Главная » История Русского мира » Лиговский Народный дом.

 

Лиговский Народный дом.

 

Также см. Садко Новгородцев. Не верь, не бойся, не проси!
См. Иван Ильин. «ПУТИ ДУХОВНОГО ОБНОВЛЕНИЯ»
См. Фёдоровский городок — Народный дом

170_01_.Русскиq_мир

На фото: Лиговский народный дом. 1905 г.

Лиговский народный дом появился на карте города в начале 20 века. Его создательницей и вдохновительницей всех его дел была удивительная женщина — графиня Софья Владимировна Панина. Она была последней представительницей угасшего рода графов Паниных. Жизнь её сложилась не совсем обычно. Её отец Владимир Викторович Панин был отъявленным либералом. Как и все Панины, весьма начитанный человек, он, женившись на красавице Анастасии Мальцевой, выросшей при дворе с детьми Александра II, взялся расширять её кругозор путём общения с тогдашней культурной интеллигенцией – врачами, университетскими профессорами, земскими деятелями, большинство из которых придерживалось прогрессивных взглядов. Он так в этом преуспел, что после его ранней кончины, Анастасия Сергеевна целиком погрузилась в эту среду. Она вторично вышла замуж за Петрункевича, видного земского деятеля, позднее ставшего одним из лидеров кадетской партии. Бабушка Софьи, боясь тлетворного влияния на впечатлительную внучку той среды, в которой вращалась её мать, боясь к тому же , что деньги, выданные из громадного семейного наследства на содержание дочери пойдут на революционную пропаганду, прибегла к неслыханной в те времена мере: по личному приказу Александра III Софья была отнята у матери и отдана на попечение бабушки, которая записала её в Екатерининский институт.
В 1890 году Софья Владимировна, считавшаяся самой богатой невестой России, вышла замуж за сына государственного секретаря Половцева. Посажёным отцом на свадьбе был император Александр III. Но с мужем они не сошлись взглядами, и после скандального бракоразводного процесса они расстались, причём Панина вернула себе девичью фамилию и титул.
Материнское влияние не пропало даром: Софья Владимировна разделяла политические воззрения отчима, которого очень уважала, и со временем сама стала членом ЦК партии кадетов.
Не имея своих детей, но будучи единственной владелицей огромных семейных богатств, графиня Панина занялась общественной деятельностью и благотворительностью: она помогала голодающим, на её средства содержались школы и больницы, но самым знаменитым её делом был Лиговский народный дом.
По воспоминаниям самой Софьи Паниной решающим моментом в её жизни была встреча в 1890 году с другой замечательной русской женщиной – Александрой Васильевной Пошехонской, учительницей скромной районной школы Санкт-Петербурга. Та пришла к графине с просьбой помочь устроить бесплатную столовую для нуждающихся учеников начальных городских училищ Александро-Невской части, где она преподавала, и которая лежала за Обводным каналом.
Начали они с организации столовой – на две смены по 25 детей, при которой вскоре устроили внеклассные занятия, чтения с «туманными» картинами, библиотеку с выдачей книг на дом и вечерние классы для взрослых. Со временем появились детский сад для малышей, ремесленные и рукодельные классы для подростков, общеобразовательные — для их родителей, залы с газетами, журналами, шахматами и шашками. Сюда приходили по свободным дням целыми семьями ремесленники и рабочие этого района Петербурга.
Это предприятие требовало всё больше средств, а давала их в основном графиня Панина, всё большего размера помещений и всё более и более специализированного персонала. Постепенно к двум женщинам присоединялись сперва одиночки, а потом десятки добровольцев — мужчин и женщин, заразившихся их энтузиазмом.
В 1903 году на углу Тамбовской и Прилукской улиц, построенный на средства графини, был открыт Лиговский народный дом, который в народе стали называть домом Паниной, по имени его создательницы. Строительство дома велось по проекту и под руководством известного русского архитектора Юлия Юльевича Бенуа, создателя проектов многих промышленных зданий нашего города.

В нижнем этаже дома, отведённом для детей, была устроена столовая, гимнастический зал и детская читальня, а в верхнем этаже — театральный зал.
Столовая – большая, высокая комната, уставленная рядами столов и стульев. Посередине находился большой водогрейный куб, заменяющий самовар. Столовая могла вместить несколько сот детей.
В особо устроенном зале велись, по методу проф. Лесгафта, гимнастические упражнения для детей под руководством учительницы Общества физического развития.
Большой, светлый зал, который следовал за гимнастическим – детская читальня. В шкафах располагалась тщательно подобранная детская библиотека, с разными атласами и учебными пособиями; здесь же, в углу, стереоскопы и стереорамы с видами разных местностей. Украшением читального зала был орган.
На стенах висели портреты Высочайших Особ и бюсты Пушкина и Гоголя. Помещение читальни предназначалось также для концертов и других образовательных развлечений.
Другая половина дома отведена под учебные комнаты, в которых помещались: вечерние классы Императорского Технического общества для преподавания черчения, рисования, геометрии и бесплатная народная библиотека.
На втором этаже находился театральный зал. Он мог вместить около тысячи зрителей – 600 внизу и до 400 на хорах. При устройстве сцены применялись все противопожарные приспособления. Оркестр заменялся роялем.
В полуподвальном помещении были оборудованы мастерские для обучения ремёслам – слесарному и столярному. Там же находилась прачечная.
В отдельном трёхэтажном здании, стоящем рядом с Народным домом, помещался Подвижной музей учебных пособий, в котором сосредоточили коллекции наглядных учебных пособий, которые предоставлялись во временное пользование школам и другим просветительным учреждениям, а так же частным лицам. Здесь были собраны: пособия по естествознанию, карты, таблицы, рисунки, световые картины для волшебного фонаря. Особенно полно были представлены отделы зоологии и ботаники; а так же физический кабинет.
В подвальном этаже находилась мастерская, где изготовлялись коллекции и другие предметы для музея.
Здесь же в Народном доме была организована первая в стране общественная обсерватория, где преподавали учёные-астрономы.

На лекции в Народный дом спешили и жители центра Петербурга, ведь именно здесь можно было услышать выступления В. Вернадского и А. Карпинского, Г. Графтио и П. Лесгафта. Сама Софья Владимировна писала в своих воспоминаниях: « По вечерам дом гудел, как улей. Учеников собиралось до 1000 человек, и не было такого закоулка, в котором не занималась бы какая-нибудь группа».
При Доме был организован «общедоступный театр» под руководством Гайдебурова, в котором выросли такие звёзды, как А. Брянцев, А. Таиров. С 1905 года он стал совершать летние поездки по стране как Передвижной театр, и получил известность по всей России. Репертуар театра не был специфически «народным». В театре не ставились мелодрамы и фарсы, а отбирались произведения русской и зарубежной классики и новейших авторов, так как Гайдебуров считал задачей своего театра воспитание художественного вкуса у зрителей.
Слава о Лиговском народном доме перешагнула границы не только Петербурга, но и России. На Брюссельской международной выставке 1910 года Дому была присуждена премия за пропаганду достижений науки, техники и искусства.
Вслед за Лиговским народным домом по почину Софьи Владимировны и при её ближайшем участии были открыты народные дома и в других местах – в Воронежской губернии, где была устроена ботаническая станция, в Московской губернии, в Крыму. Помимо этого Панина оказывала щедрую поддержку многим высшим и специальным учебным заведениям , особенно женским, учредила множество стипендий.
Сохранилось описание Софьи Паниной, сделанное её современником. Ей было тогда 46 лет: «Это была высокая, статная женщина, отлично сохранившаяся, довольно массивная, с открытым , благообразным продолговатым лицом, с ясными и живыми глазами, с сильными, часто порывистыми движениями. Она безупречно проста в манерах и обращении с людьми, подчас детски непосредственна, экспансивна…»
Когда грянула Первая мировая война, большая часть Народного дома была передана городской управе под лазарет. В оставшейся части продолжалась традиционная работа, к которой прибавилась деятельность по распределению помощи неимущим семьям мобилизованных.
В 1917 году Софья Владимировна погрузилась в политику. Она была назначена Временным правительством товарищем министра государственного призрения, а потом товарищем министра народного просвещения. На этом посту её и застал большевистский переворот. На следующее утро после переворота Софья Владимировна с согласия старших сотрудников Министерства велела изъять все имеющиеся в кассе наличные суммы и внести их в банк на имя Учредительного собрания. Вскоре Министерство было захвачено большевиками, а через насколько часов арестована и она сама. Её объявили, что она будет предана суду за «расхищение и растрату народного достояния». Но когда она предстала перед трибуналом, то , что должно было послужить примером революционного правосудия, превратилось в триумф обвиняемой. В её защиту выступили все рабочие, многие из которых прежде учились в её Народном доме. Графиню освободили, объявив ей лишь «общественный выговор» и потребовав вернуть якобы украденные деньги.
Уехав из России, Софья Панина продолжила свою благотворительную и культурно-просветительскую деятельность. До второй мировой войны она жила в Чехословакии, работала в Русском зарубежном архиве. А когда Гитлер занял Прагу, она перебралась в США. При её содействии была организована гуманитарная помощь советским военнопленным, погибавшим в немецких лагерях. До них эта помощь не дошла, а была переброшена в финские лагеря для советских военнопленных.
Умерла графиня Панина в 1956 году, в возрасте 75 лет. А дом, основанный ею, до сих пор продолжает выполнять свои функции просветительства и благотворительности.
Конечно, революционные преобразования во многом изменили историю Дома. После 1905 года он стал одним из центров общественно-политической жизни города. Несколько раз здесь выступал Ленин. Лиговский народный дом просуществовал ровно 20 лет. В 1923 году здесь был Дом просвещения им. Н. А. Некрасова (сегодня ничто не напоминает о том, что здесь с1921 по 1923 годы был первый музей Некрасова). В 1926 году здание было передано Центральному клубу железнодорожников, в чьем ведомстве оно сейчас и находится.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru