Главная » История Русского мира » История протестантизма в России

 

История протестантизма в России

 

protestantizm-v-rossii

 

Протестантизм – одно из трех, наряду с католицизмом и православием, главных направлений христианства.

Возникнув в первой четверти XVI века в процессе широкого антикатолитического движения Реформации в Германии (и чуть позже в Швейцарии), протестантизм быстро распространился по многим странам Западной Европы. Он знаменовал собой новый поворот в развитии европейской цивилизации, выступая идеологическим обоснованием слома феодализма и формирования буржуазных отношений. Россию, как страну православную, это движение, естественно, не затронуло, однако первые протестанты-иностранцы, лютеране, появились в Москве и Новгороде Великом еще при жизни Мартина Лютера, в последние годы правления великого князя Василия Ивановича (1524-1533). С этого момента сами протестанты ведут отсчет своего укоренения в России.

Бросая взгляд вглубь российской истории, и зная о том, что протестантские церкви и объединения занимают сейчас второе по количеству общин и третье по числу приверженцев место в многокрасочной картине нашей страны, следует признать, что хотя протестантизм в России – явление, несомненно, молодое, чем православие или ислам, в основном принесенное с Запада, и его вклад в строительство русской культуры и государственности, конечно, несоизмерим с вкладом и исторической ролью православия, это направление существует в России как минимум 400-450 лет, и было бы ошибкой ставить его вне российской культуры и российской традиции.

Протестантизм проникал в Россию и укоренялся в ней различными путями и способами. Их было несколько.

Первые протестанты появились на Руси уже в 20-х годах XVI столетия, почти одновременно с распространением протестантских идей в Европе. Первоначально это были иностранцы: купцы, «умельцы» и «знатцы» — специалисты в различных областях знания и ремесла, военные наемники, пленные и т.д. Они жили замкнутой от русского общества жизнью, образовывали вероисповедные общины и совершали протестантское богослужение только в своей среде. Однако со временем многие из них и их потомки укоренялись в России, становились ее подданными, говоря по-современному – ее гражданами, благодаря чему протестантизм постепенно превращался из «иностранной» религии в религию части населения России, со временем, включая в себя и некоторые группы коренных россиян.

Самыми первыми были купцы, их семьи и челядь из северогерманских городов, главным образом Гамбурга и Кенигсберга. Ганзейские купцы издавна имели постоянные и оживленные торговые отношения с Новгородом. Постепенно их торговые связи протянулись в Москву. Среди них были и последователи Лютера. Еще больше лютеран стало прибывать в Россию из Швеции. Это были главным образом купцы-лютеране, которые в результате мирного договора, заключенного между Россией и Швецией в 1524 году, получили право построить в Новгороде Великом торговый дом и торговать по всей России.

В 1553 году англичане открыли для себя торговый путь в Россию через Белое море. В 1555 году в Англии была образована Московская, или Русская, торговая компания, членам которой московское правительство предоставило право свободного въезда и беспошлинной торговли по всей стране. Вслед за ними в (1565 году) этот торговый путь освоили и голландцы. В своих подворьях в Холмогорах и Архангельске английские и голландские купцы отправляли свои англиканские и реформаторские богослужения.

Так, в царской грамоте, данной в 1559 году Англо-русской компании, говорилось: «Мы, по нашей милости, вышеназванному обществу английских купцов, их преемникам, служителям и торгующим от них, которые живут или будут жить в Москве или ином каком месте нашего государства, дозволили хранить свой собственный закон, и никто из наших да не принуждает их против воли к нашему закону и вере»

С 1558 по 1581 г. Московское государство владело Нарвой. Она была важным центром торговли с немцами, датчанами, англичанами, шотландцами, голландцами, которые представляли протестантскую Европу.

Правительство московского государства, ревниво оберегая православие и свой народ от посягательств со стороны чуждых религий, в то же время весьма терпимо относилось к вероисповеданиям иноверцев-иностранцев….

Другим источником протестантизма в Московском государстве были специалисты, приглашавшиеся из западных стран на службу. Бурно развивающееся Московское государство остро нуждалось в специалистах многих отраслей знания, производства, искусства, еще не получивших развития на Руси. Уже в последние годы великого княжения Василия Ивановича в Москву прибыло немало медиков, аптекарей, торговых людей, художников, мастеров разных ремесел. Это были в основном протестанты из стран Северной Европы.

Эту практику значительно расширил сын Василия Ивановича царь Иван IV Грозный. В его царствование в Москву было приглашено много «дохтуров гораздых», «барберов», или цирюльников, «пушкарников», «искателей злату и серебру», «мастеров хитрых», «изуграфов, в науках наученных». Их поселили на Варварке вместе с их семействами, прислугой и подмастерьями.

К этому периоду немцы-протестанты уже жили общинами и в других русских городах – Владимире, Угличе, Костроме, Нижнем Новгороде, Твери, Казани, и Архангельске. Кроме купцов и мастеров здесь были расселены и пленные. Иван Грозный весьма благоволил к немцам, в том числе протестантам, нередко вступая с ними в богословские дискуссии.

По следам купцов и специалистов, приглашенных из западных стран, в XVII веке начался стихийный приток в Россию переселенцев, наплыв которых особенно усилился во время Тридцатилетней войны (1618-1648).

В царствование Михаила Федоровича (1613-1645) немецкие протестантские общины существовали уже в Серпухове, Ярославле, Вологде и Холмогорах. В Москве проживало более 1000 немецких семей. Алексей Михайлович, как и его предшественники, покровительствовал немецким переселенцам, приближал их ко двору, определял на гражданскую и военную службу. В это время в России проживало до 18 тыс. протестантов – лютеран, реформаторов-кальвинистов…

Петр I в этом плане превзошел всех своих предшественников. Он широко приглашал в Россию специалистов высокой квалификации: ученых-физиков, химиков, корабелов, разведчиков руд, горноразведчиков, мореходов, военачальников. Известна его дружба со многими осевшими в Москве жителями Немецкой слободы. Петр впервые допустил смешанные браки между православными и протестантами, поскольку женщин своей веры им негде было взять. При ближайших преемниках Петра I приток иностранцев, прежде всего немцев-протестантов, продолжался, но в нем стала заметна доля дворян из германских государств и Прибалтики. Многие из числа приглашенных на службу или в качестве мастеров своего дела переходили в русское подданство, укоренялись в России: одни принимали православие, другие сохраняли свою веру, образуя костяк протестантских общин. Их потомки в разных слоях общества вполне обрусели, сохранив свои немецкие, шведские и другие фамилии и часто оставшись протестантами. Достаточно вспомнить сподвижников Петра I Я.В. Брюса, Р.Х. Боура; ученых Л. Эйлера и Г.Ф. Миллера; государственных деятелей Н.Х. Бунге и С.Ю. Витте; декабристов П.И. Пестеля и В.К. Кюхельбекера; мореплавателей В.И. Беринга, Ф.Ф. Беллинсгаузена и И.Ф. Крузенштерна; писателей В.И. Даля, А.А. Блока и многих других.

Третьим заметным источником появления протестантов в России, о котором почти не вспоминают историки, были пленные. Пленных, владевших какими-либо профессиями, расселяли по российским городам, по границам, какую-то часть превращали в крепостных. Особенно много пленных-протестантов было взято во время Ливонской войны (1558-1583). Специальным приказом Иван Грозный запретил продавать пленных, а повелел отбирать из них тех, кто владеет каким-либо мастерством или искусством, и доставлять их к самому царю. В полон забирали не только военных, но и гражданское население с женами и детьми. В этой войне Иван Грозный буквально вычерпывал население из Левонии. Полон отводился внутрь России громадными партиями, причем отбирали по преимуществу молодых, красивых и знатнейших. Переселенные пленные получили право отправлять свободно отправлять свое богослужение.

Четвертым и, наверное, самым многочисленным путем пополнения протестантов в составе населения России были жители территорий, присоединенных к ней в результате войн с Ливонией, и со Швецией. Сдавшимся жителям Дерпта в июле 1558 г. было объявлено: «Граждане дерптские остаются при своей религии без всяких перемен и не будут принуждены отступить от нее; церкви их со всеми принадлежностями остаются, как были, равно как и школы их». По Ништадтскому мирному тракту (30 августа 1721 г.), которым завершилась Северная война между Россией и Швецией (1700-1721), последняя уступила России все свои права на Лифляндию, Эстляндию и остров Эзель, Ингерманландию и часть Финляндии с Выборгом. Статья 10 мирного тракта оговаривала религиозные права населения этих территорий: «В уступленных землях не имеет быть введено принуждение в совести, а напротив того, евангелическая вера, церкви и училища и что к тому принадлежит на том основании, на котором при последнем Свейском правительстве были, оставлены и содержаны будут с тем, однако же, чтобы в них и вера греческого исповедания впредь также свободно и безо всякого помешательства могла быть отправляема».

Это были, собственно, российские подданные, живущие на своей земле и исповедующие традиционную для них веру. Этих людей и их потомков, живущих ныне в России, никто не может упрекнуть в том, что их вера импортирована из-за рубежа, является результатом деятельности заезжих проповедников, злокозненных миссионеров. Это их традиционная религия, а сами они уже три-четыре века живут в России и являются коренными россиянами.

Массовый приток протестантов дало также приглашение Екатериной II на постоянное жительство в Россию для освоения ее южных и поволжских земель, адресованное немецким крестьянам и ремесленникам. После манифестов Екатерины II 1762 и 1783 гг., даровавших иностранным колонистам значительные льготы, в Россию хлынул поток переселенцев, преимущественно немцев. Первые колонисты расселились на Волге. После образования Таврической губернии, для более эффективного этих плодородных земель царское правительство решило прибегнуть к иностранной колонизации. По указу Екатерины II 1787 г.. представлявшему колонистам-переселенцам свободу вероисповедания, освобождение от военной и гражданской службы и ряд других льгот, в Таврическую губернию переселились тысячи немцев, фризов, голландцев из северогерманских земель, Западной Пруссии, Нидерландов, Польши. В основном, это были лютеране, а также меннониты, подвергшиеся гонениям за свои религиозные убеждения. Переселения меннонитов в Россию продолжалось до середины XIX века.

В дореволюционный период пополнение протестантов в центральной и восточной частях Российской империи, составляющих территорию современной России, происходило за счет переезда сюда, в связи с государственной службой или деловыми интересами, представителей прибалтийского дворянства, промышленников и купечества, которые в большинстве были протестантами.

После революции и особенно после присоединения в 1940 г. Латвии, Литвы и Эстонии к СССР, накануне и после Второй мировой войны происходило перемещение больших групп населения из этих регионов в глубь России. Это была насильственная депортация лиц (их семей), обвиненных в пособничестве фашистским оккупантам и послевоенным бандформированиям «лесных братьев», в противодействии коллективизации и т.п. Переселяясь не по своей воле в районы Сибири и Дальнего Востока, эти люди принесли сюда и сохранили свою веру, положив начало многим протестантским общинам, существующим ныне в России.

Вместе с тем, происходила и естественная миграция жителей Прибалтики в Россию, связанная с перемещением трудовых ресурсов, участием в освоении новых хозяйственных районов.

В XIX веке появляются протестантские объединения, такие как баптизм, евангельское христианство, адвентизм, но уже из рекрутированных приверженцев непосредственно россиян, украинцев и представителей других коренных народов России. Общины русских баптистов существуют в России с 60-х годов, евангельских христиан – с 70 – гг., адвентистов седьмого дня – с 80-х гг. XIX века. Имеющие подчеркнуто вненациональный и наднациональный характер, они, хотя и возникли первоначально в среде немецких колонистов, очень скоро стали пополняться коренными россиянами, вполне адаптировались к российским условиям, службу вели на русском языке формировались целиком или преимущественно из русских и других россиян.

Обзор приведенных выше источников формирования протестантской части населения России позволяет утверждать, что за 4-4,5 столетия, будучи первоначально привнесенным с Запада, протестантизм вполне укоренился в нашей стране, имеет устойчивую базу приверженцев, превратился в одну из традиционных религий России – российский протестантизм. Это еще раз подтверждает высказанный выше тезис, чтороссийский протестантизм нельзя уже рассматривать как нечто инородное, стоящее вне истории российской государственности и русской культуры.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru