Главная » Идеология » Григорий Чёрный. Неолиберализм

 

Григорий Чёрный. Неолиберализм

 
неолиберализм
образование

Авраам Линкольн говорил: «Можно обманывать часть народа все время. Можно обманывать весь народ некоторое время. Но нельзя все время обманывать весь народ». А я думаю, что всё время обманывать народ никому и не надо. Его надо обманывать только некоторое время, а это возможно. Вот чего нельзя вообще, так это хоть на какое-то время безнаказанно обмануть не народ, а Природу. Она обязательно быстро и жестоко отомстит за обман.

Российское общество состоит из неолибералов и массы. Отношения между ними своеобразные. Неолибералы ведут массу, как слепых, не отвечая ни за что и ни на какие вопросы. Масса стонет, вопит, свистит, стучит ногами… и топает за либералами. «Надо выживать!» — стонет масса. То, что это — выживание на пути в яму, массу не колышет: она слепая. Она думает: «Пережили голод, переживем и изобилие».Число неолибералов таково, что ни в какой микроскоп не видать. Но эта мизерная часть обитателей РФ полностью определяет всю жизнь в стране: у нее абсолютная власть. Власть у нее не потому, что под знаменем демократии она установила диктатуру. Нет, она установила диктатуру потому, что у нее есть идеология и организация, масса же в этом отношении – что стадо баранов.

Особенно ярко «нестыковка» между действиями власти и желаниями массы проявляется в проблеме образования, в первую очередь школьного и ВУЗовского. Сколько лет молодежь «образуется» у бабы ЯГИ по болонкинской системе, а стоны «Верните советское образование!» никак не смолкают. Оно и понятно — проблемы образования неразрывно связаны со смыслом жизни, с будущим наших детей. А хотя либералы и приучают массу к тому, что жить надо только сегодняшним днем, она всё никак к этому не привыкнет. Забавно то, что стонут родители, в большинстве сами учившиеся при уже испорченном советском образовании.

Образование есть процесс формирования у обучаемых системы знаний, необходимых для участия в жизни общества, с прицелом на будущее, вооружение человека инструментами, которые могут пригодиться в жизни. Организует этот процесс государство или частные фирмы под его контролем. Мнение общественности полностью игнорируется. В итоге цели и содержание образования определяются стратегическими целями неолибералов.

Образование есть один из элементов воспитания. Воспитание – это процесс формирования у воспитуемых критериев смысла жизни. Цели и содержание неолиберального  воспитания предельно откровенно сформулировал А. Фурсенко в бытность министром образования и науки (2007 г.): «Недостатком советской системы образования была попытка формирования человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, что вырастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Нынче Фурсенко не министр. Но он советник Президента и, я думаю, не по вопросам сельского хозяйства. Слов его официально никто никогда не опровергал, значит, они и есть Откровение власти в области образования. Но это Откровение не полное и не точное. Оно смягчает правду, пытается ввести массу в заблуждение. Есть и другие мнения. «Считается, что современная модель образования воспитывает «квалифицированного потребителя», но такая концепция уже не актуальна. Американский опыт показывает, что уже для общества потребления образование не обязательно. Строящееся постчеловеческое общество характерно предельной рационализацией и дегуманизацией, поэтому современная образовательная система создает человека-функцию, оператора системы, который не способен принимать решения, и выключен из процесса её управления (и любого социального участия). Фундаментальное образование не случайно объявлено устарелым и не соответствующим практическим потребностям экономики. Человек-функция заточен под решения определённых задач бизнеса, но не обладает способностью действия и мышления вне полученных компетенций. Происходит сокращение социального времени человека» — считает кандидат искусствоведения Павел Родькин. Конечно, П. Родькин может быть и предвзятым. Но вот, согласно Владимиру Арнольду, академику РАН, мнение цвета американской интеллигенции: «Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом)». Подозревать в предвзятости этих людей – это уже перебор! Тем более в свете следующего свидетельства: А С. Комков утверждает, что «В 2005 году еще Билл Гейтс заявил, что американская школа умерла, потому что она прекратила готовить людей, способных создавать интеллектуальный продукт». Короче, весь смысл неолиберальной политики в выделенных мною словах в скобках: классическое образование мешает им манипулировать населением, как стадом. Всё сказанное об американской школе в равной мере относится к школе любой другой страны, управляемой неолибералами, так как зараза неолиберализма идет из США. И А. Фурсенко это всё знает, но нам «завертывает пилюлю» в сладкую оболочку.

Итак, дегуманизация, снижение интеллектуального уровня, антигуманизм, низведение человека до уровня животного. Успехи на этом пути есть, и не малые. Чем же вызвана такая стратегия неолибералов? Обратимся к «истории болезни». История цивилизации есть история борьбы «элит» между собой в виде борьбы государств, и история борьбы классов внутри государств. Раньше верхи не могли существовать без низов: в мирное время работяга был кормильцем, а когда паны воевали – пушечным мясом. Он тем лучше выполнял эти функции, чем лучше был образован. И уровень образования низов непрерывно рос примерно с XVII века. Но с середины ХХ века положение изменилось в корне. Во-первых, развитие техники сделало бессмысленной войну как средство борьбы за мировое господство. Особенно после появления ядерного оружия: ядерной бомбой легче попасть в огромную плешь «пана», чем в мизерную плебеев ивана, джона или фрица. Во-вторых, механизация производства, а особенно появление ЭВМ, позволяет организовать производство вообще без участия человека. Человек становится не нужен ни как пушечное мясо, ни как источник прибавочной стоимости. А пока это до панов доходило, численность населения Земли в 3,5-5 раз превысила все мыслимые пределы и поставила под угрозу существование среды обитания, биосферы, то есть всего живого. Ну и Самих Панов. Тут-то и появилась идея «золотого миллиарда». Масса думает, что миллиард — это господа, а остальное – рабы. Нет, остального не предполагается вовсе. Как раз в эту историческую цепочку и «вписываются» все последние «достижения» российских неолибералов: и «антисемейные поправки», и решение петербургского экономического форума окончательно угробить российскую экономику.

Неолибералы чётко понимают, чего они хотят. Масса же не сознанием, а внутренним чутьем чует, что в этой логике не выжить. Никому. Здесь надо сказать несколько слов о качественных особенностях элиты и массы. Да, элитчики креативны (то есть активны), у них высокий IQ, то есть интеллектуальный уровень, и куча других достоинств: гелендвагены, куршавели, офф-шоры, мультисексуалы, киллеры… Но, как и положено, «всегда чего-нибудь не хватает». Чего?  «В наше время, когда о человеке говорят, что он умеет жить, обычно подразумевают, что он не отличается особой честностью». То есть понятие честности к элите не относится. А, как известно, «Всё величие и доблесть человеческой природы обусловливается в конце концов всё-таки не мудростью, а честностью». Из своей долгой жизни я сделал вывод, что человек стремится любой ценой превзойти других тогда, когда знает за собой некую, тщательно скрываемую, ущербность. Которую он и пытается компенсировать внешней активностью. «Элитчик» не смеет, подобно человеку массы, довериться своим ощущениям, своей интуиции. Он не может жить, просто чтобы жить. Так как он гнилой, то должен каждую минуту доказывать, что он «лучший и передовой».

Интуиция не обманывает массу. Неолиберальный «путь ЯГИ»– это путь в могилу.  И вот массы требуют вернуть советскую систему образования. Это результат уже не интуиции, а той же примитивной логики, что заставляет примиряться с любыми фокусами неолибералов: «Надо выживать!» Но логика эта порочна. Как появилась и что представляла собой советская система образования? Какова ее судьба?

После революции и гражданской войны до начала 30-х годов в образовании был раздрай, четких принципов построения системы не было. Их не было во всей государственной политике. В конечном счете из-за «сырости» марксизма, теории, которой пыталась руководствоваться правящая партия. Но жизнь заставила принимать быстрые решения. До 29 года Сталин был против форсированной коллективизации, а в этом году пошел на нее. 04.02.1931 г. И. Сталин сказал: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Большая война была неизбежна. Это и определило структуру принятой тогда советской системы образования. Стране было нужно большое количество технических специалистов. Основными предметами в школе стали русский язык и литература, математика и физика. Упор делался не на тонкости и красивости, а на усвояемость материала. «Лучше меньше, да лучше!» Для справки: в 50-е годы усвояемость в десятилетке по алгебре и геометрии была 80%. Сейчас по алгебре 20%, по геометрии 5%. Вузовская программа строилась как продолжение школьной, эти программы состыковывались и на каждом следующем шаге принципиально углублялись (намыливай, намыливай!) Основой была семилетка. Больше половины семиклассников шли на производство или в техникумы. В ВУЗы попадало не больше 15-20% выпускников десятых классов: конкурсы 5-7 человек на место были нормой, доходя до 20 и более. Из принятых в ВУЗы отсеивалось еще около 30%. Но отсев не означал катастрофы: работы было сколько угодно. Эта система и обеспечила Союз Советов техническими кадрами при подготовке к войне, в войну, и при восстановлении порушенного войной. Итак, уже в лучшие свои годы советская система образования готовила не человека-творца, а хорошего специалиста!

В основу советской системы образования были положены принципы:

Эгалитарность возможности, то есть равная для всех без исключения граждан страны доступность возможности получения образования. Не было привилегированных школ и ВУЗов, школ для одаренных детей. Одаренные дети были, о них говорили, ими гордились, они получали Похвальные грамоты, золотые и серебряные медали. Но в ВУЗы экзамены сдавали, как все. Бесплатным было не только школьное образование. Кружки во Дворцах пионеров, спортивные секции, школы ДОСААФ – всё было для молодежи открытым и бесплатным. «Ночь я провел… в здании школы в Лохвице. Школа находилась в прочном здании и была хорошо оборудована, как и все школы в Советской России, находившиеся почти повсюду в хорошем состоянии. Для школ, больниц, детских домов и спортивных площадок в России было сделано много. Эти учреждения содержались в чистоте и полном порядке» — писал Гейнц Гудериан о 41-м годе.

Простота изложения и высокая усвояемость. Нынешние родители, стремящиеся чему-то научить своих детей, ищут для них учебники пятидесятых годов. Они правы.

Техническая направленность как средство достижения универсальности, то есть способности видеть конкретное явление как проявление общеприродных закономерностей. Это потому, что пока настоящая наука есть только в технике, так называемые гуманитарные науки сегодня никакого отношения к науке не имеют. В лучшем случае это искусство, в худшем – пропаганда.

Эти принципы в тех условиях сделали советскую систему образования лучшей в мире. И тут возникает резонный вопрос: система образования была лучшей в мире, а СССР развалили ее выученики. Как это? Очень просто. Кроме образования есть еще воспитание, образование – только его часть. Она вооружает человека инструментами, но не принципами. Скажем, приходит к вам водопроводчик с прекрасным набором инструментов. Но это еще не гарантия, что он хорошо починит кран. Нужен еще один пустяк: совесть. Но совесть – продукт воспитания, а не образования. А воспитывается человек не столько школой, сколько жизнью. Жизнь же в СССР была не простой. Уже в 20-е годы появился термин «совбур». В 30-е годы разрыв в доходах низов и верхов превышал таковой на Западе. В революцию народ боролся против погонов и званий в армии. Но еще перед войной возродились генералы, в 43-м году – офицеры, и армия одела погоны. Тогда же распустили Коминтерн. Быстро рос класс советской буржуазии – номенклатура. Партия сращивалась с государственными структурами и всё больше отрывалась от народа. Свой вклад в этот процесс вносила система образования. Каждый более высокий уровень образования: семилетка, десятилетка, ВУЗ, аспирантура был существенно уже более низкого. Это способствовало формированию элиты. А техническая направленность вела к застою обществоведения и превращению идеологической основы общества, марксизма, из научной гипотезы в религию. В итоге в России, как ни в какой другой стране, наука об обществе отсутствует напрочь. А из нынешнего Мирового кризиса, имеющего системный характер, выбраться без науки об обществе не представляется возможным.

Считается, что советский термидор – это август 91. «Это нэвэрно, товарыщщы!», советский термидор – октябрь 64. Уже в 65 году решили перейти ко всеобщему среднему образованию. А в ВУЗах началась «борьба за успеваемость», то есть по команде «сверху» стали снижать требования. В итоге и в школе, и в ВУЗах резко упала успеваемость. Но, несмотря на это, в школах с 1970-1971 учебного года ввели новые, усложненные программы. В 1966 году постановлением ЦК и Совмина СССР были созданы «школы с углубленным изучением ряда общеобразовательных предметов». Школы с усиленным преподаванием иностранных языков существовали в стране еще с 30-х годов. Добавились школы с другими уклонами. К 1 сентября 1968 года в СССР было уже 1026 спецшкол, в которых училось 325 тысяч школьников. Школы эти были сконцентрированы вблизи крупных центров, в первую очередь в Москве и Ленинграде. Уже проверка 68 года показала, что эти школы оказались школами для детей«избранных» родителей. Она же показала, что в этих школах преподавание общественных наук находится на уровне «ниже плинтуса». Вместо этого в них процветал дух «элиты»: пьянство, наркотики, нигилизм.

«Яка хата, такый тын, якый батько, такый сын!» — какое общество, такая и система образования. Советская система образования способствовала преобразованию послереволюционной России 20-х годов в современную, и российский неолиберализм – и ее продукт. Но нынешней российской власти не нужна не только советская, а и вообще какая бы то ни было система образования. Как не нужны и массы, ни образованные, ни необразованные. Правда, власть может и ничего не делать с образованием, без изменения направления развития общества оно и без ее действий неизбежно помрет: «Дети хотят аттестат, студенты — диплом престижного вуза. Знаний не хочет никто».

Образование может возродиться, только если общество осознает положение, в котором оно оказалось, наметит путь выхода из него и найдет в себе силы следовать этим путем.  Под эту задачу оно и создаст необходимую систему образования. Сперва цель, потом – средства ее достижения. А пока в головах другое. Неолибералы видят весь мир состоящим из одних олигархов. Массы надеются и дальше питаться объедками со стола «панов», а при случае и самим сесть за стол. Но такой мир — «Это же нонсенс, фигня по-нашему» — говорил А. Крылов. Если я точно воспроизвожу его слова. Такому миру образование ни к чему. Ни советское, ни какое другое.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru