Карен Шахназаров: без России Европа превратится в мировую провинцию

 

127692Режиссер, народный артист России Карен Шахназаров — гость программы «Право знать!» на канале ТВЦ. Главное событие недели – послание президента Владимира Путина к Федеральному Собранию. Почему президент начал послание с вопроса о Крыме и не говорил о Новороссии? В чем главная цель давления со стороны Запада? Почему Европа не принимает Россию, но признает лидерство США?

Почему президент начал послание к Федеральному Собранию с Крыма?

«Это важнейшее событие года, повлекшее за собой множество последствий. И президент не мог обойти его вниманием. И если для нашего общества понятна легитимность решения по поводу Крыма, то на Западе продолжаются разговоры. Поэтому у меня ощущение, что в большей степени это было обращено к мировой аудитории, ведь для российской аудитории на 95% очевидно, что вопрос не может быть пересмотрен.
«Я не очень понимаю всевозможные инсинуации в западных СМИ. Порой о Крыме говорят как о каком-то неодушевленном предмете, забывая, что там живут два миллиона людей, которые высказали свою волю. И можно еще сто двадцать референдумов провести, они выскажутся точно также». «На мой взгляд, Путин правильно сделал, что обошел в своем обращении упоминания о Новороссии. Он не сказал «нет», он не сказал «да»… Многие рядовые граждане ждали ответов на такие вопросы, как взаимоотношение рубля и доллара, рост цен, инфляция, что будет в следующем году с экономикой. Но Владимир Владимирович сказал то, в чем он однозначно уверен сегодня. Он взял паузу, выжидает ситуацию. Есть вещи, которые он не может и не должен говорить».

Чего добивается Запад, введя санкции?

«Самая очевидная цель – это смена режима. Санкции, прежде всего, направлены против президента. На Западе почему-то убедили себя в том, что на смену Путину придет кто-то из либерального лагеря, из оппозиции, из западников. Но вероятнее всего, если вдруг такое случится и Путин уйдет, в России к власти могут прийти гораздо более радикальные силы. Более того, в определенной степени они будут похожи на те силы, которые пришли на Украине, только более серьезные, более целеустремленные».

Почему Европа не принимает Россию?

«Россия 20 лет назад попыталась стать частью Западной Европы. Сегодня понятно, что западный мир нас отверг. Он готов нас принять только в том случае, когда мы, скорее всего, потеряем страну, то есть она будет так или иначе разделена. Почему? Мы можем поставить себя на место любого западного обывателя – немца, чеха. Россия – огромная страна, обладающая огромной военной мощью, огромным влиянием, с очень мощной культурой, с высоким уровнем образования. Страна, у которой есть проблемы, но которая динамично до сих пор развивалась. И вот такая страна приходит в западный мир. Она неминуемо станет лидером. А они этого не хотят. Америка же принадлежит западному миру, это общий романо-германский мир. Они понимают друг друга, чувствуют общее. Лидерство Соединенных Штатов на Западе – органично. И рассчитывать, что Западная Европа бросит США и кинется в объятия России – наивно».

Куда поворачиваться России – на запад или на восток?

«Фактически Запад сегодня разворачивает Россию в сторону Востока. Причем это принципиальный выбор – как и триста лет назад, когда Петр развернул Россию в сторону Запада. Но без России Европа превратится в мировую провинцию. Сегодня Китай и весь окружающий регион становятся мировым центром. Мне непонятно, когда говорят об опасности со стороны Китая: «Китай нас завоюет», «Китай нас захватит»… Китай никогда не воевал с Россией! Более того, он никогда не проявлял агрессию даже к близлежащим регионам».
«Поворот на восток – это Евразия, идея Гумилева. И идея, в принципе, советская. Поворот на запад – это идея так называемого русского национального мира, потому что в этом случае нужно национальное государство. Но национальное государство не требует таких больших пространств. Лично я сторонник евразийской идеи, потому что в другом случае Россия в нынешних масштабах наверняка не сохранится».

Что может объединить Запад и Россию?

«Допустим, Украина рухнет – экономически, этически, что возможно. На Украине четыре атомные электростанции. Представьте, что это начнет рушиться. И это под боком у нас, под боком у Европы. Не факт, что тогда не встанет вопрос о вводе миротворческих войск. Эта ситуация, в случае ее обострения, может каким-то образом повлиять на наши отношения с Западом. Я допускаю, что Владимир Владимирович, как человек хладнокровный, выжидает, что произойдет дальше. В своем обращении он очень мало сказал про Украину. Он напомнил, как все началось, но ничего не говорил о текущем моменте, о состоянии дел, взаимоотношений с Украиной. Это неслучайно. Он любит смыслы, и у него ничего не бывает просто так. В определенном смысле это знак, что это пауза, выжидание».

Есть ли настоящие лидеры в современном мире?

«Уровень политической культуры и уровень политических лидеров сегодня на Западе гораздо ниже, чем раньше. Там не встретить кого-то вроде Черчилля, Рузвельта, де Голля, даже Тэтчер. Я считаю, что единственный крупный лидер в этой части света – это Путин. И это сказывается на ситуации. На Западе живут от выборов к выборам, они не видят на два-три шага вперед. Политик думает только о результатах выборов, которые состоятся через год».

Есть ли у нас национальная идея?

«В Советском Союзе была идея, в современной России ее нет. И в этом проблема. Как ни странно, нынешние события создали некую идеологию – это защита Отечества. Но идея должна быть такая, которая дает перспективу».

Почему надо примириться с советским прошлым?

«Я с огромным уважением относился и отношусь к Советскому Союзу. Считаю, что одна из главных идеологических проблем, которую нам необходимо решить, без чего у нас не будет будущего, – это отношение к советскому прошлому. Мы продолжаем гражданскую войну. 20 лет в обществе превалирует антисоветский тренд. Мы отрезаем огромную, достойнейшую часть нашей истории: победу в Великой Отечественной войне, нашу культуру, забытые теперь имена, такие как Горький, Алексей Толстой. Мы просто выкидываем часть нашей жизни, и я считаю, что это неверно.
Надо понять раз и навсегда, что у нас единая история, что она принадлежит нам, что в ней была масса героических и действительно потрясающих открытий – культурных, научных и других. Да, в ней были темные, черные стороны. Но они есть у любой нации».
«Советский период был абсолютно необходим. Только таким способом можно было произвести индустриализацию в стране и выиграть войну. Советский Союз начал умирать после смерти Сталина. Потому что прекратился порыв, истинная цель была достигнута. Но все это, к сожалению, можно было совершить только путем такого ужасающего напряжения, которое пережил наш народ».

Потеряли ли мы Украину, как общность культур?

«Украина в определенной степени находится между Европой и Россией. И неслучайно, что она сегодня так разделена внутри себя. Но эти разговоры, что мы навсегда потеряли Украину… Время все лечит. Недавно война в Чечне была, а сейчас чеченцы стали чуть ли не оплотом государственности России. И Украина связана с Россией множеством нитей. Все обиды забудутся, все пройдет».

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru