Главная » История Русского мира » «К старту готов». 55 лет со дня первого полета в космос

 

«К старту готов». 55 лет со дня первого полета в космос

 
гагарин
Кто из нас не помнит открытое добродушное лицо молодого 27-летнего пилота-космонавта космического корабля-спутника «Восток»: Гагарин в форме майора, Гагарин с цветами, Гагарин в скафандре… Почти всегда улыбается, лишь на редких фотографиях задумчив, сосредоточен. Сегодня исполняется 55 лет первому полёту человека в космос.
Юрию Гагарину суждено было стать первым человеком, побывавшим в космосе. Именно с этим именем, с этим лицом у нас ассоциируется начало космической эры в истории человечества. «Первопроходец». Это большая ответственность и большой риск. Человек, улетающий в бездну. Сколько шансов у него было вернуться живым?
Универсалы для космоса
Подготовка к полету велась в большой спешке. Вот-вот должен был взлететь американский корабль с человеком на борту. В 1959 году уже было известно, что космонавты отобраны: НАСА рекомендовало 7 человек. Алан Шепард оказался в космосе лишь на 3 недели позже Гагарина.
В конце 59-го отбор в группу космонавтов начался и в Советском Союзе. Вопрос о том, кем должен быть первый космонавт, фактически не ставился. Были голоса за врача, но генеральный конструктор Сергей Королёв высказался однозначно: «Для такого дела лучше всего подготовлены лётчики. И в первую очередь, лётчики реактивной истребительной авиации. Лётчик-испытатель – это и есть требуемый универсал. Он летает на одноместном скоростном самолёте. Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер…»
Сам Гагарин писал: «Для полёта в космос искали горячие сердца, быстрый ум, крепкие нервы, несгибаемую волю, стойкость духа, бодрость, жизнерадостность. Хотели, чтобы будущий космонавт мог ориентироваться и не теряться в сложной обстановке полёта, мгновенно откликаться на её изменения и принимать во всех случаях только самые верные решения». 

Критерии были заданы по росту, весу, возрасту. И, конечно, по здоровью. Здоровье должно было быть отменным: «Врачей было много, и каждый строг, как прокурор»,  – вспоминал Гагарин.

Кандидаты вылетали пачками. Только каждый десятый лётчик прошёл первичный медицинский осмотр. А дальше углублённые клинические и психологические обследования на устойчивость к стрессу в космическом полёте. При этом применялось множество специальных функциональных проб и новых научных методов: биохимических, физиологических, электрофизиологических и психологических. Барокамеры, центрифуги, затем – тесты на состояние памяти, сообразительность, сосредоточенность в работе, точность, скорость в работе и многое другое.
Естественно, учитывалось не только физическое состояние: выяснялась биография, составлялся полный психологический портрет человека – в кругу семьи, во взаимоотношениях с друзьями. Оценивались общественная активность будущих советских космонавтов, их культурный уровень, эмоциональная стабильность…
К середине 1960 года пройти сложный отбор из более чем трёх тысяч человек удалось лишь 20 лётчикам. В первый отряд советских космонавтов вошли майор Павел Беляев,  капитаны Владимир Комаров и Павел Попович, старшие лейтенанты Иван Аникеев, Валерий Быковский, Борис Волынов, Юрий Гагарин, Виктор Горбатко, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Герман Титов, Евгений Хрунов, Георгий Шонин,  Дмитрий Заикин, Валентин Филатьев, Валентин Бондаренко, Валентин Варламов, Марс Рафиков, Анатолий Карташов,  лейтенант Алексей Леонов.
Кого послать на верную смерть?
Для первого полёта отобрали шестерых. В начале 1961 года все они успешно сдали экзамены. Комиссия рекомендовала следующую очередность: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович. Николай Каманин, руководивший отбором и подготовкой этих космонавтов, характеризовал их так: «Отличные человеческие экземпляры. О Гагарине, Титове и Нелюбове нечего сказать — как люди и космонавты они пока не имеют отклонений от эталона. Николаев — самый спокойный. Быковский менее, чем другие, внутренне собран, способен на некоторую долю развязности и может сказать лишнее. Попович — пока загадка: создаёт впечатление волевого человека, но ведёт себя с женой излишне мягко…». 
По словам того же Каманина, при решении, кто первым полетит в космос, ему приходилось делать сложный выбор между Юрием Гагариным и Германом Титовым. Оба были достойны, и по некоторым качествам Титов даже превосходил своего товарища. Однако программа рассчитывалась не на один полёт, и в результате предпочтение было отдано Гагарину. «Второй полёт на шестнадцать витков будет бесспорно труднее первого одновиткового полёта, – вспоминал Николай Каманин. – Но первый полёт и имя первого космонавта человечество не забудет никогда, а второй и все последующие забудутся так же легко, как забываются очередные рекорды. Трудно решить, кого посылать на верную смерть, и столь же трудно решить, кого из двух достойных сделать мировой известностью и навеки сохранить его имя в истории человечества».

8 апреля 1961 года на закрытом заседании Государственной комиссии по пуску космического корабля «Восток» было утверждено задание пилоту на космический полёт (выполнить одновитковый полёт вокруг Земли на высоте 180–230 километров, продолжительностью 1 час 30 минут с посадкой в заданном районе. Цель полёта — проверить возможность пребывания человека в космосе на специально оборудованном корабле, проверить оборудование корабля в полёте, проверить связь корабля с Землёй, убедиться в надёжности средств приземления корабля и космонавта), поддержано и утверждено предложение Каманина допустить к полету Юрия Гагарина. Запасным пилотом был утверждён Герман Титов.

Идеальный кандидат
Юрий Гагарин был идеальным кандидатом. Предполётная аттестация его была следующей: «Любит зрелища с активным действием, где превалирует героика, воля к победе, дух соревнования. В спортивных играх занимает место вожака, капитана команды. Как правило, играют роль его воля к победе, выносливость, целеустремлённость, ощущение коллектива. Любимое слово – «работать». На собраниях вносит дельные предложения. Уверен в себе, в своих силах. Уверенность всегда устойчива. Его очень трудно, по существу, невозможно вывести из состояния равновесия. Настроение обычно немного приподнятое, вероятнее всего, потому что у него юмором, смехом до краёв полна голова. Вместе с тем трезво-рассудителен. Наделён беспредельным самообладанием. Тренировки переносит легко, работает результативно. Развит весьма гармонично. Чистосердечен. Вежлив, тактичен, аккуратен до пунктуальности. Любит повторять: «Как учили!»» Скромен. Смущается, когда пересолит в своих шутках. Интеллектуальное развитие весьма высокое. Прекрасная память. Выделяется среди товарищей объёмом активного внимания, сообразительностью, быстрой реакцией. Уверенно манипулирует формулами небесной механики и высшей математики. Не стесняется отстаивать точку зрения, которую считает правильной. Похоже, знает жизнь больше, чем некоторые его друзья. Отношения с женой нежные, товарищеские».
«»Земля», я – «Космонавт»»
– «Земля», я – «Космонавт». Проверку связи закончил. Исходное положение тумблеров на пульте управления заданное. Глобус на месте разделения. Давление в кабине – единица, влажность –  65 процентов, температура – 19 градусов, давление в отсеке – 1,2, давление в системах ориентации нормальное. Самочувствие хорошее. К старту готов.
12 апреля 1961 года в 09:07 по московскому времени с космодрома Байконур был произведён старт корабля «Восток» с Юрием Гагариным на борту.
Непосредственно перед стартом Гагариным была заложена «космическая» традиция. За несколько сот метров до стартовой площадки, на которую космонавта, уже облачённого в скафандр, везли в автобусе ЛАЗ, ему захотелось «по малой нужде». Остановились. Гагарин расстегнул скафандр и справил нужду у правого переднего колеса ЛАЗа. С тех пор все космонавты делают это на том же самом месте.
А через несколько часов мир рукоплескал Юрию Гагарину.
Знал ли он на что шёл?
Определённо, знал.
От космонавтов не скрывали ни трагедию, случившуюся на Байконуре (24 октября 1960 года при подготовке к первому пуску межконтинентальной баллистической ракеты 8К64 произошёл взрыв, в результате которого погибли 92 человека и 30 получили ожоги, что отсрочило первый полёт на несколько месяцев), ни неудачные запуски комплексов «Восток» (в 60-м году из пяти запусков удачными были два).
Во время полёта было зафиксировано 11 нештатных ситуаций, о которых спустя много лет рассказал соратник Сергея Королёва – академик Борис Черток: «Немногие знают, что во время полета произошло 11 нештатных ситуаций различной степени сложности. Например, в день перед вывозом ракеты-носителя на стартовый стол при взвешивании Гагарина в скафандре с креслом обнаружился перевес в 14 килограммов. Тогда в срочном порядке в течение одной ночи были разработаны и проведены работы по облегчению космического корабля, которые, в частности, включали в себя обрезку ряда кабелей, что впоследствии и привело к ряду нештатных ситуаций во время полета». 
Вместе с кабелями, необходимыми для непилотируемых полетов, были обрезаны важные датчики давления и температуры. Корабль Юрия Гагарина был выведен на нерасчётную орбиту (расчетные параметры должны были составить: максимальная высота – 230 километров, минимальная – 180 километров. Реальные параметры составили 327 километров по апогею и 181 километр – по перигею). Приземлился космонавт также в нерасчётном районе, «перелетев» около 600 километров. Садился Гагарин не на одном парашюте, а на двух: запасной самопроизвольно выпал из ранца и раскрылся во время спуска.
Юрий Гагарин был готов к этому полёту, насколько вообще человек может быть готовым к такому испытанию. За 108 минут он облетел Землю и вернулся домой.
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий