Главная » Идеология » Галина Иванкина. Герой нашего time-а

 

Галина Иванкина. Герой нашего time-а

 

341_001_.Русский-мир

«Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не

одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего

поколения, в полном их развитии…»

Михаил Лермонтов «Герой нашего времени».

У каждой эпохи — свой положительный герой, равно как и свой отрицательный персонаж, причём нет никакой уверенности, что со временем они не поменяются местами. Умудрённые прагматики приходят после ясноглазых романтиков, а тех, в свою очередь, сбрасывают с пьедестала какие-нибудь лихие люди со специфическим кодексом чести. Мы обожаем то физиков, то лириков, то — жуликов. То умных, то – …богатых. То женщину-мать, то – женщину-стерву. Подтверждений – масса и за ними не надо ходить в экзотические дебри. Так, в кинофильме «Стиляги» (2008) и в сериале «Фарца» (2015) фаворитами Оттепели изображены именно те, кто в описываемые годы считались отщепенцами, антисоветчиками и криминальными личностями. Мир перевернулся, и вкусы опрокинулись вместе с ним. У нас принято жалеть фарцовщиков — то есть одиноких борцов за цивилизованное предпринимательство и стиляг — уникальных индивидуумов на фоне казарменной серости. Или вот! Люди «из органов», которых в СССР рисовали самыми героическими красками, теперь малюются этакими кроваво-чёрными кляксами. Они – отрицательные, а вот чуваки, кривляющиеся в Шестиграннике и дующие пойло в Коктейль-Холле – положительные. Я могу допустить, что наступит час, когда и эта парадигма сменится, уступив место иным предпочтениям.

Кстати, вот вам интересный вариант – в николаевскую эпоху Печорин однозначно считался отрицательным или, по крайней мере, малосимпатичным персонажем — я недаром привела цитату из произведения. Сам император, прочитав сие творение, разгневался. Как же так?! По какому-то подонку станут судить о его – Николая Павловича – эпохе! Тогда как много позже, к примеру, в советские времена, всё тот же фигурант представлялся печальной жертвой режима и, как любили писать школьники в своих сочинениях – «лишним человеком». Лишним — не по причине своей персональной мерзости, а именно из-за всё того же Николая Палкина. Удушливая атмосфера придворно-светского бедлама и невозможность реализовать свои великие таланты! Впрочем, другой «лишний человек» удостоился ещё больших почестей со стороны советского Агитпропа – из потасканного денди он превратился в «потенциального декабриста». Причём, безо всякого волшебства. Я не берусь предсказывать наверняка, но возможно, что через сто лет герой минаевского «Духless»-а или, к примеру, пелевинский Вава из «Поколения Пи» будут изображаться в качестве каких-нибудь «несчастных жертв гламурной эры». При условии, что эти вещи станут классикой, разумеется. О чём это говорит? Лишь о том, что каждая эпоха не просто творит кумиров с анти-кумирами, но и оглядывается назад в поисках поддержки. Мы всегда подгоняем героев древних саг и старинных пьес под свои современные настроения, отметая всё то, что кажется шелухой и «мелочами быта».

Имеются и знаковые примеры из истории. Так, Наполеон из антихриста и палача Европы, каковым его называли после падения империи, вдруг – буквально в 1850-х годах – сделался легендарным вождём и превеликим человечищем. Да, его до сих пор почитают и любят и, что характерно, не только во Франции. Приведу вам и совсем уже занятный, комический образчик – излюбленным персонажем гитлеровской пропаганды был прусский король Фридрих II Великий, не выносивший ничего «тевтонского» и слывший, как большинство образованных людей XVIII века, галломаном. С чего бы вдруг не Людвиг Баварский и даже не другой Фридрих – Барбаросса? Всё просто – Фридрих II красиво, жестоко воевал, захватывал Lebensraum, а заодно поигрывал на флейте, как и положено «истинному арийцу». Таким образом, выбор Героя Дня – это всегда подгон под конъюнктуру текущего момента. Сие не плохо и не хорошо – сие реальность.

…Но вернёмся в XXI век! Не так давно мне довелось прочесть заметку, написанную группой психологов – в ней перечислялись основные признаки «героя нашего времени». Какова же нынче правильность? Точнее — актуальность. К примеру, в статье говорится о гибкости, и, как вы понимаете, речь заходит не о телесных статях, а о взаимодействиях с окружающей действительностью. Современный сапиенс, если он хочет быть в трендах, обязан проявлять «…способность к быстрому и свободному поиску новых стратегий». Сие не только и не столько умение подстраиваться под быстро меняющиеся декорации. Это – стремление схватывать и хамелеонить, дабы ловчее …хапать. Кроме того, не в моде прямолинейность и прочая советская несгибаемость. Надо быть именно сгибаемым и прогибаемым. Потому многим юным мальчикам из породы дизайнеров и менеджеров по продажам непонятны военные подвиги, рвение Космодемьянских, смыслы Молодогвардейцев. Вот они и ругаются в блогах с сорокалетними мужиками на тему «Зачем не сдали Ленинград?!» Гибкие против негибких.

Современные психологи вообще советуют не идти на конфликт, а – уйти от него. Смыться. Подстроиться. Найти нужные слова – разумеется, не гневные, а – нейтральные. Это поможет вашему бизнесу и далее процветать! Нормальная этика развитого буржуазного социума. Это нервозные дворяне по каждому поводу бегали выяснять отношения – то на пустыре за аббатством, то на Чёрную речку, то еще куда-нибудь – поближе к пропасти. Или хомо-советикусы, которые из каждой мелочи, вроде недовыполнения плана устраивали разборку на партсобрании и кричали из зала: «Петров! Да какой ты после этого коммунист?!» Сейчас надо проще быть – не ссориться с товарищем по бизнесу из-за ерунды. Не поделили красивенькую девицу? Нынешнюю девицу на всех хватит – она уже научилась быть гибкой.

Затем идеальный персонаж XXI века должен быть предприимчивым, что закономерно проистекает из его исключительной пластичности. Он призван делать money-money, и уже почти не важно, чем. Доставать, добывать, …воровать (если умеешь), отнимать (если знаешь, как). Монетизировать блоги и странички социальных сетей. Ты даже можешь не работать, но тогда научись создавать своей креативной «не-работой» приличные деньги. Больше того – чем меньше ты вкалываешь и упариваешься в стремлении к миллиону, тем круче твои баллы! Если ты разбогател на блогерстве или на сдаче квартир, ты – гений. Ты – умеешь провернуть. Я бы тут привела в пример советское презрение ко всяческой предприимчивости, но тогда была иная экономическая система и хитро-мудрые «цеховики», строчившие по подвалам джинсы Wrangler, потом ещё долго шили тапочки на зоне. Бизнес оказывался под запретом, как вид деятельности. Но! Я напомню, что и в капиталистическом мире эталоном почитался негоциант-трудоголик, который прошёл путь от разнорабочего до владельца крупной фирмы. Да. Инициативный и нахрапистый. Но вот этот путь – обязательно! Сейчас модно быть расслабленно-креативным. Информационная эра на дворе! Сиди в Интернетах — монетизируй присутствие. И как тонкой подметил Виктор наш Пелевин в «Поколении П»: «— Творцы нам тут <…> не нужны. Криэйтором, Вава, криэйтором».

Гибкий современник имеет космополитическое, открытое мировоззрение и слывёт «гражданином мира». Тут дело даже не в том, что он – безродный и ничейный. Родства не помнящий. Возможно, он будет помнить и родство, и проходную бизнес-центра, что в люди вывела его. Просто он легко меняет привязанности, места пребывания, гражданство, сферу деятельности. Это обставляется фразами о свободе передвижения и вообще – о свободе. Практикуется мышление в стиле: «Рыба ищет, где глубже, а человек – где рыба». Это, опять-таки, хорошо монтируется с вышеуказанной гибкостью и креативно-коммерческой жилкой. А вот советский человек считал своим долгом проработать всю жизнь на одном предприятии, а тех, кто перелетал из конторы в контору, презрительно обзывали «летунами». Исключение составляли переезжавшие с места на место строители и прочие монтажники-высотники, изображённые, например, в культовой кинокартине «Высота». Однако весь фильм пронизан тоской по своему родному дому (которого нет!), по обустроенному пространству. По стабильности. Но! Даже персонажи куваевской «Территории», многие из которых пришли за высокими заработками или за романтикой, начинали рассматривать свой Север в качестве единственно-возможной Родины. И — единственно-важной работы.

В реальной жизни – в отличие от книг и кинокартин – всё оказывалось по-разному, и летуны действительно были проблемой многих производств, но мы сейчас беседуем об идеальном герое. О юноше из повести. О девушке с обложки. Листаю старые номера журнала «Работница» — о каждой из героинь обязательно говорится, что она «…пришла на завод ещё девчонкой…» или «…приехала в наше село сразу после окончания техникума». А потом, как тогда говорили «выросла на производстве». Я допускаю, что эта система была тоже не самой правильной, точнее – сложной, утомляющей – с точки зрения самого человека. Для комбината и для отрасли такой подход – наилучший. Человек проходил все стадии производственного обучения и добирался до начальственных кресел, досконально разбираясь в сути дела и смыслах деятельности. Но психологически это – очень трудно. Сорок лет на одном заводе или на преподавательской работе. Почётно, красиво, мощно. И – тяжело. Помню статью в журнале «Америка» 1980-х годов – там рассказывалось, что среднестатистический американец за период своей трудовой активности вынужден постоянно менять места работы и – соответственно жительства. Как минимум, более трёх раз. То есть три раза – это даже не цифра. Он перебирается из Юты — в Небраску, а потом – куда-нибудь в Аризону в поисках достойного гонорара. На этом, кстати, построено очень много голливудских кинокартин. Впрочем, сие — даже не основная тема, а просто жизненный фон – кто-то куда приезжает и тут начинается всё самое интересное. В Европе это было не столь популярно, однако, со временем сделалось нормой, что инженер из Голландии едет работать в Германию или в Италию. Сейчас и «обычный россиянин» включился в этот процесс. Повторюсь, что подобная смена деятельности и места пребывания – это не «плохо», а – реалии современности в условиях капитализма. Мы же говорим об идеалах, которые трансформировались вслед за поменявшимися социально-экономическими условиями.

Безусловно, проблема отцов и детей существовала всегда, и престарелый барин тоже не хотел принимать доводов молодого нигилиста, но мы живём в куда как более сложное время – на наших глазах совершился слом отлаженной системы ценностей, а фильмы-то по телевизору всё те же! Советские. Где для нашего дитяти – мир-перевёртыш. Таким образом, спекулянт Семицветов из «Берегись автомобиля» вырастает в положительного паренька, тогда как все остальные фигуранты – славные, наивные дураки. Тинэйджер попросту не въедет, зачем банковский клерк Дима Горин остался строить ЛЭП, а бывшие строители ЛЭП не понимают, почему мальчики из «Фарцы» — жертвы тоталитаризма, а не обычная сволочь.

Не будет лишним вспомнить, что идеальный советский человек был непременным коллективистом, тогда как наш современник – ярый индивидуалист, что, опять же, проистекает из этики буржуазного общества. На этом фундаменте построены всевозможные психологические концепции, обучающие хомо-постсоветикуса «любить Себя». Ставить своё Я во главу угла. Ощущать себя – достойным лучшей доли и – больших гонораров. Быть пупом Земли и самой яркой звездой в Галактике. Причём, для подобного самолюбования больше не нужно делать открытия и проектировать дома с лепниной. Можно не быть королём и не писать волшебные вирши. Можно даже не работать. Нигде. Никем. Совсем. Достаточно просто раздуваться от чувства собственной значимости. В одном советском детективе упоминался некий бонвиван, а точнее – его квартира, увешанная фотографическими автопортретами (селфи-селфи!). В те времена это был недобрый штришок, позорное тавро. Завышенная самооценка – высмеивалась. Таких ненавидели. Били. Не брали. Бросали. Перевоспитывали. А нынче селфи – это не просто норма, это некий знак-символ соответствия эпохе. Почему молодые и – что самое ужасное – не очень молодые люди постоянно «селфятся», а ещё — публикуют свои незамысловатые формулировки в социальных сетях, стремятся высказаться по любому поводу? А всё потому же. Как это — любить Себя и не отметиться в комментариях к тексту известного политика?! Не сказать ему, что он – дурак? Не высмеять наряд эстрадной дивы? Не прокричать чиновнику, что он – вор? А зачем же мне на тренингах говорили, что я — светоч?! Пойду – изгваздаю кому-нибудь настроение! Знай наших! Точнее – Меня, ибо «наши» — это жуткая тоталитарная категория. Современного человека всеми способами приучают к мысли, что он – важен, ценен, …божественен сам по себе. Со своими глупостями и мерзостями. Идеален тот, кто не комплексует, а гадит, где нравится. Советский же гражданин имел право уважать себя только в строго определённых случаях – когда он что-то сделал. Хорошее и важное. Не для себя, а для общества. Уважать! Но вот любить себя (а тем более – Себя!) он не имел права на-ког-да. Опять же, это – всего лишь веяние времени, а ветер в любой момент может подуть в иную сторону… Помните об этом.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru