Главная » Фестивали, ярмарки и прочее » История русских народных сказок

 

История русских народных сказок

 

билибин18

Сказками называются общенародные устные произведения, в которых изображаются приключения фантастических героев. В древности они назывались «баснями», «байками». Рассказчики сказок до сих пор называются в народе «баянами», «баюнами», «баутчиками» и «бахарями.»
Сказки в народном быту служат в настоящее время для забавы, времяпровождения. Народ не относится к ним с такой серьезностью, которая проявляется у него в отношениях к песне. Такое различие в отношениях к этим видам устного творчества выражено самим народом словами: «сказка — складка, песня — быль». Этими словами народ проводит резкую черту между обоими видами творчества: сказка, по его убеждению — порождение фантазии, песня — отражение былого, того, что было народом на самом деле пережито.
Сказки очень рано превратились у нас в источник забавы. В «Cлове о богаче и бедняке» (XII век) описывается, как забавляется древнерусский богач на сон грядущий: домочадцы и слуги «ноги ему гладят… инии гудуть, инии бают (подразумевается сказки) ему…». Значит, уже в глубокой древности происходило то, что нам известно из позднейшей эпохи крепостного права XVIII-XIX века.

Но сказки, вопреки народному убеждению, не составляют продукта чистой фантазии: в них отразились быт и воззрения очень древнего происхождения, но впоследствии народом забытые. Так, в сказках встречается отражение черт, характеризующих грубость древнего быта: людоедство (Баба-яга), разрубание тела на мелкие части, вынимание сердца и печени, выкалывание глаз, выбрасывание стариков, новорожденных, больных и слабых на голодную смерть, казнь осужденных при помощи привязывания их к хвостам лошадей, выпускаемых на свободу в поле, закапывание в землю живыми, надземное погребение (на высоких столбах), клятвы землей.
Именно, как продукт творчества очень древних, по преимуществу языческих, времен, сказки подвергаются так же, как и другие виды устного творчества, преследованию со стороны духовенства уже очень рано. В XI веке запрещается «баять сказки, кощюнить» (рассказывать смешное) подвергаются порицанию рассказчики сказок, «празднословци», «смехословци». Даже в XII веке запрещается басни «баять» и т.д. В XVII веке осуждаются те, которые «сказки сказывают небывалые».
Несмотря на эти запрещения, сказки в устах народа уцелели, конечно, в измененном виде, до сих пор.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОСТАВ РУССКИХ СКАЗОК

Сравнение по содержанию русских сказок с сказками других народов показало чрезвычайное сходство их. Так, напр., в русской сказке об «Одноглазом великане» рассказывается почти то же самое, что известно нам из «Одиссеи» Гомера о циклопе Полифеме, Одиссее и его спутниках; таким образом, русская сказка чрезвычайно похожа по сюжету на древнегреческий миф. Замечательно, что сходны сказки не только у народов ариоевропейских: многие сказки, различаясь в подробностях, сходны между собой по существу у народов самых разнооборазных рас: ариоевропейской, монгольской, даже черной.
Сходство сказок у разнообразных народов объясняется следующиими причинами: 1) сходством условий жизни у разнообразных народов; при таком сходстве творческая мысль у народов, отделенных друг от друга пространством и временем, должна была приходить к однородным результатам независимо друг от друга; 2) сходство сказок собственно у ариоевропейских народов отчасти может быть объяснено сохранением отдельными племенами поэтических традиций, бывших некогда общим достоянием ариоевропейской расы до ее распадения на отдельные племена; 3) сходство сказок ариоевропейских народов других рас может быть объяснено также взаимными заимствованиями, совершавшимися под влиянием мирных и военных отношений различных рас.

Установлено в настоящее время несколько путей, по которым сюжеты сказок могли от одних народов попадать к другим. Два ученых, Бенфей и Либрехт, полагают, что центром, откуда сказочные сюжеты распространялись во все стороны, была Индия. Бенфей перевел на немецкий язык сборник индийских сказок «Панчатантра» («Пятикнижие»), снабдив его обширным комментарием. Распространение сказок отсюда он связывает в распространением буддизма: именно из Индии сюжеты сказок вместе с буддизмом попали в Тибет, к монголам; отсюда монголами они были занесены в Европу, восточную часть которой они завоевали в половине XIII века; они передали сказки русским, а от русских они перешли к западным европейцам. Таков один из возможных путей передачи сказок, намеченный наукой. Либрехт намечает другой путь: из Индии сказки перешли на юг к арабам; от последних в Византию, а из Византии в Европу, восточную и западную. Таков другой путь заимствований. Но если возможно было заимствование сказочных сюжетов русскими и западно-европейцами из Индии через посредство монголов и Византии, то не менее вероятным представляется и заимствование сказочных сюжетов индийцами, монголами и арабами теми же путями у европейских народов. Завоевание Малой Азии, Ирана и части Индии Александром Македонским должно было подготовить возможность заимствований у греков указанными народами.

Переходы сказочных сюжетов от одних народов к другим, конечно, сопровождались их изменением и смешиванием друг с другом. Поэтому отличить, что в сказке принадлежит местному народому и что заимствовано, трудно: сказки по своим сюжетам и обработке — международны и лишь слегка носят национальный отпечаток.

ДЕЛЕНИЕ СКАЗОК

Сказки делятся на следующие три разряда: 1) сказки о животных, 2) сказки со следами мифологии и 3) сказки бытовые.

СКАЗКИ О ЖИВОТНЫХ

Сказками о животных (животным эпосом) называются такие, в которых действующими лицами являются дикие звери, реже — домашние животные. Эти сказки должны были возникнуть в ту эпоху, когда основные занятия заставляли человека часто сталкиваться со зверями, т.е. в эпоху звероловства и скотоводства. В эту эпоху борьба со зверями была очень опасна, вследствии плохого вооружения человека; человек казался самому себе слабым сревнительно с целым рядом хищных зверей; наоборот, многие звери должны были представляться ему необыкновенно могучими. Под влиянием анимистического мировоззрения человек приписывал зверям человеческие свойства даже в преувеличенных размерах: крик зверя или птицы был человеку непонятен, но человеческая речь зверям и птицам понятна; зверь и птица знают больше, чем человек, и понимают стремления человека. В эту эпоху возникло убеждение в возможности превращения в зверя и обратно. Рост человеческого могущества должен был постепенно ослаблять эти взгляды и убеждения, и это должно было отразиться на содержании сказок о животных.
Главными действующими лицами русских сказок являются лиса (в индийских сказках вместо лисы — шакал), волк, медведь, заяц, коза и козел, бык, лошадь, собака, ворон, петух. Наиболее часто героями сказок о животных являются лиса и волк. Объясняется это тем, что, во-первых, с ними человеку чаще всего приходилось сталкиваться в хозяйственной деятельности; во-вторых, эти звери по величине и силе занимают в животном царстве середину; наконец, в третьих, благодаря предыдущим двум причинам, с ними человек имел возможность очень близко познакомиться.
 Лиса послужила предметом обширного эпоса в Западной Европе: Во Франции этот эпос называется Roman de Renart, а в Германии — Reinhart Fuchs. И в западно-европейском животном эпосе, и в наших сказках, лиса одинаково представляется зверем пронырливым, коварным, хитрым, своей хитростью берущим перевес над другими зверями, более сильными, чем она — над волком и медведем. В наших сказках лиса носит ряд прозвищ: кума-лиса, лисичка-сестричка, лиса-Патрикеевна, Лизавета Ивановна и т.д.
Волк выступает уже с иными чертами: он зол, жаден, прожорлив, но глуп и недогадлив; лиса часто подшучивает над ним и проводит его, но волк всякий раз снова дается ей в обман.
И волк и лиса выступают в сказках с резко определенными чертами. Гораздо менее определенным образом является медведь: отличительная черта его — недогадливость.

СКАЗКИ С СЛЕДАМИ МИФИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

кащейбаба яга

Сказки со следами мифических представлений это те, в которых изображается борьба светлого божества с темными, иначе говоря, смена времен года, дня и ночи с анимистической точки зрения.
В некоторых сказках этого разряда прямо идет речь о силах природы, так как они называются собственными именами. В сказке об Иване Белом Ветер, Дождь и Гром женятся на трех сестрах-царевнах; брата их царевича они учат разным мудростям: Гром учит его грохотать, Дождь — лить потоки и топить города и села, Ветер — дуть; в сказке о Федоре Тугарине рассказывается о том, как Ветер, Дождь и Гром сватаются за красавиц и уносят их с собой. В других сказках герои и героини изображаются с солнцем, месяцем или звездами на голове, лице и на лбу: это указывает на связь этих образов с небесными светилами.

Но обыкновенно в сказках с мифическим содержанием борьба светлого божества с темными изображается при помощи фантастических образов. Замирание природы осенью и зимой представляется в образе похищения красавицы какими-нибудь чудовищами, драконами, или в образе усыпления, окамениния, околдования красавицы. Туманы и тучи, закрывающие солнце и препятствующие его благотворному воздействию на земную красавицу-природу, олицетворяются в образе Змея; стужа и холод представлены в образах Мороза или, чаще, Кащея-бессмертного, а зима, заставляющая всю природу окостенеть, в образе Бабы-яги костяной ноги. Герои этих сказок ставят себе целью возвращение похищенных красавиц или их оживление, если они окаменели, уснули и т.д., т.е. оживление природы. Эта цель достигается при помощи особых диковинных предметов или существ: так, в сказках упоминаются такие предметы, как золотые яблоки, конь златогривый, олень-золотые рога, свинка-золотая щетинка, жар-птица, которые, по-видимому, намекают на золотые лучи солнца; другой разряд диковинок, упоминаемые в сказках, как, напр., сапоги-скороходы, ковер-самолет, вероятно, означает ветер или быстро несущиеся тучи; мертвая и живая вода, оживляющая мертвых, — это роса, весенние и летние дожди, оживляющие природу; скатерть-самобранка — это образ обилия, наступающего в природе весной и летом.
В сказках с мифическим содержанием главными представителями темных сил являются: 1) Баба-яга и 2) Кащей-бессмертный

  • БАБА-ЯГА
      Баба-яга изображается в наших сказках двояко: или как злое существо, как людоедка, или, чаще, как помощница герою.
Баба-яга костяная нога живет на севере среди свирепых морозов; она смугла, глаза ее, как уголья; когда она несется, земля трясется; едет она на железной ступе, которую она погоняет железным толкачем, помелом след заметает. Охотника Баба-яга превращает в камень. Она живет в лесу или в избушке на курьей ножке, причем избушка может по слову героя поворачиваться к лесу задом, а к нему передом; или она живет в тереме, огороженном тыном, с воткнутыми на нем человеческими головами; вместо дверей у ворот — ноги человеческие, вместо запоров — руки, вместо замков — рот с острыми зубами: это — женихи, сватавшиеся за дочерей Бабы-яги и павшие жертвой ее людоедства. У себя Баба-яга или лежит или прядет шерсть; она владеет ветрами и чудными конями.
Баба-яга — вещая ведьма: она знает прошедшее и будущее, она обладает способностью производить чары. Она знает, где скрыты красавицы, которых ищут герои сказок, как достать те диковинки, которые им нужны. Во многих сказках она дает герою советы и прямо помогает ему. Баба-яга дает герою клубочек, который может докатиться, если его бросить, до того места, которое герою нужно; иногда, при помощи этого клубочка, можно спастись от преследования врага: если его бросить, он превращается в огромную гору, мешающую врагу догнать героя. Кроме клубка Баба-яга иногда снабжает героя полотенцем, гребнем и щеткой; если по дороге бросить полотенце, то образуется быстрая, глубокая река; гребень может превратиться в непроходимый дремучий лес, щетка — в огненную реку. Иногда эти предметы служат герою для защиты от самой Бабы-яги.
Образ Бабы-яги встречается и в сказках других народов: у тюрков ей соответствует Шамус-баба, у литовцев — Лаума. Шамус-баба представляется с веревкой из сухих жил, с железным молотком и железными клещами; Лаума ездит в железной тележке с проволочным кнутом. Обе эти старухи изображены людоедками: из трех героев сказки двух она съедает, причем из их спин она вырезывает себе ремни.
  • КАЩЕЙ-БЕССМЕРТНЫЙ
  • Кащей-бессмертный — образ чудовища, похищающего красавицу. Герой сказки пытается освободить ее и часто гибнет. Иногда с помощью самой красавицы герою удается узнать, как можно погубить Кащея-бессмертного; оказывается, на море-океане находится осров, на острове растет дуб, под дубом зарыт сундук, в сундуке находится заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо, а в яйце заключается смерть Кащея. Герой добывает яйцо, приходит к Кащею, ударяет его яйцом в лоб, и Кащей умирает. Яйцо, как символ жизни, играет важную роль у тюрко-финских народов. Так, у чуваш, когда умирает человек, разбивают сырое куриное яйцо. По-видимому, образ яйца, в котором заключается душа Кащея, а затем и самое имя Кащей навеяны отношениями русских к племенам тюрко-монгольским.
    Сюжет, связанный с образом Кащея-бессмертного, — один из древнейших. В египетской сказке о двух братьях, Анупу и Битью, записанной за 14 веков до Р.Х. для сына фараона Менефта, рассказывается, что сердце Битью было скрыто в цветке акации. Такой же мотив разрабатывается в сказках индийских, кавказских, немецких, норвежских, зулусских, и т.д.

 

     Из сюжетов, разработанных сказками с мифическим содержанием, наиболее интересны следующие: 1) борьба с змеем, 2) превращение людей: царевна-Лягушка, сестра Аленушка и братец Иванушка, и т.д., 3) выполнение трудных задач: герои должны добыть красавиц, чудесные предметы, построить в одну ночь дворцы и сады и т.д. В этом им помогают жена, мать, девушка фразой «утро вечера мудрее: ложись спать, — все будет исполнено».

 

БЫТОВЫЕ СКАЗКИ
Бытовыми сказками называются такие, в которых отражаются черты народного быта. Они делятся на два разряда: к первому принадлежат сказки, в которых есть следы мифических или вообще древних воззрений; ко второму относятся сказки, в которых есть следы христианских воззрений и которые по своему происхождению относятся к более поздней эпохе. Бытовые сказки включают в себя следующие темы: брак близких родных, падчерица и мачеха, младший брат и старшие братья, о правде и кривде, и т.д.

 

ЗАГАДКИ

Загадками называются краткие произведения, в которых о каком-нибудь предмете говорится аллегорически, т.е. при посредстве образов, имеющих лишь очень отдаленное сходство с предметом. Цель загадок состоит в том, чтобы их отгадывать.
Наши сказки изложены большей частью стихотворным размером, часто с рифмами. Умение загадывать и отгадывать загадки считалось в древности признаком глубокомыслия, особой мудрости. Так, на Востоке состязались между собой в мудрости при помощи загадок Соломон и царица Савская. У древних греков загадывает загадки чудовище Сфинкс. В скандинавском эпосе «Эдде» состязаются в мудрости, при помощи загадок, боги с великанами. У нас загадки задают Баба-яга и русалки. Загадывание и отгадывания загадок встречаются в индийской и финской поэзии. Умение отгадывать загадки в древности могло сыграть в жизни отгадчика важную роль: обреченный на казнь иногда получал жизнь под условием разгадать загадку; в сказках нередко добрый молодец может жениться на царевне, если разрешит заданную царем загадку; в песнях русалка загадывает встречному загадки, и если он не угадает, она может защекотать его до смерти.
Загадки — произведения весьма древнего происхождения. Но таких до нас дошло мало. Многие из загадок обязаны своим происхождением письменности. Особенно много таких загадок у нас должно было появиться с того времени, когда в нашу литературу проникли переводные произведения, заключавшие в себе мудреные «вопросы» и «ответы» на них, т.е. с XI в.
Вероятно, к числу древних загадок надо отнести те, которые предлагаются русалками в песнях: «Да что растет без коренья (камень), да что цветет без цвета (папоротник), да что бежит без повода (вода)».
Возможно, что древними загадками являются и те, в которых речь идет о стихиях природы и которые, следовательно, были навеяны мифическими представлениями. Таковы следующие загадки: «Что без огня горит» (солнце). — «Красна девушка по небу ходит» (солнце), — «Стоит дерево середь села, а в каждой хатци по гиляци» (по ветки, — солнце), — «Стоит дуб-стародуб, на том дубе-стародубе сидит птица-веретеница, никто ее не поймает — ни царь, ни царица, ни красная девица» (солнце на небе), — «Сито свито, золотом покрыто; кто ни взглянет, тот заплачет» (солнце), «Из окна в окно — золотое веретено» (солнечный луч). — «Два быка бодутся, вместе не сойдутся» (небо и земля). — «Поле полянское, стадо лебедянское, пастух вышинский» (месяц, пасущий звездное стадо). — «Шли козы мостом, увидели зарю, попадали в воды» (звезды). — «Черная корова весь мир поборола» (ночь). — «Заря-заряница, красная девица, по полю ходила, ключи обронила, месяц видел, солнце скрало»(роса). — «Конь бежит, земля дрожит» (гром). — «Тур ходит по горам, турица-то по долам, тур свистнет, турица-то мигнет» (гроза).
Некоторые загадки имеют отношение к хозяйственной деятельности древне-русских славян. «Месяц Новец днем в поле блестит, к ночи на небо слетел» (серп). — «Баба-яга вилами нога, весь мир кормит, сама голодна» (соха). — «Два корабля идут с Божьего суда, а третий на Божий суд» (снопы на телеге).
Загадки на ряду с большинством других устных произведений преследовались духовенством. По окружной грамоте Алексея Михайловича загадывающие загадки также осуждаются, как и поющие бесовские песни.

 Первоначально пословицы входили в состав небольших рассказов о каких-нибудь событиях, сказок, песен и представляли метко и кратко выраженное обобщение того, о чем шла речь в рассказе или песне. Отличаясь часто мерностью склада, имея нередко созвучия в начале и в средине (аллитерацию) или в конце (рифму), эти обобщения легко запоминались, выделялись из рассказов и даже переживали в народной памяти самые рассказы. Примерами пословиц, до сих пор связанных с рассказами или песнями, могут служисть следующие: «В горе жить не кручинну быть, а нагому ходить — не соромиться» (из песни), «от радости кудри вьются, в печали секутся», «нос вытащит, хвост увязит, хвост вытащит, нос увязит» (из сказки о журавле), «и ракитовый куст за правду стоит» ( из сказки об

убитой сестре и дудке), «битый небитого везет» (из сказки), «то старина, то и деяние» (из старины).
Пословицы в народном быту играют важную роль: они служат руководящими принципами деятельности; на них ссылаются в оправдание своих поступков и действий, ими пользуются для обвинения или обличения других. Важное значение пословицы народ выразил в пословицах же: «Старинная пословица во век не сломится», «старинная пословица не мимо молвится», «добрая пословица не в бровь, а прямо в глаз», «на пословице суда нет».
Пословицы касаются исторических событий, отражают древний быт, верования языческие и христианские, семейный и общественный быт, мораль, и т.д.

 

ПОСЛОВИЦЫ

 Пословицами называются краткие изречения, в которых высказывается суждение о каком-нибудь предмете или событии. В древности пословицы назывались «притчами».

  • ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ. Этот разряд пословиц обнимает исторические события с древнейших времен и до позднейших. Примеры: «Погибоша, аки Обри (авары), их же несть ни поемени, ни наследства» (в летописи), «беда, аки в Родне» (голод в 980 г. в Родне), «Руси веселье пити, не может без того быти» (слова Владимира магометанским миссионерам под 986 г.), «Путята крести (новгородцев) мечем, а Добрыня огнем» (о крещении новгородцев, оказавших сопротивление), «не погнетши (не раздавивши) пчел, меду не едать», говорил волынско-галицкий князь Роман о своевольных боярах (под 1231 г.), «не во время гость хуже татарина», «тут словно Мамай воевал», «каков хан, такова и орда» (эти пословицы отражают татарщину), «семеро пойдут, Сибирь возьмут» (после завоевания Сибири казаками с Ермаком во главе), «вот тебе бабушка и Юрьев день» (по поводу запрещения при Борисе крестьянам перехода к другим помещикам даже в осенний Юрьев день), «пропал, как швед под Полтавой» (после поражения шведов под Полтавой, «голодный француз и вороне рад» (во время сидения французов в Москве).
    Историческое содержание имеют и следующие пословицы: «На одном вече, да не одни речи» (отголоски вечевого образа правления), «Братчина судит, как судья» (судебная власть общины), «Брат брату головой в уплату» (круговая порука родных за преступления, совершенные одним из них), «На деле прав, да на дыбе виноват» (пытка), «Душа согрешила, а ноги виноваты» (пытка, правеж), «Лежачего не бьют» (во время кулачных боев), «По имени тебе место дать, по отчеству пожаловать» (местничество).
  • ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ ЯЗЫЧЕСКИЕ ВЕРОВАНИЯ И ОБРЯДЫ. Примеры: «Солнце днем работает, а ночью отдых берет» (анимистичекое воззрение на солнце), «Который бог замочит, тот и высушит» (многобожие), «Моленый баран отлучился, ин гулящий прилучился» (намек на жертвоприношение), «Жил в лесе, молился пням» (почитание лешего), «Храбер, силен, а все с лешим не справишься», «Был бы бес, будет и леший», «В лесу леший, а дома мачеха», «Егорий да Влас всему хозяйству глаз» (почитание Волоса), «Что у волка в зубах, то Егорий дал», «На печи сидел, кирпичам молился» (почитание домового), «Домовой не полюбит (скотину), не что возьмешь», «Не все то русалка, что в воду ныряет», «Старый ворон мимо не каркнет», «Всякому бы ворону на свою голову каркать», «Венчали вокруг ели, а черты пели» (брак без церковного обряда), «Взял боженьку за ноженьку, да и об пол» (низвержение кумиров).
  • Под влиянием духовенства на языческих богов стали смотреть, как на нечистую силу, на бесов, дьявола, сатану. Это отразилось в следующих пословицах: «Из пуста дупла либо сыч, либо сова, либо сам сатана» (т.е. леший), «Всякому черту вольно в своем болоте бродить» (водяной), «В тихом омуте черти водятся).
    Некоторые пословицы выражают веру в судьбу: «Сужена-ряжена не обойдешь и на коне не объедешь», «Бойся не бойся, а року не миновать», «Где нет доли, там и счастье не велико», «Не родись ни хорош, ни пригож, родись счастлив», «Не страшны злыдни за горами», «Деньги идут к богатому, злыдни — к убогому», «От лиха не уйдешь».
  • ПОСЛОВИЦЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЙ. Эти пословицы выражают главным образом земледельческий труд. Примеры: «Не поле кормит, а нива», «Одним конем всего поля не изъездишь», «Рыба-вода, ягода — трава, а хлеб — всему голова», «Не беда, что в ржи лебеда, а беды, как не ржи, ни лебеды», «Мужик умирать собирайся, а земельку паши», «Дорогой товар из земли растет».
  • ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ ХРИСТИАНСКИЕ ВЕРОВАНИЯ Примеры: «Бог не в силе, а в правде», «Без Бога ни до порога, а с Богом хоть за море», «Коли Господь не сохранит града, то всуе вся стража и ограда», «Золото огнем искушается, а человек напастьми», «Притча во языцех» (из псалтири), «Смирен духом, да горд брюхом», «На небо поглядывает, а на земле пошаривает», «Густо кадишь, святых зачадишь», «Спереди — блажен муж, а сзади — вскую шаташася» ( о людях, внешним благочестием прикрывающих дурные делишки).
  • ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ СЕМЕЙНЫЙ БЫТ. Примеры: «Хозяин в дому, как хан в Крыму», «Как Бог до людей, так отец до детей», «В девках сижено — горе мыкано, замуж выдано — вдвое прибыло», «За чужую душу одна сваха божится», «В лесу медведь, а дома — мачеха», «Жене спускать — добра не видать», «Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу», «Кто любит , тот и лупит » (жену), «Жену не бить — милу не быть».
  • ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ — МИРА. Примеры: «Что мир порядил, то Бог рассудил», «Ты за мир, и мир за тебя», «Мирская правда крепко стоит», «Мир — велик человек», «Мир за себя постоит», «На мир и суда нет», «Мир заревет, так леса стонут».
  • ПОСЛОВИЦЫ, ОТРАЗИВШИЕ СТАРИННОЕ CУДОПРОИЗВОДСТВО. Примеры: «Судья, что плотник: что захотел, то и вырубил», «Что мне законы: мне судьи знакомы», «Не бойся суда — бойся судьи», «Лошадь с волком тягалась — хвост да грива осталась», «Наказал Бог народ — послал воевод», «Конь любит овес, а воевода — принос».
  • ПОСЛОВИЦЫ О БОГАТСТВЕ И БЕДНОСТИ. Примеры: «Деньги, что каменья — тяжело на душу ложатся», «Богатый совести не купит, а свою губит: залезет в богатство, забудет и братство», «Гол да наг — перед Богом прав», «Богатый бедного не кормит, а все сыты бывают», «Ел бы богатый деньги, кабы убогий его хлебом не кормил», «Коли деньги говорят, тогда правда молчит», «Не проси у богатого, проси у тароватого», «В чужих руках ломоть велик кажется, а как нам достанется, так и мал покажется.»
  • ПОСЛОВИЦЫ. ОТРАЗИВШИЕ НРАВСТВЕННЫЕ ПОНЯТИЯ. Примеры: «На правду, что на солнце — во все глаза не взглянешь», «Засыпь правду золотом, а она всплывет», «Правду со дня моря выносит», «Кривдой весь свет пройдешь, да назад не воротишься», «Лучше кривду терпеть, чем правдой вертеть», «Была, сказывают, и правда на свете, да по селочам в разновеску ушла», «Правда не на миру стоит, а по миру ходит», «Без правды не жить, да и о правде не жить», «Правда в дело не годится, а в кивот поставить да молиться», «Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше», «Ретивая лошадка долго не живет».
  • ПОСЛОВИЦЫ, РИСУЮЩИЕ ХАРАКТЕРЫ ЛЮДЕЙ. Примеры: «Шипит, как каленое железо, когда плюнешь» (о горячем, раздражительном человеке), «Его в ступе пестом не умелешь» (упрямый), «Идет в сапогах, а след босиком» (хитрый), «Где ни ступит, тут и стукнет» (увалень), «Ветрами подшит» (непостоянный), «Говорит, как клещами хомут на лошадь тащит» (мямля), «Из молодых да ранний, петухом кричит» (выскочка), «Лепечет, что сорока» (о том, кто скоро говорит), «Сказал, что отрубил» ( о говорящем кратко и решительно), «Говорит, что река льется» (плавно), «Воркует, как голубок» (нежно), «Что слово молвит, то рублем подарит» (хорошо и дельно говорящий).
  • ПОСЛОВИЦЫ НА РАЗНЫЕ ЖИТЕЙСКИЕ СЛУЧАИ. Примеры: «Не бойся той собаки, которая лает, а бойся той, которая исподтишка кусает», «На грубое слово не сердись, а на ласковое не сдавайся», «Чтобы узнать человека, надобно с ним пуд соли съесть».

ПОГОВОРКИ
Поговорками называются выражения, употребляемые в разговоре, чаще всего, в форме сравнений, для того, чтобы придать речи особую наглядность. «Поговорка, — говорит народ, — цветочек, пословица — ягодка». Поговорки называются также «присловьями» и «присказками». Примеры: «Вертится, как бес перед заутреней», «Как две капли воды», «Один, как перст», «Ни дать, ни взять», «Как снег на голову», «На помине легок», «Не по дням, а по часам растет», «Ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать», «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается».

«ПЧЕЛА»

Большою популярностью у нас пользовались сборники, известные под именем «Пчел». Эти сборники состоят из кратких изречений или афоризмов, выбранных из св. Писания, сочинений отцов церкви и даже светских писателей греко-римской языческой древности и касающихся разных вопросов нравственной и обыденной жизни. Первый сборник такого рода составлен был преподобным Максимом Исповедником (ум. 662 г.) под заглавием «Главы богословские, или выбор из писателей наших (христианских) и внешних (языческих)». Св. Иоанн Дамаскин составил два таких сборника, под заглавием «Священные подобы» (т.е. сходные по содержанию места), причем материал распределен по предметам в алфавитном порядке. Монах Антоний (XI в.) составлял такого же рода сборник под именем «Пчела» (по-гречески Мелисса); название это дано было для характеристики сборника: подобно тому, как пчела собирает мед со множества разнообразных цветов, так и монах Антоний трудолюбиво собирал меткие афоризмы и изречения из сочинений разных авторов. У Антония изречений из светских писателей меньше, чем у Максима Исповедника.
Славянский сборник «Пчела» представляет соединение сборников Максима Исповедника и монаха Антония. Материал разделен на главы по предметам, напр.: о добродетели и злобе, о мудрости, о чистоте и целомудрии, о правде, о богатстве и убожестве, о благодати, о милостыне, о власти и княжении, о лжи и клевете и пр. Изречения, касающиеся одного какого-нибудь предмета, распределяются друг за другом в известном порядке: сначала помещаются цитаты из Евангелия, Апостола, Ветхого Завета, преимущественно из Притчей, Экклезиаста, Сираха, затем из отцов и учителей церкви и, наконец, из древних языческих писателей и вообще знаменитых людей, а именно изречения и афоризмы Плутарха, Демокрита, Диогена, Исократа, Менандра, Геродота, Эврипида, Пифагора, Демосфена, Сократа, Ксенофонта, Аристотеля, Катона, Эпикура и др. Примеры изречений из языческих писателей : «ни коня без узды возможно есть держати, ни богатства без ума» (Пифагор); «мудра дума паче многих рук, мудрый паче крепкого» (Диодор); «лукавии мужи, аще и благою речию совещают, нрава деля (ради) неверни суть» (Плутарх). Иногда в «Пчеле» помещаются басни и даже рассказы.
Пример басни: «Волк, видев пастуха едущи чужи овци отаи (скрытно) в куче (в хижине), и рече: о, колико бысте голкы (шуму) съставили, оже бых то я сотворил!»
«Пчела» давала древнерусским читателям и писателям возможность щеголять афоризмами и изречениями и делать ссылки на писателей, сочинений которых они и не читали.
Многие изречения, помещенные в «Пчеле», вошли в пословицы, и наоборот, в позднейшие списки «Пчелы» помещаются иногда на ряду с изречениями из упомянутых источников наши устные пословицы.

«ИЗБОРНИКИ» СВЯТОСЛАВА

С именем Святослава Ярославича, князя Черниговского, связаны два сборника: «Изборник 1073 г.» и «Изборник 1076 г.».
«Изборник» 1073 г. представляет перевод греческого сборника начала X в., сделанный для богарского царя Симеона и переписанный для Святослава. По содержанию своему он очень разнообразен. В нем помещены извлечения из сочинений отцов церкви и других писателей на богословские темы, напр., «Исповедание веры» св. Никифора, патриарха константинопольского, «Ответы» Анастасия Синаита на предложенные вопросы, поучение о злой жене — отрывок из поучений Златоуста; на исторические темы, как, напр., «Летописец вкратце» патриарха Никифора, в котором изложены исторические события от Августа до Константина; на темы философские, Максима Исповедника и Феодора пресвитера Раифского, напр., статьи о ествестве, количестве, качестве, различии; по вопросам теории словесности («реторики»), Георгия Херобоска, как, напр., статья о приемах изображения и выражения, «о образех», т.е. о тропах и фигура, из которых рассмотрены 97; вот некоторые из них: инословие (аллегория), превод (метафора), сприятие (синекдоха), изобилие (плеоназм), лицетворье (олицетвориение), отъимение (метонимия), поругание (ирония). Пример объяснения аллегории (инословия) : «Инословие убо есть ино нечто глаголющи, и ин разум указующи, яко еже речено от Бога к змию: проклят и ты от всех зверий; слово бо яки змии есть, на диавола же ино речене (сказано) змием нарицаема, разумеваем».
Рукопись «Изборника» 1073 г. представляет и замечательный памятник древней рукописной живописи: на первом месте изображен князь Святослав с семьей; на втором месте изображен Иисус Христос, держащий в левой руке евангелие, и правою — благословляющий, по обеим сторонам Христа изображены два павлина; на третьем месте изображен храм с тремя куполами, на арке — лик Спасителя, а по сторонам храма — павлины и другие птицы.
По серьезности содержания «Изборник» 1073 г. представлял большие трудности для древней читающей публики.
Легче был по содержанию «Изборник» 1076 г. В состав его вошли статьи религиозно-нравственного характера: краткие толкования св. Писания, статьи о молитве, о посте, о чтении книг, «Поучения детям» Ксенофонта и Феодоры.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru