Главная » Русская Музыка » Анна Генова. Русская песня на дальних просторах

 

Анна Генова. Русская песня на дальних просторах

 

русская песня1

«Музыку сочиняет народ, а мы, композиторы, её аранжируем», – cказал где-то в середине XIX века М. И. Глинка. Попробуем понять, чем сегодня является русская народная песня для нас, россиян, живущих на родине и за её пределами, и какой её видят представители других культур.

Всю свою сознательную жизнь я слышала два мнения про народную музыку. Одно от тех, кто слышал её только в облегченной интерпретации Людмилы Зыкиной и её последователей, а другое высказывали те, кто был не понаслышке знаком с настоящим фольклором.

Последние рассказывали про интереснейшие экспедиции в потаённые уголки России, куда не ступала нога столичного жителя. Там бабушки с религиозным упорством следовали исполнительскому канону, который передавался из поколения в поколение. Музыка на этих необработанных записях звучала странно и как-то «не по-русски».

Несведущий вполне мог бы её принять за композиции авангардистов Арво Пярта или Ла Монте Янга. Абсолютно чёткие голоса бабушек на записях пугали и восхищали одновременно. Понять и принять это было сложно даже с музыковедческой точки зрения.

русская песня2
Людмила Зыкина

Запомнился рассказ о том, как ещё при СССР московские фольклористы устроили фестиваль настоящей, а не обработанной музыки. Привезли исполнителей со всех концов страны, в частности, одного очень известного в Якутии исполнителя эпоса олонхо. Человек, привыкший к строганине, почти всё время отказывался от еды, потому что она казалась ему протухшей. С трудом организаторам фестиваля удалось уговорить его есть хотя бы что-то. К сожалению, вскоре после возвращения на родину он умер – не выдержал такого стресса.

Слушать или слышать?

Чтобы «переварить» народную музыку, нужно много сил, и наоборот – носители традиции нередко отгораживаются от цивилизованного мира, и не просто так. Пожалуй, в Советском Союзе ансамбль Дмитрия Покровского был единственным коллективом, в котором работали музыканты-фольклористы, имевшие непосредственный контакт с деревенскими жителями, которые им доверяли и передавали, хотя бы частично, умирающую традицию.

Однако в СССР существовало много других хороших коллективов, таких как Государственный академический русский народный хор им. М. Е. Пятницкого, Ансамбль песни и пляски Российской армии имени А. В. Александрова, Ансамбль народного танца имени Игоря Моисеева. Они не теряют актуальность и сегодня, представляя русский фольклор в более привычном – «благозвучном» виде как в России, так и на Западе.

Недалеко от Павловского Посада находится дачный кооператив ансамбля имени Александрова. Навещая там своих родственников, я еще 15-20 лет назад наблюдала артистов, которые радостно копались на огороде или прогуливались вдоль речки Клязьмы. Вечерами из некоторых дач раздавалась живая музыка, в том числе любимые русские народные песни, которые пелись не на публику, а просто так, от души. Нередко к родственникам на дачу заходил какой-нибудь певец, и они устраивали маленький концерт. Сейчас ситуация другая – в посёлке живут несколько бывших и совсем немного нынешних участников ансамбля. Их голоса особо легко различить во время собрания кооператива. Однако больше никаких песен не слышно…

русская песня3
Ансамбль песни и пляски им. А. В. Александрова

Тем не менее, в самом Павловском Посаде, также как и во многих российских провинциальных городах, активно процветает любительское народное творчество. С удовольствием поют и выступают в местных культурных центрах простые люди, среди которых, кстати, попадаются очень хорошие исполнители. 99% местных любителей народной музыки не стремятся заработать на увлечении всей своей жизни, они просто получают настоящее удовольствие от песен. Кроме того, что немаловажно, они имеют собственный круг общения, состоящий из единомышленников, также увлеченных фольклорной традицией.

Что делать и кто виноват?

«Что, по сути, сделали русские композиторы, которые решили адаптировать народную песню, гармонизировав её?.. Они взяли и «подтянули» ноты к привычному нам звукоряду, а потом ещё и “подложили” гармонию», – привычно возмущалась наша профессор по фольклору. – Но, с другой стороны, тогда бы мы вообще эту музыку не услышали…»

Начиная с того момента, когда в конце XIX века великие русские композиторы М. А. Балакирев, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков, А. К. Лядов гармонизировали песню, тем самым приспособив её к городскому вкусу, русская песня стала доступнее, но изменилась сама. Коллективы, исполнявшие русскую народную музыку профессионально, стали появляться еще в начале ХХ века. В то же самое время существовали и одиночки, роль которых в этом процессе еще более серьёзная. Например, в исполнении Шаляпина русская народная песня то превращалась в почти политическую декларацию, как, например, в случае с «Эй, ухнем!» и «Дубинушка», то эмоциональным надрывом потрясала слушателей в Европе и Америке. Последнее, правда, не замедлило сказаться в задиристых строках Маяковского: «письма к Горькому»:

Или жить вам,

как живет Шаляпин,

раздушенными аплодисментами оляпан?

Вернись

теперь

такой артист

назад

на русские рублики —

я первый крикну:

— Обратно катись,

народный артист Республики!

За стихотворением последовало постановление Совнаркома РСФСР от 24 августа 1927 года «О лишении Ф. И. Шаляпина звания „Народный артист“ как необоснованного».

Музыка наших дней

В наши дни русская народная музыка уже давно вышла за рамки стиля, некогда утверждённого сначала профессорами консерватории, а потом и Советской властью. Череда фольклорных коллективов продолжает представлять «официальную версию» народной музыки за границей. Впрочем, эта версия ничуть не плоха. Те же, кто хочет знать больше, переходят на следующий уровень – начинают слушать менее разрекламированные аутентичные коллективы, которые в основном ограничиваются известностью в «узких кругах», оставаясь в одном пространстве с авангардом.

Третье, самое, наверное, популярное, направление, совмещающие аутентику с роком, представляет русскую песню как часть этнической музыки, или World music.

русская песня4
Ансамбль «Аринушка», Литва

Впрочем, не исчезли и действительно аутентичные коллективы. Такие, например, как русский ансамбль «Аринушка» из Литвы. На сегодняшний день этот ансамбль является лауреатом многих международных и республиканских конкурсов и фестивалей и выступает во многих странах ближнего и дальнего зарубежья. Участники ансамбля – музыканты-исследователи, которые в течение многих лет проводили фольклорные экспедиции на территории Литвы, где ещё живут остатки русских старообрядцев.

Все собранные материалы обрабатываются и расшифровываются, для того чтобы вскоре стать частью репертуара этого коллектива. При нём существует даже Школа славянской традиционной музыки, которая выдает диплом государственного образца. Таким образом, у участников ансамбля от мала до велика появилась возможность изучать общие теоретические предметы, историю, этнографию и, конечно, фольклорное исполнительство, а также учиться игре на музыкальных инструментах.

 

Очень достойно представляет российскую традицию и на родине, и за её границами Санкт-Петербургский государственный русский концертный оркестр под руководством Владимира Попова, который в своих выступлениях удачно сочетает русские народные мелодию и лучшие образцы русской классической музыки. Кроме того, оркестр активно сотрудничает с танцевальными коллективами «Петербургский сувенир» и «Барыня».

А что на Западе? В Лондоне русская народная песня неоднократно была представлена в течение восьми сезонов в рамках «Международного фестиваля-конкурса русской и английской песни». Однако девятый фестиваль не состоялся. Его пришлось отменить, по словам организаторов, из-за проблем c финансированием.

Звучит русская музыке и в Нью-Йорке, хотя там, в отсутствие значительной государственной поддержки, да и знакомства широкой публики с традицией, это, скорее, вид заработка.

Валентина Квасова 12 лет проработала в Ансамбле русского народного танца, музыки и песни «Барыня» под руководством М. Смирнова – одном из самых больших профессиональных ансамблей русского народного танца и народной музыки за пределами России.

Творчество ансамбля ориентировано на широкого зрителя, в основном нас приходят слушать американцы. В репертуаре типичные русские традиционные хиты, такие как “Калинка малинка”, “Очи чёрные”, “Дорогой длинною” и т. д. Это дело тут неплохо продаётся, возможно, потому ещё, что для местных до сих пор экзотика – увидеть поющих и танцующих русских, – рассказала Валентина в интервью «Русскому миру».

В последнее время артистка сконцентрировалась на продвижении своей сольной карьеры:

Моим истинным увлечением, – говорит певица, являются старинные фольклорные песни. Родители были собирателями казачьих песен, я унаследовала более трёхсот обработанных ими произведений! В общем, это наследcтвенная болезнь. Сейчас работаю над своим первым альбомом который выйдет под названием «Валица» так меня называют мои друзья-артисты. Это будет сочетание фольклора и электронной музыки, жанр folk ambient.

На вопрос о том, может ли исполнитель фольклора достаточно зарабатывать, певица ответила: «Зарабатывать этим можно, но не так просто организовывать концерты. Чисто фольклором зарабатывать ещё сложнее. Сейчас очень популярна этника, или направление World music. В таком стиле работает, например, группа “Даха Браха” из Киева. Они пользуются в Америке большим успехом».

В какую степь…

Так же, как и вышедшая в мейнстрим группа «Гоголь Борделло», «Даха Браха» имеет мало отношения к именно русской народной традиции – скорее к украинской или – шире – восточно-европейской. За этими двумя группами, точнее впереди них, идёт Горан Брегович и его «Свадебно-Похоронный оркестр» – автор знаменитых саундтреков к фильмам Э. Кустурицы. С фильма «Время цыган» 1988 года и началась волна любви и признания так называемой «балканской музыки», которая явилась связующим «мостиком» между Россией и Западом.

русская песня5
Инна Желанная

Попытка популяризировать фольклор с помощью направления World music, пожалуй, наиболее удачна, так как в «чистом виде» ни русские песни, ни, скажем, индийские раги почти никто слушать не желает. Конечно, это уже не настоящая народная мелодия, которая здесь является скорее красочным элементом, нежели несущей структурой композиций. И тем не менее, люди, занимающиеся подобными проектами, пытаются хоть как-то вплести русскую, славянскую мелодику в ткань современной молодёжной музыки. Трансформируя традицию, они в то же время не дают ей окончательно угаснуть.

«Рада и Терновник», Инна Желанная, Ольга Арефьева, Сергей Старостин еще с начала 1990-х начали активно разъезжать по миру, неся добрую весть – русскую музыку можно «адаптировать», не снижая музыкального стандарта.

И для западного зрителя, и для привыкших к року и панку русских тинейджеров это сработало – наконец-то русскую народную восприняли, и даже начали подпевать. С начала 2000-х на площадках нью-йоркских клубов постоянно звучало модное слово World, выговариваемое с диким акцентом продюсерами в почти красных пиджаках. Залы были всегда переполны русскими и несколькими пугливо оглядывающимися местными — американцами, старающимися угадать, доживут ли они до конца концерта, и удастся ли им познакомиться с красивой «рюсской дэвушка». В конце концов, американцы переставали бояться, а также забывали о девушках, потому что после трёх коктейлей c двойной порцией водки хотелось только очень громко петь и чувствовать себя по-настоящему русскими. А это означало – наш фольклор дошёл до их сердца.

Источник: портал «Русский мир»

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru