есть сравнимые субвенции из федерального бюджета. Проще рассчитать общую сумму из расчета процента ВВП на здравоохранение, оцениваемого экспертами в 3,5% от этого показателя, составившего за 2014 год 71,4 триллиона рублей. Ну а 3,5% от него составят 2,485 трлн рублей, 17 тысяч рублей в год на человека.

***

А теперь сравним. Медстраховка по системе “все включено” в 1 млн с хвостиком рублей в год — и довольно-таки жалкие 17 тысяч рублей в реальном российском здравоохранении. Вопросы еще остались? В смысле, беспредметные вопрошания: “Почему у нас лечат хуже, чем в США (Германии, Франции, Японии)?

Ну ведь ни у кого же не возникает недоумения, почему “иномарки”, как правило, качественнее, чем отечественный “Жигуль”? А изделия китайского автопрома могут оказаться и еще похуже. Потому что они дешевле! При том, что отнюдь не в 60 раз, как с разницей на медицинские расходы, а всего лишь в разы.

Да, до определенного момента относительно сносный и сравнимый с признанными лидерами уровень хоть автомобиля, хоть медицины можно обеспечить и за счет определенных моментов и “оптимизаций”, главной из которых является более низкая зарплата — хоть автосборщиков, хоть врачей. Но недаром существует закон “перехода количества в качество”. В нашем случае, к сожалению, если не в брак, то в “третий сорт”.

Сбербанк укоряют в том, что он “финансирует зарубежное здравоохранение” в убыток отечественному? Так он бы, может, и рад был бы заплатить за качественное медобслуживание своих сотрудников — но кому?!

Нет сомнений, в России найдется немало и государственных, и частных медцентров с оборудованием и специалистами мирового уровня. Только за покупку первого платили реальные деньги, по мировым ценам. А вот оплачивать по таким же мировым ценам труд людей, которые работают на этом оборудовании, просто делают свою работу на мировом уровне, боссы, что государственные, что частные — не хотят. Да, в общем, и не могут в “прокрустовом ложе” наличных финансовых расценок в медицине.

Потому что, и правда, платить зарплату врачам, как в Германии, российский бюджет не может. Ведь взносы в него платят тоже не немецкие граждане, а российские. А лечить надо всех. Но и любой работник в любой сфере тоже вряд ли будет выполнять свои обязанности “с огоньком”, зная, что все “сливки” получают за него другие, пусть даже абстрактное “государство”, а он имеет с этого “рожки да ножки”.

Ну и представим себе российских докторов, которые будут лечить сотрудников Сбербанка, зная, что за каждого из них страхфирма готова заплатить до 130 миллионов рублей (2 млн долларов) в кассу учреждения. Но при этом оклад занимающихся топ-пациентами врачей составит ну пусть не жалкие 30 среднемесячных тысяч по данным ОНФ, а даже в два-три раза больше.

Естественно, особой заинтересованности без “дополнительной благодарности” в такой ситуации не возникнет. Ну а без “человеческого фактора” — какое уж там “лечение мирового уровня”? Так что, и правда, тем, кто имеет деньги, проще (а возможно, даже дешевле) вложить их в зарубежные медстраховки, где цены за лечение, как минимум, значительно “прозрачнее”, чем в России.

***

Что же делать остальным россиянам, не работающим в банках и других богатых местах? Варианты тут самые разные. Довольствоваться тем, что есть, можно даже периодически возмущаясь “низким уровнем российской медицины”. Вносить в нее “личные инвестиции” — то ли официальные, в платные услуги госбольниц или в частные медучреждения, то ли “неофициальные” (они же — самые эффективные) — в “конверте”.

Можно ли что-то сделать в этом направлении на уровне системно-организационном, а не отдельных лиц? Вообще, этот вопрос требует отдельного разговора. Мне проще назвать пару “маркеров” успешности процесса организации в России действительно качественной медицины.

Первый: почти все выпускники медицинских ВУЗов, вместо того, чтобы, как сейчас, в количестве 80% от общего количества идти в “около” или даже немедицинскую сферу, будут готовы, как на Западе, 3-5, а то и больше лет проводить в разного вида “интернатурах-резидентурах” — в надежде на высокий уровень последующих доходов.

И второй: как минимум, в немалую часть топ-клиник, находящихся в конкуренции друг с другом, будут буквально ломиться на работу грамотные, квалифицированные специалисты. Что позволит применить к уже работающим самую действенную антикоррупционную меру — угрозу увольнения, куда более действенную, если потенциальный нарушитель знает, что его можно очень быстро заменить безработным (или пока малооплачиваемым) коллегой.

Увы: для того, чтобы эти маркеры обрели плоть и кровь, нужны всего три вещи, те же самые, которые по словам Наполеона, являются залогом победы в любой войне: “Деньги, деньги и еще раз деньги”.

Источник -http://politrussia.com/society/kachestvennaya-meditsina-stoit-513/

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий