Главная » Политика » Александр Нотин. Путин и самодержавие

 

Александр Нотин. Путин и самодержавие

 

 

Призрак бродит по России – призрак монархии. Об этой перспективе уже не просто шепчутся на кухнях. Серьезные государственные мужи позволяют себе проговариваться на этот счет. Например, глава Крыма Аксенов. Симптоматично и появление целой общественной организации под гордым названием «Двуглавый орел» во главе с олигархом Константином Малофеевым и генералом ФСБ в отставке Леонидом Решетниковым. Дивным образом главной целью этого новодела, раскидывающего сейчас свои представительства по регионам России, провозглашается восстановление авторитета монархии в глазах людей.

К чему весь сыр-бор? Неужели самовыдвиженец Владимир Путин, переизбрание которого в марте предрешено, причастен к этой кампании? Конечно, достоверно ответить на этот вопрос не удастся хотя бы по той причине, что экс-чекист Путин виртуозно маскирует свои не только дальние, но и ближайшие планы. К тому же, в его стиле манипулировать противоположными идейными направлениями, расширяя базу своей поддержки и спутывая планы потенциального противника. Но тема самодержавия в России актуальна сама по себе, а не только в связи с выборами. А в перспективном планировании президента ей может найтись обоснованное место. На этот счет выскажем несколько соображений.

Первое – это острейший кризис партийно-идеологических структур в нашей стране. За минувшие сто лет эти структуры возносились до небес, но срок их жизни, очевидно, близок к завершению. Партии теряют не только авторитет и привлекательность в глазах населения, но и яркую идентичность. Лидеры их стареют, а некогда величественные идеологические платформы хиреют и теряют самобытность. Все партии встроены в систему власти, оснащены кабинетами в думах и министерствах, они оппозиционны лишь в той мере, в какой им позволено вождем. Однако в глазах самого вождя это не добавляет им авторитета. Значит, в какой-то момент он вполне может пожертвовать этой частью номенклатуры и сделать ставку на другую парадигму социальной мобилизации в своих интересах.

Второй важный момент связан с реальным состоянием нашей экономики и общества. Кто-кто, а Путин-то с высоты своей информированности наверняка понимает степень и опасность глубочайшего застоя, порожденного попыткой Ельцина и ко привить России чужеродный либеральный имплант – западную модель управления государством. Имплант не прижился, суровая наша национальная почва его отторгает, а вечные русские болезни и, прежде всего, тотальная коррупция довершают дело. Нужен перезапуск, но не перестройка. Такая задача по силам только самодержцу, обладающему полнотой власти и не оглядывающемуся на разноголосье политических амбиций. Сто лет назад партии разрушили трехсотлетнюю династию Романовых, ввергнув страну в пучину страданий и перетрясок. Настало время выходить из этой роковой полосы, и для этого придется «отгребать» (по выражению священномученика Андроника Никольского в 1907 году) от всякой партийности.

Третий, не менее важный момент, связан с необходимостью легитимизации политической власти в России. Начавшись сто лет назад с большевистского захвата власти, она, эта власть, подобно эстафетной палочке, передавала свою нелегитимность от Ленина к Путину. Причем, незаконна она была как с точки зрения светской, так и с позиций нашей церкви. Сегодня, когда православие возвращается в Россию, часть этой неполноценности преодолена. Не настало ли время заполнить оставшийся вакуум? Ключевой проблемой в такой постановке вопроса является степень готовности общества к подобным переменам. Исторический опыт подсказывает, что монархия только тогда крепка, когда ее подпирает духовно-целостное и спаянное общей задачей общество. Монархия немыслима в образе головы профессора Доуэля. Эта форма правления в России никогда не навязывалась свыше, а порождалась назревшей исторической необходимостью либо собирания земель и преодоления розни, либо отражением внешней угрозы. Сегодня в обществе присутствуют и факторы центробежной розни, и грозная внешняя опасность, но достаточно ли уровня этих вызовов для возникновения монархии?

 

Ответ – пока, очевидно, нет. Мы еще не вполне вылезли из советских одежд, и около половины взрослого населения страны все еще остаются в плену социалистических воззрений, либо с ностальгией вспоминают о советском прошлом. Традиционно консервативные круги и настроения имеют тенденцию к росту, но их влияние все еще недостаточны. Пользуясь евангельской логикой, закваска уже есть но то ли ее маловато, то ли она недостаточно сильна, чтобы поднять народное тесто. Решающий фактор давления снизу, благодаря которому тело народа обзаводится самодержавной головой, — этот фактор пока не проглядывает. Фактически Владимир Путин уже является самодержцем, как, впрочем, и все его предшественники, включая Ленина. Все они были единовластными правителями и все, хотели они того или нет, осуществляли миссия «катехона» — то есть, удерживающего, противополагая мощь России всем и всяческим попыткам держав доминировать в мире. В этом смысле Путин вряд ли нуждается в общественных активистах, агитирующих за монархию. Тем паче, в таких, кто втягивает в это состарившуюся русскую аристократию. А именно она из-за кулис дирижирует Двуглавым орлом. Дело в том, что именно аристократия подрубила важнейшие корни романовской империи, предала царя и погубила Россию. Теперь же эти обамериканившиеся князья спят и видят возвращение своих имений и привилегий. Требуют реституций и почестей. Неплохо бы им напомнить еще одну евангельскую истину: новое вино негоже вливать в старые меха.

 

Александр Нотин

http://pereprava.org/society/4027-putin-i-samoderzhavie.html

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru