Главная » Разные мнения » Денис Татарченко. Русский язык и комплекс неполноценности

 

Денис Татарченко. Русский язык и комплекс неполноценности

 

Тема русского языка на Украине ‒ постоянная и вместе с тем не надоедающая, как навязчивая идея у параноика. Тем не менее на протяжении полутора лет она не была самой обсуждаемой в среде украинского «креативного класса». Но в последнее время русский язык на Украине всё чаще вновь становится причиной ожесточённых споров.

А всё дело в том, что с началом войны в Донбассе вдруг неожиданно выяснилось, что значительная часть (если не большинство) так называемых «защитников Украины» говорят как раз-таки по-русски. Это и заставило самых крикливых противников русского языка как минимум не обсуждать эту тему до поры до времени. Гром грянул из Сирии: по мере возрастания числа отправленных к гуриям исламских террористов украинское информпространство постепенно переключилось на волну сопереживания «братскому сирийскому народу», оставив своих «героив» не у дел. Тут-то украинская блогосфера и вспомнила о том, что так давно мешало Украине стать процветающим европейским государством, ‒ о русском языке. И вечная для Украины тема русского языка начала пополняться новой волной призывов в стиле «убрать», «ограничить», «запретить».

‒ Я не понимаю, как на втором году войны кацапоязычное быдло ходит тут и разговаривает по-русски, ‒ так прямо и заявил на днях депутат Киевского совета Юрий Сиротюк, начисто забыв про русскоязычных «добробатовцев».

Главная помеха украинской самобытности

Так чем же провинился русский язык? Если собрать воедино все мнения и аргументы, которые высказываются на просторах украинского сегмента Интернета и публично всякими политиками и «экспертами», а также отделить от них ну уж совсем откровенную чушь, то картина выглядит следующим образом: русский язык является привнесённым из России. Его использование на Украине унижает украинское достоинство, поскольку всякий раз напоминает о тяжких годах жизни «под москальским» игом. Русский язык ввиду своей распространенности теснит украинский и не даёт ему развиваться в полную силу, что мешает возрождению «самобытности» украинского народа. Именно об этом сейчас с особым увлечением заговорила украинская блогосфера, хотя сами по себе тезисы не новые.

‒ У нас есть самый страшный феномен ‒ русскоязычный украинец. А это следствие победы русских над украинцами. Если украинцам приятно через язык каждый раз демонстрировать победу русских над собой, простите, это уже не сфера политики, это уже сфера, извините, стокгольмского синдрома, ‒ считает одна львовская функционерша, даже имя которой поминать не хочется. «Мы и так имеем наплыв студентов из восточных земель Украины, которые позволяют себе говорить на переменах на русском языке. Sorry, but I do not understand you. Я не понимаю, и не буду понимать ни в коем случае», ‒ заявила она уже как преподаватель одного из львовских вузов.

Именно вокруг этих тезисов и сосредоточена основная полемика в кругах украинской интеллигенции. Для неё эти тезисы аксиоматичны, они определяются украинской историографией и они же её определяют. Более того, они ложатся в основу государственной языковой политики, стремящейся вывести русский язык из всех без исключения сфер общественной жизни государства, начиная от рекламы и заканчивая образованием. Здесь, конечно, важно отметить, что это началось не после майдана 2013‒2014 годов, а с переменным накалом осуществлялось в течение всего времени существования украинского государства. Не помогала даже «примирительная» концепция билингвальности, которую пытались реализовывать при Януковиче и которая начисто была отринута уже новыми, постмайданными идеологами украинского национального строительства.

‒ Я считаю, что билингвизм ‒ это наше богатство. Когда в Украине каждый знает украинский язык ‒ это его обязанность как гражданина. Но не стоит терять того, что у нас практически все знали русский язык, ‒ говорил ещё в далеком 2010 году министр образования Украины Дмитрий Табачник. Сейчас на Украине от чиновника такого не услышать.

На «вражеском языке»

Больнее всего борьба с русским языком ударила по образованию. В 1990 году на Украине насчитывалось 4633 школы с основным языком обучения русским. В 2010 году таких школ осталось 1149. В основном, конечно, в юго-восточных регионах государства. Но показательно даже не количество школ, а количество учащихся. Так, если в 1990 году на региональных языках или языках меньшинств обучалось около 3,5 млн человек, то на начало 2011 года ‒ 703 609, из которых 685 806 ‒ на русском. То есть количество русских школ сократилось на 62,5%, а число учащихся ‒ в 7 раз.

Более 57% ликвидированных школ составляют школы с преподаванием на русском языке, они закрываются в 8 раз чаще и интенсивнее, чем украиноязычные. При этом средняя наполняемость украинских школ составляет 205 человек, русских – 597 человек, что неминуемо сказывается на качестве образования. Сейчас, в 2016 году, эти цифры еще печальней, но подробной статистики, к сожалению, нет.

Но дерусификация образования – это только одна из граней дерусификации общества в целом. В государстве, где без знания украинского языка человек не сможет заполнить налоговую декларацию, написать заявление в суд и даже сходить в кино, надобность в русских школах отпадает сама собой. Это и есть то «мягкое» выдавливание русского языка административными методами, которое практикуется украинским государством вот уже многие годы. А в последнее время любое сопротивление этому курсу чревато попаданием во «враги Украины» со всеми вытекающими последствиями.

Тренд, направленный на искоренение русского языка с просторов Украины, увы, находит свой отклик и в массах. В одной из львовских поликлиник висит объявление о том, что на её территории можно разговаривать только по-украински. В Киеве предлагают запретить меню в ресторанах на русском языке. Недавно ряд украинских артистов и певцов обратились к президенту Украины Петру Порошенко с требованием закрыть украинский эфир для видео- и аудиопродукции из РФ. Естественно, тому виной в том числе и русскоязычность данного продукта. В Западной части Украины это происходит уже давно – там на местном уровне запрещены русскоязычные песни в теле- и радиоэфире, введены квоты на печатную продукцию на русском языке. Настораживает тенденция распространения этого опыта на Восток государства.

Получить неприятности из-за русского языка на Украине становится всё проще. Например, на Западной Украине нередки случаи, когда, заговорив по-русски, человек может остаться без обслуживания в магазине, быть проигнорированным, а в некоторых особо удалённых от центра районах города и вовсе подвергнуться физическому насилию. Не так давно, например, за русский язык избили журналиста в Тернополе. До этого в Славянске (там сейчас обосновалось много выходцев из Тернополя) пострадал финский журналист, и тоже за русский язык. Ещё ранее за разговор на русском языке сильно избили девушку во Львове… примеров много. Впрочем, за редкими исключениями такое может произойти только в Западной части Украины, поскольку в других регионах все разговаривают в основном по-русски.

Примечательно, что волна гонений на русский язык изначально шла не «снизу», не от народа, а именно «сверху». И до сих пор «цвет нации» продолжает задавать тон. Речь не только о «сознательной» интеллигенции, но и представителях шоу-бизнеса. Вот, например, один известный украинский певец недавно резко выразился относительно песни другого известного, но уже российского певца (и большого друга Украины, между прочим), про «лабутены». Претензия касалась не столько качества музыкального продукта, сколько языка, на котором он исполнен. Дескать, украинцы ни в коем случае не должны слушать песни на «вражеском языке».

Уж не одолевает ли некоторых украинских шоуменов банальный комплекс неполноценности? Иначе сложно объяснить, почему вместо создания качественного продукта они призывают к запретам чужих трудов, не желая честно конкурировать.

Между тем гонения на русский язык не являются для Украины чем-то закономерным или естественным. Русский и украинский языки безо всяких проблем сосуществовали на территории, ныне занимаемой Украинским государством, столетиями. Более половины населения Украины свободно говорит по-русски, миллионы людей называют его родным, обеспечивая тем самым «великий и могучий» естественным ареалом распространения, существовавшим, например, на Донбассе задолго до появления там Украины.

Во всём этом есть и ещё один аспект – уголовный. Дело в том, что призыв к дискриминации, согласно международному праву, уже является дискриминацией. В украинском уголовном законодательстве есть статья за разжигание межнациональной розни, в том числе по языковому принципу. Впрочем, если бы она соблюдалась все годы существования Украины, сейчас бы в государстве не было гражданской войны, а произведения упомянутого певца прекрасно слушались бы и в Киеве, и во Львове, и в Донецке, и даже в Москве.

Под угрозой запрета

Разного рода украинские певцы часто говорили о языковых запретах. Настолько часто, что пример, приведённый выше, на Украине уже ни у кого не вызывает ни интереса, ни возмущения. Им вторили писатели, журналисты, политики, общественные деятели.

В результате «языковой» разлом глубоко прошёл через украинское общество, от которого пострадало, конечно же, русскоязычное население. Ведь оно не призывало запретить или ограничить, скажем, украинский язык. А почему нет? Они такие же граждане Украины, ни откуда не приехали, живут в своих городах и домах, где жили их деды и прадеды. Имеют ли право жители Донецка требовать запрета украинского языка во Львове? По этой логике – полное! Такое же точно, каким руководствуются жители Львова, требуя в Донецке запретить русский язык. Конечно, подобное сравнение ничтожно, но именно оно как нельзя лучше демонстрирует весь происходящий на Украине языковой абсурд.

В течение всего времени существования Украины вопрос о русском языке использовался её политиками в своих целях в основном для того, чтобы отвлечь внимание граждан от других, более насущных проблем.

Ту же карту разыграли и после победы Майдана в феврале 2014 года. Тогда новое украинское руководство первым делом решило отменить закон «О языках», чем сознательно провоцировало конфликт на ровном месте. Летом того же года ставший президентом Пётр Порошенко исключил возможность придания русскому языку статуса государственного. «Я хочу, чтобы больше никогда языковые и культурные вопросы не раскалывали страну и не поднимались горе-политиками, чтобы раздражать людей, ‒ заявил Порошенко. ‒ Это ваши полномочия, и вы сами должны определять, какие песни петь, кому цветы класть под памятники и на каком языке говорить. Однако единственным конституционным государственным языком был, есть и будет украинский», ‒ сказал Порошенко, и на Украине началось свержение неугодных памятников, попали под запрет неугодные песни, а в стране началась гражданская война.

Этой войне и уходу Крыма Украина во многом обязана многочисленными попытками дискриминации русскоязычного населения. Искусственный и вымученный вопрос о русском языке в очень неоднородном государстве, огромную часть которого занимают регионы, где русский язык является коренным, создаёт для этого государства слишком много опасностей.

Можно сколько угодно убеждать себя и общественность в том, что на Донбассе до прихода «москалей» все говорили по-украински и поэтому там необходимо всё украинизировать. На самом деле, это не так, поэтому там идёт война. И будет продолжаться ровно до тех пор, пока украинские блогеры, шоумены, политики и околополитики, журналисты и учёные не переборют в себе комплекс неполноценности и не займутся созиданием чего-то действительно важного и нужного Украине. А с русским языком украинский народ разберётся сам – и сам сделает свой выбор.

Источник: Портал «Русский мир»

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий