Главная » Беседы » Дмитрий Кошко: Русофобия – форма расизма

 

Дмитрий Кошко: Русофобия – форма расизма

 
кошко франция
Интервью порталу «Русский мир». http://www.russkiymir.ru/
Уроженец Парижа Дмитрий Кошко более 30 лет  работал журналистом в агентстве France-Presse, был собкором в Пакистане, Афганистане, Югославии, Ливане и других странах. Наряду с журналистикой Дмитрий занимается активной общественной деятельностью, он возглавляет Координационный Совет российских соотечественников во Франции, является соучредителем Союза русофонов Франции и президентом Ассоциации Франция‒Урал. 
Для полноты картины надо добавить, что прадед моего собеседника – генерал  Аркадий Францевич Кошко, в начале ХIХ века руководил московской сыскной полицией и вошёл в историю как «русский Шерлок Холмс».  Свою карьеру знаменитый русский сыщик начинал в Риге. С правнуком бывшего начальника царского сыска мы знакомы уже несколько лет, периодически встречаемся с ним на различных форумах российских соотечественников. В последние годы Дмитрий Кошко, как и многие другие представители русской эмиграции, чьи предки когда-то осели во Франции, крайне встревожен возросшим в их стране уровнем русофобии.
Портал «Русский мир» поинтересовался у французского коллеги, изменилось ли отношение французов к России и к русским  после недавних трагических событий в Париже?
‒ Да, безусловно, после 13 ноября, когда на Париж была совершена террористическая атака, а также после недавнего визита президента Франции в Москву даже самые русофобские наши издания изменили свою тональность. Правда, французские СМИ написали ‒ скажем так ‒  «дипломатично», сделав акцент на том, что Россия поменяла свою политику в Сирии и теперь она действительно бомбит исламистов. Ведь до этого наша пресса уверяла, что русские бомбят мирных жителей, сирийских детей, больницы и, конечно ‒ умеренную оппозицию! Правда, никто не мог найти эти больницы. Ни одного снимка, ни одного сюжета о российских бомбежках по мирному населению Сирии нигде не было продемонстрировано.
‒ Дмитрий, а французы видели телесюжеты, как российские бомбардировщики сбрасывали на игиловцев бомбы, на которых было написано – «За Париж!»
‒ К сожалению, по французским телевизионным каналам я этого не видел. Но французы, конечно, поддержали стремление своего президента по созданию коалиции с Россией для борьбы с террористами, они с надеждой ожидали результатов его визитов к Обаме и Путину. Поэтому, когда Турция сбила российский бомбардировщик, французы прекрасно поняли, что это была провокация Эрдогана. Этот манёвр должен был помешать созданию  коалиции. Никто ‒ ни одно издание во Франции, даже проамериканские, ‒ не выступил в поддержку Эрдогана.
 
‒ Но и в защиту России голоса почти не звучат. Так что скоро всё вернётся на круги своя? 
‒ Я так не думаю. Ещё до парижских терактов многих французов явно отрезвила ситуация с мигрантами, хлынувшими в Европу. Другое дело – СМИ. Они находятся в собственности олигархических сил, настроенных проамерикански. И никакое другое мнение там просто не пропустят. Представителей русской общины Франции нередко здесь называют «пятой колонной», «путинистами», «агентами Кремля», хотя мы защищаем интересы всей Европы, а не только ЕС. Россия и Украина тоже являются неотъемлемой частью Европы, Россия входит в совокупность, представляя культуру и историю Европы в мире.
За подобные взгляды и высказывания меня, например, давно уже включили в списки неблагонадёжных. Но поскольку я в этих списках нахожусь в довольно большой компании вполне достойных и приличных людей, единственная вина которых заключалась в том, что они посмели высказывать иное мнение, отличное от официально принятого, то я не жалуюсь. Раньше нас приглашали на телевизионные дебаты, потом это делалось всё реже и реже. Как-то после одной из таких дискуссий, когда я уже выходил из студии, ко мне подошел один ярый защитник «бандеровцев» и бросил мне в лицо: «Как вы сюда втёрлись? Мы же вас запретили?» Это слышала стоявшая рядом журналистка, потом, провожая меня к выходу, она грустно сказала: «Видите, какая я мужественная?» Да, это был поступок с её стороны, другие каналы  уже давно не приглашают русских на свои передачи…
– Ну вот! А вы говорите, отрезвление…
‒ А я сужу по поведению наших политиков. Олланд поехал в Москву явно под давлением французской общественности, осознавшей после трагедии в Париже, что без России террористов им не одолеть. Но наш президент не решился на создание коалиции без одобрения американцев, которого Олланду получить не удалось. Во Франции многие уверены, что будь на его месте Шарль де Голль, он не стал бы спрашивать разрешения у Обамы. Коалиция России и Франции против ИГИЛ была бы уже давно создана. Хорошо хоть удалось договориться о координации действий наших военных в Сирии.
‒ Дмитрий, но и Шарль де Голль в стороне не остался. Французский красавец-авианосец с его именем первым встал на вахту в Сирии рядом с российскими военными кораблями – это же очень символично! 
– Согласен, символично. Хочу напомнить, что и экс-президент Франции, Николя Саркози, который  ведет активную предвыборную компанию, сейчас активно изображает из себя большого друга России. Как вы думаете, почему он ездил в Россию? Он же всегда был такой проамериканский! Ведь именно Саркози предал Францию, когда втянул её обратно  в военную организацию НАТО! Он сыграл большую роль в Ливийской войне и уничтожении Каддафи, играя на руку американцам. А тут вдруг такое просветление? Экс-президент высказывается против антироссийских санкций, признаёт референдум в Крыму… А всё потому, что Саркози – человек опросов. Американские покровители отныне благоволят не ему, и у него одна надежда – на французов. Которые далеко не в восторге от того, что Франция сейчас, по сути, стала вассалом Америки, а наши политики и олигархи зависят ещё и от Саудовской Аравии и Катара.
Поверьте: французам это совсем не нравится. Потому что это не идёт на пользу нашей стране. Сами судите!  Американцы выставляют штраф французскому банку в 9 миллиардов долларов за то, что они работали с Ираном и Кубой, против которых были введены американские санкции. Заметьте – не французские! Случись это при Шарле де Голле, он бы уже послал их  к чёрту! И это было бы нормально. Такой же абсурдной выглядит ситуация с «мистралями», принесшая огромные финансовые потери нашей стране, я уж не говорю о потере репутации. А покупка американцами при весьма сомнительных обстоятельствах крупнейшей французской компании Альстон? Общественность ничего не знала о деталях и подробностях этой сделки. А когда независимые политики и депутаты начали интересоваться, откуда ноги растут, им быстренько постарались заткнуть рот.
В секрете держат от населения и последствия заключения Трансатлантического торгово-экономического соглашения между США и Европой. Мы знаем, что одним из последствий, к примеру, будет разрешение американским трестам решать спорные вопросы в Арбитражных судах, которые являются карикатурой на судебную систему. Французы это прекрасно понимают, и им это всё очень не нравится. После этого мы будем удивляться, что в наших странах побеждает популизм? Всё большей поддержкой начинают пользоваться националистические движения и партии.
– Чем это грозит русским во Франции?
– Популизм напрямую связан с национализмом и расизмом. Одной из форм расизма, несомненно, является русофобия. Во Франции действуют так называемые мемориальные законы, направленные против антисемитизма и расизма. Когда в одном банке мне отказались открывать счёт для русской общественной организации, я взял этот закон, заменил слова «в отношении выходцев из Северной Африки» на «в отношении русских» и наглядно продемонстрировал им полное попадание под статью о дискриминации. Я заверил банкиров, что мы непременно будем судиться. Счёт открыли!
Мы все были свидетелями, как с подачи французских СМИ в стране нарастало враждебное отношение к России и ко всему русскому.  Это очень опасно. Мне приходилось в своей жизни освещать много войн, в том числе и гражданских – в Афганистане, Ливане, Югославии… Вы знаете, когда люди оказываются по разные воюющие между собой стороны, никто особо не вникает, по доброй ли  воле это случилось.
Взять, например, ливанских суннитов, им же совсем не хотелось воевать с маронитами (ливанскими христианами – ред.) – людьми с такой же культурой и того же социального уровня, как и они сами. Но они оказались в противоположных лагерях и вынуждены были убивать друг друга. Не дай бог, что-то подобное возникнет в мире в отношении русских!
Поверьте, никто не будет вникать, демократы они, либералы-оппозиционеры или «путинисты». Будут убивать только за то, что ты – русский и говоришь на русском языке. И всё. Это со мной чуть не случилось в  Боснии, где я в 1995 г. освещал Югославскую войну. Задержавшие меня на улице хорватские боевики, увидев на документах моё православное  имя – Дмитрий, пришли в ярость и тут же хотели меня расстрелять. Я им показывал обе свои журналистские аккредитации – ООНовскую и  France-Presse, – никакой реакции. Я русский, значит – расстрелять!  Меня уже почти поставили к стенке, но тут, на мое спасение, вышла на улицу какая-то большая свадебная процессия, и я смог вместе с ними под шумок уйти. Конфликты на расовой или межэтнической почве – очень опасная вещь…
– Но разве французы по своей сути – расисты?
– Нет! Они очень толерантны. В нашей стране общество открыто и вполне доброжелательно. Хотя ситуация с мигрантами вызвала напряжение, но демонстраций против беженцев по Франции не было, даже после терактов в Париже. А вот в Германии прокатилась волна протестов, были они и в Прибалтике.
Кстати, во Франции, как и в других европейских СМИ,  почти ничего не пишут про проблемы неграждан в странах Балтии и дискриминацию русскоязычного населения. А это ведь тоже серьезная проблема, причём больше Евросоюза, чем России.
Но такова политика двойных стандартов. Это следствие информационной войны, она  отражается на состоянии всего нашего общества. Мы просто перестаём быть полноценным гражданским обществом. Чтобы граждане путём голосования могли выражать своё отношение к происходящему в мире и в своей стране, они должны иметь доступ к информации, правдивой и сбалансированной, желательно, полученной из разных источников.  В Европе сегодня этого нет. СМИ скрывают правду от европейцев, которые получают однобокую информацию о происходящем в России. Да и не только в России, но и в странах Балтии, о чём мы уже говорили.
– А самим поискать в Интернете – сложно?
– Французы очень осторожны и не особо любопытны, кроме того, в Интернете много подтасовок, есть явно проплаченные источники, в том числе и среди русскоязычных СМИ. Например, есть такой американский информационный портал – «Наш дом», выходящий на русском языке. Он отличается своей радикальной  антироссийской направленностью, я бы даже сказал – ненавистнической.
Русская редакция, к примеру, просит своих читателей сообщать ей обо всех русских, живущих в Америке, если те им чем-то не нравятся. Они обещают публиковать их фотографии с указанием домашних адресов и номеров телефонов этих людей, как «нелояльных американскому правительству». Цитирую: «В США действует пятая колонна при посольстве РФ, которая занимается антиамериканской пропагандой. Если вам пришлось столкнуться с такими фактами, просим обращаться в редакцию портала». Павлики Морозовы – где вы? Но это же маккартизм в чистом виде! Да ещё реализуемый сталинскими методами. Это очень опасно, особенно в стране, где масса людей с неуравновешенной психикой имеет свободный доступ к огнестрельному оружию.
– Такое чувство, что против русских сейчас можно всё. Точно так же накручивалась ненависть к еврейскому народу перед Второй мировой войной, когда геббельсовская пропаганда доказывала, что всё зло в мире – от евреев.  Поэтому, когда начались гонения на евреев в Европе, то это не вызвало такого уж сильного возмущения в обществе. И вот Европа снова готова наступить на те же грабли, только на сей раз изгоями назначили русских? И французы готовы с этим согласиться?
– Не думаю. Во Франции интерес к России и симпатии к русским были всегда. Огромное количество русской литературы переводится на французский язык, большой интерес к русской культуре. Если хотите, у французов особое, я бы сказал, не совсем рациональное отношение к русским. Оно очень эмоциональное. Поэтому так сильны крайности – русофобия и русофилия. А сейчас  французы видят, кто реально борется в Сирии с ИГИЛ. Французы недолюбливают американцев. Но они не совсем понимают, какую игру американцы ведут с исламистами. Информации об этом в нашей прессе нигде нет.
Помните, как Маккейн публично посетовал, что русские разбомбили террористов, которых они тренировали? А ведь это были Джабхат Ан-Нусра, Аль-Каида (исламистские террористические организации, деятельность которых запрещена в России – ред.), о которой, к сожалению, наш  министр иностранных дел, вслед за американцами,  сказал, что эти ребята «хорошо работают», похвалив их на конференции в Марокко.  Теперь он  уже более сдержан в своих оценках, риторику поменял.
Надо честно признать, Франция вместе с американцами и англичанами вооружала исламистов, тренировала их, что подтвердили некоторые французские депутаты. В Интернете есть фотографии, на которых сирийские боевики стреляют из французских «миланов» – противотанкового ракетного комплекса. Возможно, что-то из нашего оружия террористы использовали и 13 ноября  в Париже? Исключать этого нельзя…
– В России предполагают, что после Сирии террористы планировали поход на Россию. А ваше мнение?
– Я тоже это вполне допускаю. В ИГИЛ съехались сотни боевиков –  выходцев из Средней Азии и Кавказа. Американцы явно собирались с их помощью устроить в Средней Азии новую междоусобную войну, иначе зачем им в Бишкеке такое огромное посольство, как вы думаете?  Вспомните Беслан! Не просто так там появились террористы. Тогда на Кавказе удалось избежать большой  войны, на что очень рассчитывали американцы, уже приготовившиеся к международному вмешательству. Но ничего у них тогда не получилось! Вот и сейчас Путин своими решительными, упреждающими действиями в Сирии  снова разрушил планы натовцев по развязыванию войны с исламистами на территории России.
 
– В прессе то и дело муссируется тема о захватнических планах России в отношении бывших советских республик, в частности, стран Балтии. И многие в это верят…
– Для кого эти страшилки? Абсурд полный! У нас никто в это всерьёз не верит. Ведь еще в 1990-е годы Балтию отпустили из Союза, фактически без единого выстрела. Зачем же России теперь туда лезть?
Я был недавно в Вильнюсе, участвовал в дискуссии по правам человека, там обсуждалась, в частности, тема сталинских репрессий. Удивило, как литовские историки настойчиво подчёркивали страдания литовского народа от действий большевиков. Но, пардон, почему никто даже не упоминает, что более всего от большевиков, среди которых, к слову, было не так уж мало тех же литовцев и латышей, пострадали русские? Миллионы их погибли или вынуждены были всё бросить и бежать на чужбину. И я тому – живой пример. Мои предки жили в Питере в большом роскошном доме, но им пришлось бежать от большевиков во Францию чуть ли не с одним узелком… Поэтому я не понимаю и не принимаю, когда выпячиваются страдания какого-то одного народа от трагедии, которая коснулась многих. Нам сейчас надо думать всё же не о прошлом, а о будущем Европы, которую в век глобализации  без России, я уверен, построить (или даже сохранить на нынешнем уровне) не получится.
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru