Главная » Политика » Андрей Фефелов. Власть как механизм

 

Андрей Фефелов. Власть как механизм

 

Андрей ФЕФЕЛОВ. Сегодня информационный эфир наполнен потоками антиисторической, пропагандистской пошлости против Сталина.

Юрий ЖУКОВ. Такое говорят люди, которые знают историю только по школьным урокам, а потом по услышанному по «Голосу Америки» или «Эху Москвы».

Андрей ФЕФЕЛОВ. Именно поэтому, обсуждая вашу книгу «Сталин. Тайны власти» хотелось бы развенчать некоторые мифы и поговорить о настоящих исторических открытиях, которые в этой книге есть.

Юрий ЖУКОВ. Настоящие научные сенсации, открытые в этой книге, могут быть восприняты людьми, которые не склонны обливать грязью наше прошлое. Профессиональный цех историков старается молчать об этом, хотя написанное мною полностью подтверждается архивными документами.

Рассмотрение начинается с 1939 года – и сразу первое открытие. Август 1939-го всегда сводится к подписанию договора о ненападении между СССР и Германией. При этом игнорируется факт, что у Берлина таких договоров с другими странами было едва ли не дюжина, а значит, крамолы в самом факте договора нет. И люди забывают, что в это же время продолжались бои на реке Халхин-Гол в Монголии. Если бы мы не подписали договор о ненападении с немцами, то юридически и дипломатически выглядели бы агрессорами. Затем – у нас уже был один фронт на востоке, а заводить второй на западе было бы чересчур для любой страны. Поэтому мы настояли перед Риббентропом, что договор вступит в силу, только когда Берлин надавит на своего союзника по антикоминтерновскому пакту (Германия, Япония и Италия) и японцы отведут войска за границу Монголии. В договоре прописано это не было, но мы так спасали себя от двух фронтов. И после подписания договора японцы действительно прекратили бои. Это первая сенсация, которая, на мой взгляд, очень важна для понимания предвоенной ситуации. И спустя какое-то время Япония нападает не на нас, а на США и Англию.

Второй важный момент – цитаты Черчилля, в которых глава британского правительства говорит: СССР правильно поступил во время финской кампании. Мы об этом обычно не говорим. Обычно говорится так: «Советский Союз напал на Финляндию». (Которая, кстати до этого на нас нападала трижды, желая присоединить Эстонию, Ленинградскую область, Карелию и Кольский полуостров) Нам же нужно было только одно: чтобы финны отодвинули границу на север от Ленинграда, потому что стоявшие у границы пушки могли наносить удары по центру города.

И антисоветчик Черчилль открыто говорил, что, с точки зрения государства, решение было верным. Более того, есть записи его переговоров с премьер-министром Польши Миколайчиком, в которых он доказывает справедливость пролегания границы именно там, где она была в 1939-1944 гг. Еще он отмечал, что из-за поляков новая мировая война не будет начата.

Также интересен такой факт, о котором я говорил в прошлой беседе.  По мысли Сталина, партия создавалась до революции с двумя целями: захват и удержание власти. И серия политических реформ предусматривала отказ от изначальной роли партии: она, как считал Сталин, себя исчерпала, ее нужно было чем-то заменить. Отсюда и закон об альтернативности выборов. Завершилось всё в январе 1944 г. В это время должен был собраться первый и единственный за время войны пленум ЦК. К нему Молотов и Маленков написали, а Сталин отредактировал, внося незначительные поправки, проект постановления, согласно которому партия должна была заниматься вопросами агитации и пропаганды и подбором кадров. Если бы этот проект прошёл, партия потеряла бы возможность вмешиваться в хозяйственную, культурную или любую другую сферу деятельности страны.

Андрей ФЕФЕЛОВ. И в сталинском варианте гимна Советского Союза слов о партии нет.

Юрий ЖУКОВ. А в Конституции 1936 года? Там она упоминается в 125 статье «Об общественных организациях» (в брежневской Конституции, например, Партия была выдвинута в начало как основная движущая сила общества)

Проект, приготовленный Сталиным, Молотовым и Маленковым, не прошёл через политбюро. Так рушится миф о всесильности Сталина, но так и не найдено свидетельств, кто же голосовал против. В моей книге предпринята попытка представить, кто мог голосовать «за», а кто – «против», но это недоказуемо…

Наши люди любят гадать, кто, в какой момент и как отравил Сталина. При этом его обвиняют во всех процессах, которые происходили в конце 1952 – начале 1953 года, включая дело с врачами-евреями. После этого, кстати, стали выходить статьи и фельетоны с употреблением русских, украинских и татарских фамилий – лишь бы снять проблему антисемитизма. Я обнаружил, что Политбюро в феврале 1951 года, за два года до смерти Сталина, принимает необычное решение: судьбу страны решают Булганин, Берия и Маленков, но подписываются «И. Сталин». Иными словами, сам Сталин больше не решал ничего, и если исключить номинальную фигуру Булганина, то разделение произошло так: Берия – исполняющий обязанности председателя Совета министров, Маленков – исполняющий обязанности Первого секретаря ЦК. Формально Сталин эти посты еще занимал, поэтому без «и.о.» обойтись было нельзя, но любой чиновник и бюрократ понимает, что это разделение власти одного человека. Когда документы по делу Берии были опубликованы, многие говорили, что Сталину везли документы в пакетах и через некоторое время забирали назад неоткрытыми, т.к. Сталин их не трогал. Со слов последнего начальника управления охраны полковника Новика, последние два года Сталин жил на ближней даче, в Кунцево, гулял и занимался производством домашнего вина. При этом напряжение он чувствовал уже в 1944году. В большом интервью американскому журналисту Кессиди о военных делах Сталин говорил нормально и спокойно, а вот ответы о послевоенных делах сопровождал фразой «Если доживу». А в 1945 году у него случается первый инсульт, и все газеты (чего до этого не бывало) внезапно стали извещать людей о том, куда поехал Сталин и где он находится. В США была паника, Трумэн не знал, как в случае смерти Сталина строить политику. В СССР из Белого Дома отправляется личный курьер президента, чтобы вручить бумагу непосредственно лично Сталину; оказавшись в Сочи, он не один день ждал, пока Сталин поправится настолько, чтобы нормально встретиться.

Несколько лет назад был опубликован журнал посетителей Сталина в Кремле. В послевоенные годы его отпуск доходил до 6-7 месяцев. Он не мог работать просто физически, и не только. Сохранилось два письма Маленкову. В этот момент в ООН происходит обсуждение одного из важных для нас вопросов, и Сталин пишет, что нужно передать Вышинскому. Первая деталь: написано было не на обычной бумаге и не с помощью печатной машинки, а на половинке красной полу-картонной папки зеленым карандашом. Вторая деталь: почерк не сталинский. Врач-психиатр поведал мне, что так меняется почерк, когда правша пишет левой рукой (видимо, правая уже не была в состоянии писать) Третье: в момент отправки письма Сталиным Маленкову Вышинский уже выступил – послание было лишено смысла. Но через неделю Маленков получает почти такое же, содержание не изменилось кардинально. Сталин потерял память? Синдром Альцгеймера?

Андрей ФЕФЕЛОВ. А он мог просто не следить за этими событиями?

Юрий ЖУКОВ. Он же получал газеты и мог всё прочитать.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ну представим: Сталин отстранился, или даже самоотстранился, и, будучи адекватным человеком, понимает, что раз он даже документы в пакетах просмотреть не может, нужен преемник. Триумвират?

Юрий ЖУКОВ. С ноября 1952 года убирают Булганина и остаются только Берия и Маленков.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но отстранился со спокойным сердцем? Доверял этим двум?

Юрий ЖУКОВ. Мы не знаем, что он думал и были ли у него другие люди на примете. Сталин и его окружение не вели дневников и подробных писем, а потому мы лишены знания подоплеки тех или иных решений.

Фонд управления кадров и фонд административных органов до сих пор закрыты. В первом фонде есть рекомендации того или иного человека на конкретную должность и его характеристика. Мы могли бы узнать, кто проводил наверх Ежова.

Второй фонд был связан с Министерством госбезопасности, внутренних дел, генпрокуратурой и судом. Ни одно решение об аресте высокопоставленного человека не могло миновать этот отдел. Жуткая глупость и профанация – публикация «расстрельных списков». Существовала комиссия, которая, ознакомившись с этими списками, выносила решение о помиловании или замене расстрела на срок.

Информация, закрытая в этих фондах, крайне важна для понимания власти как механизма. Однако спустя четверть века мы не можем получить документы несуществующей партии несуществующего государства!

К тому же мои исследования нуждаются в параллельных работах — по экономике, финансам, промышленности…

Андрей ФЕФЕЛОВ. Надеюсь, будущие поколения вдохновятся вашими трудами и продолжат освещать темные места истории нашей страны.

Источник: газета » Завтра»

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий