Главная » Фестивали, ярмарки и прочее » На исходе дня трагедии

 

На исходе дня трагедии

 

День теракта в Петербурге закончился. Редакторы уважаемых изданий и сайтов спешили разместить новости о трагедии, не забывая позабавить своих читателей сообщением:

«В США два человека скончались, участвуя в конкурсе по поеданию пончиков и блинов».
Кто-то с трудом из-за не работавшего метро добрался домой. Президент Путин возложил цветы в память о погибших, член Совета Федерации РФ В.Тюльпанов, возложивший свои цветы еще днем, тем же вечером поскользнулся в бане, ударился головой и умер. Музыкант-орденоносец А. Макаревич с программой «Идиш джаз» закончил день веселой еврейской музыкой, а заключенная Даша Караулова, отбывающая срок за связь с террористами из Сирии, заснула на лагерной койке. Оторванную голову подозреваемого в теракте Акбаржона Джалилова долго искать не пришлось, остальные части его тела собирали по всему взорванному вагону и в туннеле у точки взрыва.

QWER2

QWER1

ВИДЕОЗАПИСИ

Для просмотра: 2 раза щелкнуть по фото

QWER7

QWER3

QWER4

&Изображение5

ПЛОЩАДЬ ВОССТАНИЯ — Прости. Спасибо. Люблю.

текст песни
Некрасиво, неуместно, даже пошло…
Новый день на Землю брошен,
Новый день похож на прошлый.
Только утро — лютый враг наркоза — разрешит исход игры!
Только несколько минут работы мозга до прихода медсестры…

Самых добрых снов,
Ветер вроде стих,
Отключают ток…
Я так давно хотел тебе сказать \»прости\»,
Только не вспоминай, за что…

Некрасиво, неуместно, даже грязно…
Я поставил все и сразу
На победу разума.
Только юность — внятный повод спотыкаться каждый шаг!
Мы научимся ходить, когда от нас останется одна душа…

Ветер вроде стих,
Отключают ток…
Я так давно хотел тебе сказать \»спасибо\»,
Нет, не вспоминай, за что…

Самых добрых снов,
Ветер вроде стих,
Отключают ток…
Я так давно хотел тебе сказать \»люблю\»…

 

Концепция Русского культурного центра- Народный дом


Познакомиться с текстом концепции

 

Вряд ли уже почти ночью кто-то из самых больших начальников, собравшихся в здании ФСБ обсудить взрыв в подземке, задумался о том, как можно было его предотвратить, озаботившись этим много лет назад. Для них оперативное мышление –это нечто понятное и раскладываемое на многомесячные этапы, но не стратегия на годы. Сообщение том, что задержали в Петербурге какого-то террориста нижнего звена, как следили, ведя какую-то сложную игру с его сообщниками, купившими свои телефонные симки на рынке и знающими о готовящемся теракте, журналисты выпустили в информационное поле на следующий день. Потом было принято решение для общего спокойствия внести ясность, что имя террориста установлено, дома у него побывали и пришли к еще более успокаивающему выводу. Приехавший из Киргизии смастерил всего 2 бомбы. Одну потерял на станции, оставив на ней свой «генетический материал», а другую взорвал в вагоне метро, возможно, случайно. Судя по фамилиям несколько жертв теракта могли иметь отношение к Исламу, но поверим официальной версии расследования. На фотографиях из социальной сети на нас смотрит симпатичный парень в футболке с символичной надписью заблудившегося человека «unset road». Он же на газоне. Рядом на аллеях много людей в черном. Можно предположить, что фото сделано в парке недалеко от мечети.

Нам показали человека, прожившего в городе 6 лет. Его снимков в сети осталось немного. Вот он на набережной Невы, вот на парковой скамейке, в зале игровых автоматов, но никто его даже не попытался вовлечь в русскую цивилизацию, как и русскую девушку Дашу Караулову из Москвы. Снимков об этом нет, да могли ли они быть. В ресторане, где продавали суши, он мог сойти за классного повара из Японии. Работая автослесарем, научился разбирать баллоны старых огнетушителей, что потом ему пригодилось в деле. И там и там он мог спокойно обходиться даже без русского языка. Для него все эти местные жители оставались совсем чуждыми, едящими японское, разъезжающими на немецком, корейском, французском и опять же японском.

Национальные диаспоры проводят свои праздники в Петербурге. Казахский Науруз и просто хороший праздник бурят вместе с приехавшими из Тувы и Калмыкии различались масштабом. Казахов поздравили представители Дома Национальностей в большом зале ДК, буряты совсем не расстроились от их полного отсутствия и стандартно — пустых речей о дружбе народов. Молодой человек из их диаспоры профессиональным голосом перепел часть репертуара Фрэнка Синатры с хорошим английским произношением, между его номерами были национальные танцы и моды, полные восточной экзотики. Помимо экзотики молодежь обучали вальсу, как важной части европейской культуры. На столах были национальные угощения. Столы стояли в скромном ресторане на Петроградской. Если не выглядывать в окна на соседние здания современной архитектуры, то могло возникнуть ощущение, что мы оказались по каким-то делам в Улан-Удэ и гуляем на каком-то корпоративе.

Казалось бы ничего особенного, но невольно задаешься вопросом: разве не в культурной столице России проходило это мероприятие? Наши власти с тупым постоянством говорят о необходимости приобщать мигрантов к традиционным ценностям, чтобы не было конфликтов на национальной почве и ничего не делают для того, чтобы появились места для сохранения этих ценностей, чтобы там звучали русские песни, чтобы приезжие могли туда придти и почувствовать себя в гостеприимном русском доме. Речь идет вовсе не о ресторанах с блинами и балалайками. Речь идет о доме, где общаются на разные темы, смотрят фильмы не из массового проката, рисуют и читают стихи, заботясь прежде о собственной душе, и подают в том пример всем гостям.

Песни от Синатры — это, скорее всего, не хуже, чем репертуар на английском с наших ТВ конкурсов для детей и взрослых или сомнительные шлягеры для Евровидения. Желание любой ценой победить, предав родной язык, оборачивается равнодушием публики ко всей этой песенной суете в сверкающей мишуре. У мигрантов теперь остается слишком мало возможностей влиться в русскую культуру, как это бывало на протяжении всей российской истории.

При таком подходе Петербург глазами приезжих воспринимается как транзитная станция на пути в более цивилизованный мир, говорящий по-английски. На этой заброшенной станции все еще бродят какие-то дичающие аборигены в чем-то европейском и американском, пошитом в Китае. Они еще не успели выехать в западном направлении, но уже забыли свои традиции, выхолащивают и упрощают до базового английского свой язык. Почти все названия больших и малых ларьков написаны английскими словами. Даже граффити на стенах и заборах начертаны латиницей. В кинотеатрах идут те же фильмы, что и на далекой и такой манящей Оклахомщине или любой другой стороне, где хорошо от того, что там русских нет или еще мало. Довершают картину уличные музыканты с привокзальной площади, перепевающие заграничные хиты. Стоит ли удивляться, что находятся желающие разрушить этот вырождающийся мир. Сколько подобных Акбару молодых людей бродят по нашему городу, где давно угасла русская жизнь с ее традиционным расположением к тем приезжим, кто готов принять с благодарностью ее дары. Почти нет мест для обитания русского духа в общественном пространстве. Приходить некуда. Взаимно обогащающей встречи не происходит. Будем ждать, когда всех этих неприкаянных пригласят к себе вербовщики от террористов? В Петербурге для взрыва в метро пока хватило и одного.

Дело силовиков отлавливать и наказывать заблудшие души среди тех, кто пристраивается к Навальному. За это дают очередные звания и награждают. Но не пришло ли время им же убирать подальше от русской культуры всех менеджеров и марчендайзеров в ней прижившихся, более пригодных для совсем иной, более торгашеской по содержанию. В СССР 5-е управление КГБ патриотическое воспитание понимало четко. Его сотрудниками внимательно изучались даже формуляры в библиотеках, чтобы понять какие мысли могли попробовать прорастать в головах не самых благонадежных читателей. Заодно кое-что читали сами. Оказываясь даже в гуманитарном ВУЗе, они могли блеснуть такими знаниями литературы, что восхищали тамошних профессоров-филологов, и уж тем более своих коллег из ЦРУ, если те им попадались после перестройки. Пусть в чем-то, хоть и на дьявольской стороне красной тоталитарной империи, стояла их система ценностей, но они воспринимали себя борцами за души людей, оберегали их от омута чуждых ценностей, чтобы не наплодилось слишком много предателей и разрушителей. Оставаясь «вооруженным отрядом партии», они были по сути рабами нашей тогдашней идеологии. Кое-кто из них уже хорошо понимал, что главными разрушителями советского строя становятся не диссиденты – интеллигенты, а протухающая от идеологического застоя партноменклатура. Однако установленные правила запрещали ее трогать. Для того, чтобы не выглядеть бездельниками и общественными спиногрызами, приходилось гонять и не пущать диссидентов, что в итоге привело к девственной чистоте в умах, без сомнения, лучших людей страны, выбранных депутатами в последний Верховный Совет и потому совершенно не способных к разумным действиям в период стремительного распада страны.

Разрушители России имеют многовековой опыт, осуществленный уже в других странах. Печатая деньги для всего мира, можно себе позволить не одну, а целую серию длительных операций, ведущих к цели. В России во внутренней политике этим, похоже, никто не занимается, кроме каких-то маловразумительных институтов и фондов. Какие-то деньги там отмываются, но при отсутствии понятных целей получаем вполне ожидаемый микроскопический результат. Вся надежда остается на трескучих пропагандистов типа Киселева или Соловьева, слишком, склонного для решения вечных русских вопросов «Что делать» и «Кто виноват» приглашать к себе в шоу надоевшие головы из ряда Сатановских и Шахназаровых. Имеющим властные полномочия ничего не остается, как бегать с ведрами, чтобы тушить очаги пожаров устроенных внешними и внутренними поджигателями. К ручному управлению уже привыкли в экономике. Придется вручную рулить и общественными процессами, потому как после написания «Стратегии национальной безопасности», разговоров про Русский мир и «духовные скрепы» чиновники на местах отнеслись ко всему этому как к вопросам 25-й важности, их не касающихся.

Вместе с тем отсутствие терпеливой долгосрочной работы привело к поражению Русского мира на Украине. Такое же поражение произойдет и в самой России, если работать по прежней схеме. Пафосный многообещающий Селигер для воспитания элитной молодежи сумели за короткое время превратить в заросшее тиной болото. Последняя стратегическая операция на внутреннем фронте провалилась окончательно несколько лет назад. Движение «Наши» пришло к вполне предсказуемой деградации и его похоронили без траурных маршей. «Приплывший в родную гавань» Крым уже отгремел салютами и освоенными на эти радости деньгами. Не эхом ли всей этой пропагандисткой лабуды отозвался взрыв в метро? «Не спрашивай по ком звонит колокол. Он звонит по тебе» — это написал Хемингуэй. Не спрашивай на ком кровь прогремевшего взрыва. Она на каждом из нас. Она не только на чиновниках отвечающих за нашу безопасность, тех кто во многом провалил молодежную и национальную политику. Кровь на каждом — это должны мы помнить, проходя мимо группы молодых людей любой национальности, не нашедших смысла своей жизни и общего гостеприимного дома. Мимо тех, кто искал встречи с нами, но мы отвернулись, опаздывая на какой-нибудь бессмысленный митинг про дружбу народов или фестиваль, гремящий бездуховной попсой. Народный дом, который давно пора возрождать в России должен стать местом встречи с русской культурой для всех страждущих ее найти и для тех, кто о ней ничего не знает, но, блуждая по чужому городу, должен ее обязательно отыскать, иначе кого-то из них найдут другие. Русская девушка Даша Караулова и террорист- смертник не нашли себе прибежище в русской культуре. Даше повезло: ей дали срок, чтобы одумалась. Одумаются ли наши чиновники, которым нет дела до возрождения русских очагов в виде народных домов?

Садко Новгородцев


Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru