Главная » Идеология » Неонилла Пасичник. Князь Алексей Щербатов: КРЫМ, 1917

 

Неонилла Пасичник. Князь Алексей Щербатов: КРЫМ, 1917

 

щербатов

Сведения о перевороте в Петрограде, о том, что Ленин взял власть и возглавил революционное правительство, семья 7-летнего князя Алексея Щербатова получила в Ялте буквально на следующий день. Местные жители — русские, татары, из поколения в поколение занимавшиеся хозяйством, мало интересовавшиеся политикой, восприняли это далекое от их жизненного уклада событие без паники и без восторга. Точнее — никак. Вообще, большевистских настроений в Крыму, на Кавказе и на большей части России не было. Первые большевики, пришедшие с обысками, скорее напоминали хулиганов или бандитов. Имена двоих в матросской форме, что нагрянули в Ялтинский дом княгини Надежды Александровны Барятинской, урожденной графини Стенбок-Фермор, Алексей Павлович помнил: Грабовский и Коньков. Гувернантка, миссис Гофф, не впустила их в свою комнату.

Прикрепив на входную дверь иностранный паспорт, объявила территорию английской. Забавно, но матросы не рискнули войти внутрь. Взяли несколько украшений в будуаре дочери хозяйки дома княгини Анны Щербатовой, мамы князя Алексея. А в общем вели себя не агрессивно. Коньков очень сильно кашлял, и мама сказала: «Вам нужно лечиться. У вас, по-моему туберкулез». Он обреченно согласился. Эти двое скорее вызывали жалость. Думается, они слабо представляли, как следует распорядиться временно свалившейся на них властью и вседозволенностью, а потому тихонько отнимали у буржуев что придется. Именно из моряков-дезертиров и состояли большевистские банды, которых становилось все больше. К этому времени Черноморский флот совершенно разложился, полностью отсутствовали дисциплина и контроль. И все-таки эти мелкие пощипывания не были столь неприятными, как организованные нападения.

В один из дней произошло восстание на Черноморском флоте. Члены команды двух миноносцев, один — с обещающим названием «Стерегущий», поставили ультиматум городу Ялте — уплатить один миллион рублей, или город будет обстрелян. Настоящий бандитизм! Городской глава Ялты собрал деньги и уплатил, поскольку для подкрепления своих обещаний они несколько раз стреляли. Детей в это время заставляли спускаться в подвалы, не высовываться. Князь Алексей, если удавалось, тайком вылезал на террасу, что называется, высовывался: 7-летнему мальчику было интересно, он тогда не понимал до конца всего происходящего. В архиве Алексея Павловича есть дневники, в которых очень образно описано положение дел в Ялте того периода. Оставил их ему известный историк-генеалог, бывший губернатор Тульской губернии Л.М. Савелов-Савелков: «Крохотный Княжеский переулок служил большевикам большой приманкой, там жили: бывший управляющий Ливадией генерал Янов, бывший курский губернатор, предводитель дворянства князь Л.И. Дондуков-Изъединов, князь Павел Борисович Щербатов, граф Петр Николаевич Апраксин, граф Баранов. Когда слышался звук автомобиля, мы знали, что это товарищи едут к кому-нибудь из нас с обыском, т.е. просто на грабеж… Жизнь в Ялте замерла, все были настороже. Были произведены аресты, для чего отвели большой сарай.

Таскали под конвоем на «Хаджибей» графа П. Н. Апраксина, но прошло это благополучно. Товарищи продержались недолго, около двух с половиной месяцев. Приблизительно около Благовещения их сменили немцы. Это произошло так быстро, что товарищи едва успели удрать. Были слухи, что они собирались устроить варфоломеевскую ночь, и что Ялта была разделена на участки, но они наткнулись на винные погреба княгини Барятинской и легли там костьми, что и спасло нас. Немцы уже приближались со стороны Алушты». И все-таки революционный процесс можно было остановить в самом начале, но страшными жертвами: уничтожением 300-400 тысяч человек. Эти цифры князь Алексей Щербатов приводит на основании архивных документов Охранного отделения царского правительства, вывезенных белыми и попавших в его руки в Германии. К несчастью, реальная цена получилась гораздо страшнее — миллионы уничтоженных. Революция созревала также изнутри.

Государь император — святой, хороший человек, но допустил столько ошибок. Как могло случиться, что его верные соратники были выведены из штаба верховного главнокомандующего (ставки): дядя Алексея Павловича князь Анатолий Барятинский, Дмитрий Шереметев? Почему он допустил к командованию Граббе, сделал его начальником конвоя вместо кн. Барятинского — генерал майора свиты, героя японской войны, получившего Георгиевский крест? Преданность, как и храбрость Барятинского были безграничны, это, по-видимому, и явилось причиной, по которой недоброжелатели, противники монархии постарались убрать его из окружения государя. Как стало ясно позднее, революция была неизбежна, к ней готовились капитально, годами, через раскинувшуюся по всему миру сеть центров. Тогда же, в 1917-ом, все выглядело как нечто стихийное, спонтанное. Одной из причин развала фронта стал подписанный А. Ф. Керенским приказ Совета народных и солдатских депутатов N1, отменявший отдачу солдатами воинской чести высшим чинам, что привело к разрушению субординации, дисциплины, структуры армии.

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru