Главная » История Русского мира » Народный Дом графини С. В. Паниной

 

Народный Дом графини С. В. Паниной

 

«Только там, где есть свобода, может расти и развиваться справедливый и великодушный человек…». С. В. Панина

Графиня Софья Владимировна Панина (1871-1956) одна из самых замечательных женщин России. Главным делом ее жизни было создание Народного Дома в Петербурге, построенного на ее средства и работавшего при ее непосредственном участии и руководстве. В своих воспоминаниях она писала, что Народный Дом «создался силой любви, во имя достоинства, знания, правды и свободы личности». До последних дней она хранила письма людей, прошедших через Народный Дом, среди которых есть такое: «Мой отец был крепостной. Я – конторщица. Примите низкий поклон от меня, как дочери того народа, раскрепощению которого Вы посвятили себя».

С.В. Панина первая в истории России (да и заграницей тоже) женщина-министр. Ночью 25 октября 1917 года Панина в числе трех представителей думы пыталась убедить матросов крейсера «Аврора» не стрелять по Зимнему дворцу. 28 ноября 1917 года, то есть всего через месяц после большевицкого переворота, Панина была арестована. Сложно сказать, почему для первого большевицкого ревтрибунала в качестве жертвы была выбрана именно она. Скорее всего потому, что она олицетворяла собой богатую титулованную аристократию. Вероятно вождям большевицкого режима, объявившим себя защитниками угнетенных и врагами эксплуататоров, это показалось выигрышной пропагандистской возможностью. Процесс, ставший пробным камнем, состоялся 10 декабря. Одним из обвинителей был рабочий Наумов, утверждавший, что несмотря на добрые дела и благородство графини, она все же представляет тот класс, который угнетал и эксплуатировал народ: «Если есть такие, которые увидели свет в окошке Паниной, то миллионы этого света не видали… И было бы преступлением забывать об этом». Подсудимую следует рассматривать не как отдельную личность, но как классового врага и «в этом ее преступление». Наумов заявил: «Если на пути нашем стоит благородная личность, нам очень жаль, но хуже для нее». Но были и такие, кто пытался защищать графиню. Процесс не остался без внимания прессы, о нем писали не только столичные журналисты. Известные корреспонденты Джон Рид и Луиза Брайант, вели записи происходящего. У большевиков тогда еще не было опыта осуждения невиновных, поэтому суд и не осудил и не оправдал Панину. Ей вынесли «общественное порицание» и снова отправили в тюрьму на Выборгской стороне. Графиня вышла на свободу перед Рождеством, после того как ее друзья передали ревтрибуналу почти 93 000 рублей в качестве выкупа.

Семья Софьи Владимировны была богатой и родовитой. Известно, что Панин на третьей свадьбе Ивана Грозного нес фонарь перед царем. Василий Никитич Панин подавлял восстание Степана Разина, его внук, Петр Иванович, — восстание Пугачева. Брат его, Никита Иванович – вице-канцлер, руководил внешней политикой. Сын его был женат на дочери графа Орлова. Их сын, Виктор Никитич (дед Софьи Владимировны), был министром юстиции. Его жена, Наталия Павловна, была внучкой графа Палена, главного заговорщика в цареубийстве 1 марта 1801 года. Сын Виктора Никитича, Владимир Викторович Панин (1842-1872), стал отцом Софьи Владимировны. Мать, Анастасия Сергеевна Мальцова, происходила из очень богатой семьи. Ее отец, Сергей Иванович Мальцов (1810-1893), владел промышленной империей, которую иногда называли «Америка в России». Анастасия Сергеевна выросла при дворе вместе с детьми Александра II. Владимир Викторович был человеком начитанным, отличался широкими либеральными взглядами. Женившись на Анастасии Сергеевне, как пишет Г. И. Васильчаков, взялся «расширять ее умственные горизонты» благодаря общению .с интеллигенцией придерживавшейся «прогрессивных взглядов». Сосед Паниных, граф Шереметев, вспоминал: «Помню, Панин читал невесте какую-то книгу. Меня заинтересовало, что именно. Каково было мое удивление, когда я узнал, что он читает своей невесте биографические сведения о графе Аракчееве». Анастасия Сергеевна и Владимир Викторович прожили вместе один год. В возрасте 30 лет Панин скончался от туберкулеза. После его смерти вдова подала повод к нескольким скандалам. Сначала её избранником стал врач, разночинец Петр Гагарин, также вскоре умерший. В 1882 году Анастасия Сергеевна Панина вышла замуж за земца и радикала, связанного с народовольческим подпольем, Ивана Ильича Петрункевича (1843-1928). В 1905 году Петрункевич стал одним из основателей Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы).

Бабушка Софьи Владимировны, Наталья Павловна Панина (1810-1899), боялась «тлетворного влияния на впечатлительную внучку Софью той среды, в которой вращалась ее мать». К тому же она опасалась, что деньги, выдаваемые на содержание девочки, могут пойти на революционную пропаганду, и подала прошение «об отобрании» ее у матери. В октябре 1882 года одиннадцатилетнею девочку доставили в Екатерининский институт (на Фонтанке). Это была неслыханная в то время мера. По личному приказу Александра III ребенка отняли у матери и отдали на попечение бабушки. Позднее, по воспоминаниям родственников, Софья Владимировна «будучи любящей дочерью и оставаясь полностью лояльной к своей подчас шалой, но обожающей ее матери … никогда не упрекала бабушку, понимая , что та желала лишь ее счастья».

24 апреля 1890 года самая богатая невеста России Софья Владимировна Панина вышла замуж за Александра Александровича Половцова. Посаженным отцом был Александр III. В том же году брак распался. Софья Владимировна добилась развода, а также возвращения девичьей фамилии и титула, что было неслыханно в то время.

По воспоминаниям самой Софьи Владимировны решающим моментом в её жизни была встреча в 1890 году с замечательной женщиной – Александрой Васильевной Пешехоновой (1852-1932), учительницей начальной школы. Та пришла к графине с просьбой помочь устроить бесплатную столовую для нуждающихся учеников начальных городских училищ Александро-Невской части, где она преподавала.

По просьбе Александры Васильевны Панина устроила бесплатную столовую для учеников начальных городских училищ Александро-Невской части, которая обслуживала детей в две смены по 25 человек. Позже столовая была существенно расширена и при ней устроили внеклассные занятия и чтения. По выходным в заведение стали приходить взрослые (к концу 1896 – до 130 человек). Затем Панина устроила чайную (1897), библиотеку (1898) и вечерние классы черчения для взрослых. Для детей была организована детская библиотека, а позже и ремесленные классы, в задачу которых входило «избавить мальчиков, оканчивающих курс начальных школ, от тяжелых условий ученичества в ремесленных мастерских». Это предприятие требовало всё больше средств, всё больше помещений и всё больше персонала. Постепенно к двум женщинам присоединялись отдельные добровольцы.

Панина полагала, что одного «просвещения» мало, недостаточен также благоустроенный труд. Решающим в жизни человека, по ее мнению, является не труд, а досуг. Только в часы досуга есть место «для всего того, что превращает робота в человека и человека в личность». Она поставила перед собой «задачу создания какого-то нового симбиоза просвещения, развлечения и воспитания населения. Этот симбиоз и есть то, что мы называем культурой».

В 1900 году для строительства Народного Дома Панина приобрела участок (угол Тамбовской и Прилукской). Строительство велось по проекту и под руководством известного архитектора Юлия Юльевича Бенуа (1852–1929). 12 апреля 1903 года состоялось открытие Народного Дома.

В «Ниве» (№17 1903 г.) был опубликован отчет об открытии.

 

При Доме был организован «Общедоступный театр» под руководством Павла Павловича Гайдебурова (1877–1960), в котором выступали А. А. Брянцев, А. Я. Таиров. «Общедоступный театр» стал первым дореволюционным театром для рабочего зрителя. Первым произведением, поставленным на его сцене, была «Гроза» А. Островского, где Гайдебуров сыграл Тихона, а Скарская (сестра В. Комиссаржевской) – Катерину.

В октябре 1903 начались лекции по естественно-научным предметам для взрослых, с которыми в числе других выступали известные ученые: В. И. Вернадский, А. П. Карпинский, Г. О. Графтио и П. Ф. Лесгафт, к работе были привлечены государственный деятель, педагог и меценат А. Г. Небольсин, художник И. Е. Репин и др.

В марте 1905 открылась первая в стране «Общедоступная обсерватория», которой заведовал А. Г. Якобсон. Основной задачей обсерватории было распространение астрономических знаний среди населения. В ясные вечера был открыт свободный доступ к рефлектору, и все желающие получали возможность понаблюдать за небом, послушать лекции на астрономические темы. Особенно много посетителей было в 1910 году, когда появилась знаменитая комета Галлея.

 

После 1905 года Народный Дом стал одним из центров политической жизни. В числе его сотрудников были Н. К. Крупская, В. К. Слуцкая и А. М. Коллонтай. Здесь располагалась редакция большевицкого журнала «Голос рабочего», 15 февраля 1906 состоялась Общегородская конференция петербургской организации РСДРП. 9 мая 1906 года здесь на трехтысячном митинге под псевдонимом Карпов выступал господин Ульянов. Неизвестно, что там произошло, беседовал ли он с Паниной, но больше в этом Доме он не появлялся.

Позже здесь неоднократно проводились собрания Общества изящных искусств, председателем Комитета которого с 1914 был музыкант и художник-любитель Н. Е. Буренин, он же – член боевой технической группы при ЦК РСДРП(б). Значительная часть доходов от платных концертов шла в большевицкую партийную кассу.

 

За первое десятилетие деятельности Народного Дома его вечерние классы посетило 6 572 лиц, детские собрания – свыше 470 000, воскресные чтения – почти 170 000, театр – более 144 000 (в среднем 587 на один спектакль), чайную – свыше 550 000, народную столовую – свыше 300 000, обсерваторию – свыше 14 000; число книг, выданных библиотекой превысило 255 000; было устроено 376 лекций, которые посетило более 35 000 человек; в детской столовой было выдано около 750 000 обедов; в ремесленные классы было принято 582 человека, окончило их 85 лиц. Услугами юридической консультации воспользовалось 27 000 человек, услугами сберкассы – 4 655. Издержки Народного Дома за первые 10 лет работы составили 427 000 руб. (из них более половины ушло на содержание здания и управление). За вычетом доходов перерасход за первое пятилетие составил 179 480 руб., за второе – 247 920 руб. Перерасход компенсировался за счет благотворителей, в первую очередь гр. С. В. Паниной. По данным на 1913 всю работу вели 64 лица (40 женщин и 24 мужчины), из них 22 человека (в основном женщины) работали бесплатно.

С. В. Панина, «На петербургской окраине»:

Во время Первой мировой войны в Народном Доме размещался лазарет. Подвальный и первый этажи остались в распоряжении мастерских, детского отдела, библиотеки, вечерних классов для взрослых. В это время Софья Владимировна передала в кассу Всероссийского земского союза 25 тысяч рублей. В годы войны она работала в Петроградской городской думе, где руководила распределением пособий солдатским семьям. После Февральской революции, весной 1917 года, около Народного Дома собирались группы женщин (жены призванных на войну), обвинявшие сотрудников в краже пайков и пособий, утверждали, что Народный Дом выстроен на украденные у народа деньги. Панина на это философски замечала, что «такие минуты и много худших неизбежны во время великих народных потрясений. Невежество всегда подозрительно и хочет знать, «где та правда, которую скрывают от народа».

Софья Владимировна писала, что «никогда ни к какой политической партии не принадлежала», потому что «интересы мои были сосредоточены на вопросах просвещения и общей культуры, которые, по моему глубокому убеждению, одни могут дать прочную основу свободному политическому строю». «Я записалась в члены Партии народной свободы (к.-д.), которая одна тогда, из всех несоциалистических партий, открыто боролась с наступавшим большевизмом. Вся моя дальнейшая судьба определилась этим моментом».
В мае 1917 года она была назначена товарищем министра государственного призрения Временного правительства, с августа — товарищем министра народного просвещения.

15 ноября товарищ (т.е. заместитель) министра Панина отдала служащим Министерства народного просвещения приказ собрать все находящиеся в распоряжении министерства денежные средства – наличность, боны и другие ценные бумаги, всего около 93 000 рублей – и перевести их на счета двух государственных чиновников, которые впоследствии должны будут вложить их в банки на имя Учредительного собрания.

В докладе, сделанном Следственной комиссией Революционному Трибуналу, действия Паниной по изъятию «народных денег» из бывшего министерства и укрывательство их квалифицируются как «преступный саботаж» против Советской власти, «расстраивающий государственный аппарат вообще и Народного Комиссариата (!) по просвещению в частности». Комиссия выдала ордер на арест Паниной. На допросе, который состоялся поздно ночью в Смольном, она призналась, что подписала приказ об изъятии 93 000 рублей из министерства, но наотрез отказалась сообщить, куда были отправлены эти деньги: «Сочту своей обязанностью представить отчет о всей деятельности и о сумме единственно Учредительному Собранию, как единственной законной власти. От всяких разъяснений Комиссарам или Следственной комиссии я отказываюсь».

«…Ее арест совпал с двумя важными шагами, предпринятыми Советской властью именно 28 ноября: отменой Учредительного Собрания (точнее, перенесением даты его открытия на 5 января, когда было объявлено о его окончательном роспуске) и ночным декретом, объявлявшим Конституционно-Демократическую партию вне закона. События эти, в свою очередь, придали аресту Паниной новое значение, переведя ее из разряда гражданских служащих, сопротивляющихся новому режиму, в ранг политических оппонентов, с которыми большевики боролись силовыми методами. Известие об аресте Паниной и заключении ее в тюрьму вызвало в Петрограде волну негодования. Повсюду проходили собрания общественных организаций, женских ассоциаций и рабочих кружков, на которых люди выражали свое возмущение произволом большевиков. Газеты буквально забросали письмами протеста и солидарности с заключенной. Вот доводы в защиту Паниной, которые приводят авторы практически каждого из этих посланий: ее вклад в дело народного образования и культурного развития, ее самоотверженность и другие моральные качества, ее действия в защиту свободы и справедливости в царские времена – и горькая ирония в определении ее как «врага народа».


… Многочисленные протесты, по-видимому, заставили власти задуматься о целесообразности публичного суда над столь популярной личностью. Так, 5 декабря один из членов назначенной Советами Следственной комиссии, матрос по фамилии Алексеевский, предложил Паниной сделку: она выплачивает залог в сумме 180 000 рублей, и ее отпускают из-под стражи. Она отказалась и, по свидетельству одного источника, «насмешливо» ответила: “Вы хотите получить вдвое больше, чем мною было взято из кассы министерства для сохранения?”»

На суде Н.И.Иванов, фабричный рабочий по роду занятий и эсер по политическим убеждениям, произнес страстную речь в защиту Паниной, которая еще в годы царского режима, не жалея сил, трудилась ради повышения образовательного и культурного уровня простого народа. Эта графиня, не убоявшись «народного пота и дыма», лично проводила с ними занятия, «зажигала в рабочих массах святой огонь знания». Подчеркивая ее материнскую преданность и любовь к простым людям, он сообщил суду, что рабочие нашли в Народном Доме «свет и радость», а их дети встречали там больше внимания и ласки, чем в собственных семьях. Такая женщина не может быть врагом народа, а лишь его верным другом. Русские люди не должны отплатить ей черной неблагодарностью. Как и Гуревич (адвокат), Иванов подчеркнул, что процесс стал пробным камнем революции. Еще раз напомнив судьям о всенародной, точнее, международной известности Паниной и о том, что взгляды всего мира обращены сейчас к ним, рабочий обратился к суду с мольбой: «Не опозорьте себя, революцию, русский народ обвинительным приговором».

В свою защиту Панина сказала следующее: «Меня лучше всего поймут солдаты. Солдаты, которые знают роль часового, знают, что часового никто не может снять с поста, кроме того, кто его поставил. Я была таким часовым при Министерстве. Меня поставил народ, и отдать отчет, возвратить деньги я могла только народу, только его законному представителю – Учредительному Собранию. Так я и сделаю». После заседания ревтрибунала она была отправлена в тюрьму.

Для сбора средств на выкуп Паниной первым объявил подписку союз учителей. Часть суммы предоставили Высшие женские курсы.

Обретенная свобода оказалась формальной, вернуться в Народный Дом оказалось невозможно: «Я бы дорого дала за то, чтобы никогда с этой окраиной не расставаться, но, освободив меня из тюрьмы в 1917 году, мой город смог мне предложить только трудную и долгую жизнь без него, вдали от него…». В 1918 году Панина перебралась в Финляндию, оттуда на в Англию, затем на юг. С собой у нее был чемоданчик с драгоценностями, часть из которых она планировала передать А. И Деникину. Но её ограбили, она лишилась всего. В 1920 году она уехала в Чехословакию, в 1938 – в Америку.

В Чехословакии , графиня Панина сразу же занялась помощью русским беженцам. По инициативе дочери президента Масарика, Алисы, был основан Русский очаг, во главе одного из отделений которого стояла графиня Панина.

В 1923 году, на двадцатилетний юбилей Народного Дома, она прислала поздравления и признания в том, что создание Народного Дома она считает главным в своей жизни.

В 1926 года здание было передано Центральному клубу железнодорожников, в чьем ведомстве оно сейчас и находится. Во время Второй мировой войны Софья Владимировна организовала помощь для советских военнопленных. СССР не присоединился к Женевской конвенции об обращении с военнопленными, поэтому наши военнопленные не могли получать посылки от родственников. Гитлер запретил принимать помощь Паниной, тогда она договорилась с Маннергеймом, и грузы из Южной Америки направились в финские лагеря.

В 1948 году С. В. Панина сдала в редакцию «Нового журнала» (Нью-Йорк) своих воспоминаний «На петербургской окраине» с условием, чтобы они были опубликованы посмертно. Книгу можно скачать здесь .

Сейчас на сайте ДК железнодорожников можно прочитать, что это «центр досуга с большим диапазоном форм деятельности, направленных на развитие высокой духовности и общей культуры населения. Народные гуляния и концерты, фестивали и ярмарки, вернисажи и выставки; праздничные и юбилейные вечера предприятий города, школ и танцевальные вечера отдыха, детские игровые программы и творческие встречи с артистами и коллективами; шоу-программы и интеллектуальные игры, вечера-посиделки и литературно-музыкальные и поэтические вечера, а также занятия в любительских клубах и объединениях – все это составляет основу работы коллектива ДКЖ».

Кроме того сейчас в ДК есть Драматический театр имени графини С. В. Паниной .

 

 

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий