Главная » Русская литература » Михаилу Салтыкову-Щедрину- 190 лет

 

Михаилу Салтыкову-Щедрину- 190 лет

 
салтыков-щедрин
Сразу несколько интересных выставок – в Твери, Кирове, Рязани, Пензе и Туле – открылись 27 января, в день 190-летия Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Каждая из них по-своему даёт ответ на вопрос о том, почему имя писателя и теперь столь популярно у отечественной интеллигенции. 
Перфекционист и экспериментатор, Салтыков-Щедрин однажды решился на необычный шаг. Желая проверить свои и прежних поколений стереотипы, он предложил дочери написать за неё школьное сочинение. И, убеждённый в том, что справился со стандартным заданием, поинтересовался у дочери итоговой оценкой. Она молча протянула отцу тетрадь. В ней стояла двойка. И запись учителя: «Не знаете русского языка».
Он всю жизнь писал не на каноническом русском, а экспериментировал, чего не смог «спрятать» в школьном сочинении, и никогда не делал исключений в творчестве.
К столь своеобразному письму, раздражавшему многих, писателя подвигло необычное хобби. Он увлекался переводом на русский язык крылатых латинских изречений. Обязательно с сохранением контекста, но применительно к российской действительности и в его авторском толковании. Так, по его мнению, знаменитое латинское изречение: «Сказал ‒ и облегчил душу», в русской транскрипции означает: «Сказал – и стошнило меня». Другой известный афоризм ‒ «Пусть консулы будут бдительны» ‒ писатель перевел как «Не зевай!». Знаменитое «Подумай о последствиях» и вовсе имело непредсказуемый русский акцент ‒ «Уши выше лба не растут». Одна из тетрадей с этими его изречениями выставлена в Музее изобразительных искусств в Рязани, где писатель в 1858‒1862 годах служил вице-губернатором и где улица, на которой он жил, теперь носит его имя.
Другая выставка ‒ «Сохраненная память» ‒ в тверском музее Салтыкова-Щедрина пошла по иному пути. Здесь представлены экспонаты, поступившие в музей из семьи Салтыковых в разные годы и из разных стран. Среди них – ученические рисунки братьев Салтыковых – дар музею правнучатого племянника Салтыкова-Щедрина Владимира Депарма, живущего во Франции. А также множество фотоальбомов, дамских аксессуаров и предметов дворянского семейного быта (мебель, книги, посуда), которые подарила музею правнучатая племянница писателя Тамара Лебедева. Раритетный экспонат выставки ‒ каминные часы семьи Салтыковых, поступившие в музей в 2014 году из Франции.
Ещё три выставки в честь юбилея великого сатирика – в Кирове (бывшая Вятка), куда он в 1847 году был сослан за вольнодумство, и в Пензе и Туле, где он в разные годы возглавлял Казённые палаты, ‒ оказались смешанными по жанру. Здесь понемногу дано место и бытовым воспоминаниям, и литературному наследию писателя.
Однако всё же главное предназначение всех выставок во всех городах, где жил и трудился Салтыков-Щедрин – напомнить о его богатом творческом наследии. Времена изменились, и теперь один из главных русских классиков превратился в ироничного собеседника лишь для немногих ценителей. Большинству же он известен благодаря двум-трем удачным афоризмам – и, наверное, всё. Хотя, будем справедливы, уже и это – несомненный литературный успех.
Не лишним будет напомнить, что редкая живучесть крылатых фраз Салтыкова-Щедрина – во многом следствие его интересной судьбы, в которой совместилась бурная литературная деятельность с государственной службой. И какой: в 1856‒1857 годах, когда увидели свет его «Губернские очерки», писатель служил чиновником для особых поручений в Министерстве внутренних дел, где были сосредоточены работы по подготовке крестьянской реформы. Затем, в 1858‒1862 годах, Салтыков-Щедрин был вице-губернатором в Рязани, чуть позже – в Твери. И по роду службы не только был прекрасно знаком с нравами провинциальной публики, но и лично расследовал злоупотребления местных чиновников.
Но знание жизни – лишь часть секрета удачных афоризмов. Как и всякий русский писатель того времени, Салтыков-Щедрин был прекрасным знатоком родного языка, изумительно в речи своих героев передавая стиль и аромат эпохи.
У многих афоризмов писателя есть своя конкретная история, они – плод хорошего знакомства с устройством миропорядка. Как оказывается, не только российского – многие «ценности» оказались удивительно универсальны и продолжают пребывать в веках:
«Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг ‒ клац! ‒ они есть!
‒ Однако, mon cher, если потребуют уплаты? ‒ картавил Коля.
‒ Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить ‒ ну и опять кредит! Ещё платить ‒ ещё кредит! Нынче все государства так живут». 
(«Господа ташкентцы»)
За это высказывание, кстати, Салтыков-Щедрин поплатился должностью вице-губернатора Рязани. И хотя писатель спрятал «оду» скрытому мошенничеству государственных деятелей в обобщенном псевдониме «господа ташкентцы», в «ташкентце» себя узнал губернатор Рязани, написавший жалобу в Санкт-Петербург, требуя расправы над «вольнодумством» своего заместителя. С этим письмом, как впрочем, историей других крылатых фраз и высказываний Салтыкова-Щедрина, можно познакомиться на выставках в российских городах, где писатель когда-то жил, служил и с иронической улыбкой наблюдал за русскими нравами.
Источник: портал «Русский мир»
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий