Главная » История Русского мира » Неонилла Пасичник. О Новороссийской идентичности.

 

Неонилла Пасичник. О Новороссийской идентичности.

 

новороссия
к 105 летию со дня рождения князя Алексея Щербатова, профессора истории университета Фарлей Диккенсон, США

В книге ПРАВО НА ПРОШЛОЕ Князя Алексея Щербатова и Ларисы Криворучкиной-Щербатовой (изд. Сретенского монастыря, М., 2005 год) воспроизведен яркий эпизод на тему идентичности донбасского края в перспективе  исторического развития новороссийского региона  с позиций украинской государственности.

На фоне  полного, по утверждению специалистов (см. КРИТИКА №9, 2006, ПЛАВИЛЬНЬІЙ БАССЕЙН ДОНЕЦКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ, стр.3, на укр. яз.), отсутствия   исследований объясняющих или делающих попытку понять механизмы побудившие формирование тех особенностей региональной идентичности, которые вызывают в обществе сегодня наибольший резонанс, имеет смысл процитировать стенограмму события как она воспроизведена в книге мемуаров:

На третий день конференции (речь идет о конгрессе соотечественников в Москве 1991, состоявшемся в канун путча — прим. авт.) к нам присоединился еще один американец русского происхождения, профессор истории по фамилии Пайпс. Он утверждал, что необходим раздел СССР, и начать нужно с Украины. На что я возразил: «Все земли от Буга до Терека, то есть Кубани, были имперскими, вместе с Одессой названными Новороссией. Пришлось прочитать лекцию по украинскому вопросу, оказавшемуся мало кому известным: Автономная республика Новороссия занимала территорию от Днестра до Кубани, включая Крымский полуостров, Азовское море и северную Таврию. Все эти территории Россия получила после двух войн с Турцией. Первый мир был подписан в городе Кучук-Кайнарджи в 1774 году Потемкиным, второй в Яссах, уже после его смерти в 1791. Крым присоединили к Новороссии под именем Тавриды в 1783. Тогда же было установлено наместничество Новой России, и первым наместником назначили князя Потемкина-Таврического. Все самые большие города Новороссии основаны в эпоху Екатерины Великой: Одесса  «родилась» 27 мая  1795 года, когда испанец, состоявший на русской службе, адмирал Хосе де Рибас заложил первый камень около татаро-турецкого села Хаджибей. Свое имя город получил от сарматского селения «Одессус», существовавшего с 3 века до Р.Х. Герцог де Ришелье, градоначальник Одессы и губернатор Новороссийского края , и князь Воронцов, наместник Новороссии, построили и развили этот город. Герцог отбыл во Францию после возвращения на престол Бурбонов, заняв пост первого министра короля Людовика ХVIII. Князя Воронцова похоронили в Преображенском соборе, воздвигнутом в Одессе в 1795 году. А в 1920 году его кости из разбитой гробницы были выброшены на улицу большевистской чернью. Херсон основан князем Потемкиным-Таврическим в 1778 году. Прах князя покоится в Херсонском соборе Святой Екатерины. Город Николаев, раскинувшийся на берегу Буга, также основал князь Потемкин в 1789 году.  Севастополь появился при Екатерине ІІ в 1783 году на месте татарской деревушки Ахтиар около развалин античного города Херсонеса, являвшегося базой Черноморского флота. Новороссия считала себя русскоязычной, своим флагом — Андреевский флаг, что всегда развевался над черноморской флотилией. Новороссия исторически не связана с Украиной 15, 16 веков, но тесно связана с Российской империей в течение последних двухсот пятидесяти лет и так же имеет полное право на автономию и независимость.  Лишь после революции 1917 года появилась Украина. Мой отец выступал на учредительном украинском соборе от русских представителей Харьковской области в 1918-1919 годах. После австро-венгерской оккупации Крыма и Украины, продолжавшейся до ноября 1917 года, когда разбили немцев, и они, отказавшись от завоеваний, вывели войска, подписали Брест-Литовский сепаратный мир, Украина, и то лишь на бумаге, была обьявлена независимым государством. Произошло это в конце марта 1919 года.

Далее состоялся следующий диалог между специалистами по историографии:

     —     Ваша теория — русский империализм.

      — Нет — это попытка восстановить историческую справедливость.

…Мне захотелось уйти от дальнейших разговоров, что я попытался сделать, но услышал брошенную в спину фразу: «Вы не любите Украину или украинцев?» Глупейшая реплика тотчас вернула меня и я продолжил: «Украина — это родина моих предков. Мы как-то рассуждали на эту же тему с господином Добрянским. Он занимается в США финансированием украинского «Руха». Сам он из галичан, выходец с Западной Украины. Я ему сказал, что если кого-то и считать украинцем, то меня а не его. Он стал смеяться. Мое предложение обменяться родословными его удивило. Мне не трудно доказать, что происхожу от киевских и черниговских князей, которые всегда назывались русскими от названия этих земель — Русь. Я не сомневался, что господин Добрянский не знает своей родословной дальше ста лет, а фамилия его скорее похожа на польскую. Смеяться он перестал, но, кажется, обиделся.

            Князь Алексей Щербатов (1910-2003), покинувший родину 14 ноября 1920 года, на встречу с ней решился лишь в августе 1991. Как обычно при проверке документов в бывшей коммунистической империи ожидал каких-нибудь проблем:

            — Что это у вас написано? Алексис Князь Щербатов?

                — Да, а что вам не нравится? Вы не знаете моей фамилии?

                — Слышал, но был уверен, что в Америке не сохраняются титулы.

                — А я сохранил.

История с именем в американском паспорте получилась в пользу князя исключительно благодаря его настойчивости. Когда в начале 40-ых годов он пришел в службу эмиграции, его предупредили, что законы США не признают титулов, потому в документ не вносятся. «Позвольте, но это же часть моего имени», — возразил князь. Эмиграционный чиновник надолго задумался, но благодаря совместному решению нашелся компромисс: слово князь было вписано средним именем,  поскольку гражданин Америки по желанию может вписать между именем и фамилией второе имя — любимого дедушки, брата, соседа. Так древнерусский князь, наследник Черниговских и Киевских Рюриковичей, с чьими лицами украинский обыватель соприкасается ежедневно при покупке булки хлеба стоимостью 1-2 гривны, сохранил свой  титул.

            Вдова Князя  Алексея Щербатова — княгиня Лариса  Феодоровна в одном из тезисов доклада на тему возрождения института дворянства в качестве служилых граждан в странах-наследницах Российской империи (2 международная конференция об украинской диаспоре, Нежинский госуниверситет им. Н.В. Гоголя, июнь 2006)  поясняет о праве на какое именно прошлое заявляет  потомственный аристократ. Он — князь Щербатов по отцу, князь Барятинский — по матери. Оба рода происходят от Рюрика, первого правителя Руси, Новгородского князя, ступившего на землю русскую в 862 году и правившего до смерти своей в 879.

Рюрик, предводитель варяжских дружин, пришел «из-за моря»  не за завоеваниями, а по «призванию новгородских славян» с целью прекращения междоусобиц. Со временем род Рюрика разделился на много ветвей. Наиболее известная из них идет от правнука — великого князя Киевского Св. Владимира І Святославича (980-1015). Сын его, Ярослав Мудрый, имел еще более раздробленную ветвь своих потомков. Из них самыми значимыми можно считать потомство второго сына Святослава и третьего — Всеволода. Со смертью государя Феодора Иоанновича (1598) династия Рюриковичей как царей прекратилась, но отдельные княжеские роды, получившие фамилии от своих удельных вотчин или от прозвищ своих родоначальников, существовали до конца Российской империи. (О князьях Черниговских см. «Дворянские роды Российской империи. Князья», Санкт-Петербург, 1993 г, том 1, часть 3 (1).

                          УЭЛЬСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ ЮЗОВСКОГО КРАЯ

            Авторы исследования на тему Донецкой плавильни (см. КРИТИКА №9, 2006, на укр.яз.) справедливо призывают власти и общественность к необходимости осознать специфичность и важность для Украины базовых старопромышленных регионов, в частности Донбасса, как индустриально самого мощного края со своей историей, лингвистическими, этническими и ментальными особенностями, способом жизни и сознанием, идентичностью, которая, не взирая на значительные изменения произошедшие за полтора ста лет, мало изменилась, по мнению тех же авторов.  В этом случае естественным образом возникает вопрос: на каком основании чиновники от науки утверждают (см. стр. 4 там же), что «отсутствие традиций европейских городских ценностей (в Донбассе — прим. авт.) становится понятным, если учесть тот факт, что длительное время самый большой город  Донбасса принадлежал лишь одной компании Юза.» Далее — более: «а коммерческая активность была возможна лишь с позволения его полукриминальной структуры «Новороссийское общество».

  •             Об английском предпринимателе 19 века Джоне Юзе известно благодаря исследованию ЮЗОВКА — УЭЛЬСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, Сьюзен Эдвардз, США. Жаль, что авторы статьи, обладающие столь значимыми в Украине научными титулами, не сочли необходимым и возможным ознакомиться  с библиографией об украинской угледобывающей компании Юза, воспользовавшись широкодоступными инновационными технологиями. Даже из краткого резюме на оффициальном сайте Би-Би-Си  можно понять, что речь идет о достойном игроке и мощном инвесторе, если данная терминология применима к событиям 19 века, что вряд ли.  Но можно позволить себе некую популистскую фривольность, вслед за авторами неудавшегося исследования на тему «Донецкого плавильного котла идентичностей», путающимися не только в фактах, но и в исторических временах. Иначе каким образом  к событиям начала 20 века оказались применимы такие понятия конца того же века, как «гражданское общество» и «общественное сознание» (стр. 4, там же). На мой скромный взгляд дилетанта начала 2 тысячелетия, в те времена — начало 20 века — бытовали такие термины как «классовая борьба» и «классовая ненависть». На самом деле за «гуманистическими» лозунгами стоял криминальный интерес: ныне широкоизвестно, что деньги, вложенные еще в конце 19 века в «революцию в России» вернулись к вкладчикам с лихвой от советского правительства. Все выплачено неоффициально, преимущественно в виде ресурсов. Документы, касающиеся  сделок по выплате долгов, должны храниться в архивах, с которыми, к сожалению, не поработаешь. Князь Алексей Щербатов был знаком с Яковом Шиффом, американским евреем из Вены, одним из директоров  «Кун, Люб и Ко» банка, который утверждал, что банк вернул свои двести миллионов за пять лет после революции 1917 года. Что касается развала СССР в 1991 году, то выделенная американцами на это сумма составляла всего лишь более одного миллиона долларов. Не многие знали, что в 1991 году в аэропорт Шереметьево специальные самолеты под видом дипломатического груза доставляли деньги, их раздавали упаковками десяти-, двадцати-, пятидесятикупюровыми банкнотами правительственным руководителям и военным. Эти люди в дальнейшем смогли участвовать в приватизации, а так же приобретать недвижимость в Европе. На сегодня это известный факт — бывший американский посол в России Роберт Штраус имел консультантов с обеих сторон: у него в помощниках в качестве советников ходили представители Гарвардского университета, сами воспользовавшиеся ситуацией нестабильности в СССР. Они совершили ряд финансовых махинаций, которые, как известно, сейчас рассматриваются в американском суде (речь идет о событиях 2000-02 годов — прим. авт.) В обмен на перестроечные деньги из России по низким ценам экспортировались цветные, черные, редкие металлы, золото, серебро, лес. Значит, какую-то часть иностранных «инвестиций» заинтересованные лица смогли получить обратно.

            Авторы пасквиля на уэльского предпринимателя Юза справедливо ссылаются на концепции Гегеля и Гердера про идентичности наций, но ради собственного благополучия забывают о главной концепции современной немецкой историософии —  «Zeit Geschichte» —  «истории времен», т.е. каждого отдельного отрезка исторического времени. Применительно к исторической фигуре Джона Юза, а так же к вопросу о региональной идентичности уместно сформулировать следующее.

            Юз укрепил свою репутацию благодаря патентам множества изобретений вооружений и бронетехники. Его компания получила всемирную славу благодаря металлической обшивке для деревянных военных кораблей Британского адмиралтейства, а Юз — большое доверие правительства. В 1870 году по приглашению властей получив концессию,  отправился в плаванье в Новороссию  в сопровождении 8 кораблей. Кроме оборудования Юз привез сотню специалистов- металлургов и шахтеров, в основном из Южного Уэльса, с целью развития тяжелой металлургии: строительства металлургического завода и фабрики по производству рельсов. Фабрика Юза дала свое имя поселку, выросшему в ее тени. В скором времени разросся город Юзовка. Юз основал больницы, школы, бани, чайные дома, пожарные бригады и Англиканскую церковь Святых Георгия и Давида. В 1889 году Юз умирает во время путешествия в Петербург, а компания переходит во владение его четырем (из шести) выжившим сыновьям. Они быстро расширили работы в 1890-ых годах, а накануне первой мировой войны снова вернулись к военному производству — артиллерийских снарядов.

 Большевистская революция 1917 года послужила депортации из Юзовки всех иностранных рабочих в 1919 году, но производство функционировало и при коммунистическом строе: в 1924 году Юзовка переименована в Сталино, а с 1961 года — в Донецк, который остается самым крупным металлургическим центром бывшего СССР. Многие люди, сопровождавшие Джона Юза, осели в Юзовке и вывезли туда жен и детей. На протяжении многих лет компания Юза обучала всех желающих, прибывавших и оседавших в регионе. Квалифицированные рабочие из Британии в основном были заняты на производстве. Многие технические, инженерные и руководящие должности были предоставлены Британским  эмигрантам (в особенности из Уэльса). Было создано процветающее общество из эмигрантов. Жизнь была трудной — с холодными зимами, жарким летом, частыми эпидемиями холеры. Но некоторые семьи оставались в Юзовке многие годы. После большевистской революции, не взирая ни на что, большинство вернулось в Британию, но некоторые остались, а их потомки до сих пор живут в Донецке. (цит. ЮЗОВКА — УЭЛЬСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ)

         Один из сыновей Юза женился на дочери представителя украинской ветви князей Щербатовых, последнего владельца усадьбы Терны в Харьковской губернии.

            ОБ УКРАИНСКОЙ  АНТИСОВЕТСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

            Князь Борис Сергеевич Щербатов с супругой княгиней Анной Николаевной, урожденной Бутурлиной гордились собранной в 19 веке коллекцией портретов всех украинских гетьманов, начиная с Богдана и Юрия Хмельницких, заканчивалась галерея Данилой Апостолом и Кириллом Разумовским. В 1916 году, будучи ребенком князь Алексей Щербатов вместе с родителями посетили имение Терны около Сум.  Дедушка князя-профессора истории  — бывший участник военных действий на Кавказе и в Польше, предводитель Харьковского дворянства, — жил неотлучно в замечательном, огромном степном имении в красивейшей части Украины. Вот впечатление князя-ребенка: «..все цветущее, благоухающее, богатое. Дом был очень большой и довольно красивый постройки конца 18 века…» В 1917-ом дед, вспоминает князь Алексей Щербатов, приглашал приехать из Петрограда в «Терны» вместо Ялты: «Остановитесь у нас, будет все спокойно». Было. Но недолго: через два года после начала революции дом его сожгли. К счастью, дедушка остался жив, он был предупрежден своими крестьянами о приближающихся волнениях, поэтому уехал на Кавказ незадолго до этих событий (по материалам книги ПРАВО НА ПРОШЛОЕ).

            Именно его сын, Павел Борисович Щербатов (отец князя-историка),  был участником Учредительного собрания о независимости Украины в 1918 году. Это было известно даже лидеру ОУН Степану Бандере, о чем он сказал во время встречи с князем Алексеем Щербатовым в Мюнхене в1953 году:» Ваш отец представлял помещиков Харьковской губернии на соборе о независимости Украины. С такими русскими мы, украинские националисты, легко бы нашли общий язык.» Не суждено было тогда сбыться очередной попытке реализовать давнюю идею князей Щербатовых, изложенную Михаилом Михайловичем  Щербатовым (1733 — 1790г.г.) в историческом труде «О повреждении нравов в России»  на тему обновления дворянского сословия, начиная с Украины — Хетьманата 17-18-го веков, — прямой наследницы Киевской Руси. Не суждено, так  как  двойнойсоветско-австрийский агент Сташинский, односельчанин Бандеры, выстрелил капсулу с ядом в лидера украинских националистов, ставивших своей целью уничтожение коммунистического строя в Украине.

            В 1995 году в Нью-Йорк князю Алексею Щербатову неожиданно пришло известие из имения Терны, подписанное господином Кореневым А.И., председателем Недригайловского районного Совета народных депутатов. В нем — описание имения «Терны», вернее того, что от него осталось. Выдержка из оригинала документа с инвентарным номером: » Семейное имение князя Щербатова «Терны» не сохранилось. Сахарный завод работает. Рабочих — триста семьдесят пять человек. Из строений существуют: контора завода, прачечная (возле пруда), механическая мастерская. Сохранился винный погреб с помещением для музыкантов — сейчас здесь ресторан «Терн». В хорошем состоянии двухэтажное здание — там сейчас восьмилетняя школа, а рядом с ним — второе двухэтажное здание, к которому, без нарушения архитектуры, пристроено новое здание, теперь это дом культуры на четыреста пятьдесят мест. Сохранились конюшни. Имеется парк, деревья которого уже вековые, но до сих пор виден хороший вкус созидателя парка.»

            Любопытно, когда наследники Щербатовых и Юзов посетили родину в 1998 году, в украинском имении Терны во время встречи в Доме культуры состоялся диалог между ними и наиболее активными терновчанками:

             — Возвращайтесь, это же ваш настоящий дом.

                 —  Как же мы можем вернуться, да у нас и денег-то теперь нет.

                — Ничего, мы работать будем… (по материалам изд. «Сумська Старовина», 1999 год)  Интересно, применимы ли к подобным ситуациям понятия, придуманные основоположниками классовой борьбы с целью разжигания гражданских войн? Вряд ли.

            Каковы причины, на мой взгляд, особой симпатии князей Щербатовых к Украине — родине своих предков-Рюриковичей — свидетельством чему является собрание портретов украинских гетьманов 17-18 веков в имении Терны? В прогрессивной украинской историoграфии подробно изложены политические коллизии 18 века, завершившиеся дарованием в 1762 году Петром ІІІ, а позднее, в 1785-ом и Екатериной Великой «Вольности дворянству». Именно в этом событии видит историк  князь Алексей Щербатов все последующие беды расцветающей в то время страны, приведшие к катастрофе 1917 года. Из популярной, многократно переиздаваемой в Киеве, «призванной переосмыслить закоренелую схему украинской истории» монографии профессора НаУКМА доктора наук Наталии Яковенко знаем:

18 февраля 1725г. был провозглашен манифест новой императрицы Екатерины І. Главная вина в нем ложилась на «скверное лакомство» украинской старшины, жаждущей обогащения, «простой народ обидя и разоряя», в то время как защищать его призвана была Малороссийская коллегия, созданная в интересах «поспольства». Комментируя это, нельзя не признать, что старшина действительно не стыдилась прибирать к рукам чужое, притесняя козаков и крестьян. …После смерти избранного хетьмана Данилы Апостола (1654 — 1734), выборы нового хетьмана были приостановлены, а полномочия власти переданы так наз. Правлению хетьманского правительства — более мягкому варианту Малороссийской коллегии. В Правление входили шестеро человек: трое россиян из наивысших чинов дислоцированной на территории Хетьманата российской армии и трое украинцев — генеральный судья, генеральный есаул и генеральный подскарбий. В практической деятельности Правлению надлежало руководствоваться Решительными пунктами Данилы Апостола 1728 г., а на заседаниях, согласно императорским распоряжениям, сидеть вокруг стола ’в равенстве’ — офицерам напротив старшины. На этом, правда, ’равенство’ и заканчивалось, так как реально руководили высшие чины российской тройки — вначале князь Шаховской, далее князь Баратынский и др…»

            Видимо автор подразумевает князя Барятинского, а не известного поэта Баратынского, современника Пушкину, — оба князя: Шаховской и Барятинский — Рюриковичи, следовательно не совсем  или не только «российские», скорее «русские»  — так как управляли землями под названием Киевская Русь. Иными словами, владеющие правом на украинскую идентичность, если это понятие может быть применимо к  историческим событиям 18 века:

Во времена правления Кирилла Разумовского(1750 — 1764) Хетьманат пережил последнюю попытку приспособиться к новому порядку вещей, не теряя на вольностях. Направление этих усилий определяли черты личности самого Кирилла Разумовского. Воспитанный при столичном дворе и связанный родственными связями с наивысшей российской аристократией благодаря женитьбе на родственнице императрицы Екатерине Нарышкиной, хетьман воспринимал Украину, конечно же, как часть Российской империи, однако под контролем местной власти, в центре которой видел себя самого<…>. Хетьман принимал меры направленные на законодательное закрепление позиций украинской знати, в которую превратилась козацкая старшина. Тенденция отождествлять себя с древней шляхтой наметилась среди козацкой верхушки, как уже упоминалось, еще в период правления Ивана Мазепы, но более выразительно артикулированную форму получила лишь в 1740-ые годы. К примеру, проект «Прав, по которым судится малороссийский народ» предполагал, что носители всех козацких военных званий, начиная сотниками, будут признаны «шляхтой» с распространением на них прав, установленных Литовским Статутом для особ шлехетского звания. Реанимация, казалось бы, затертой от длительного употребления фразеологии Статута  имела более глубокий подтекст, нежели юридическая казуистика. Апеллирование к шляхетскому статусу, да и само понятие «шляхта», косвенно свидетельствует о  том, что козацкая старшина сохраняла намного более тесную, чем можно было предположить, связь со своей политической колыбелью — Речью Посполитой. Представления о справедливом строе, о правах и функциях элиты, о способе ее самоорганизации, которые можем разыскать в памятниках тех времен, живьем перенесены с речьпосполитских практик вместе с понятием «шляхты», разве что в значении не старинной родовой, а военной, старшинской знати <…>

  Реформирование судебных органов, проведенное Кириллом Разумовским в 1760-1763г.г., так же, по сути, было направлено на реанимацию того уклада, по которому жили до козацкой революции, т.е. уклада Речи Посполитой. Еще одним нововведением, подчеркивающим тенденцию «ошляхетнить» Хетьманскую Украину по речьпосполитскому образцу, стало созывание старшинских сьездов в Глухове для обсуждения самых важных вопросов — аналогично с практикой шлехетского сейма. В частности в сентябре 1763 года именно такой сьезд, в котором приняли участие около ста старшин среднего и высшего ранга ото всех полков, принял упомянутую судовую реформу. Один из его участников в своем выступлении, запись которого сохранилась, прямо говорит о потребности ввести «сеймы», или генеральные советы, для возрождения «силы нашего шляхетства» <…>

            Чем же завершилась для Украины 18 века — Хетьманата —  попытка реализации национальной  идеи через создание собственного служилого класса — дворянского сословия? Как раз после подписания императором Петром ІІІ «Дворянских Вольностей» 1762 года  выходит в отставку князь-историк Михаил Михайлович Щербатов, автор многотомника «История российская от древнейший времен»– труд, который от части лег в основу написания истории Карамзиным. Князь создает прогрессивное историческое исследование «О повреждении нравов в России», опубликованное Герценом в своей вольной газете «Колокол» только через 68 лет после создания . Этот труд «задевал» восемь царей и лучше бы ему не выходить вовсе, считал князь Алексей Щербатов, поскольку судьба его не завидна, ведь книга мало известна историософам двух последних столетий. Для потомков Щербатова тогда наступили суровые годы гонений двух императоров: один внук Иван Щербатов арестован и сослан на Кавказ. Он был близок к декабристам и пытался заступиться за униженных солдат. С Кавказа он не вернулся. «Другой, сын одной из дочерей князя-историка, стал знаменитым деятелем русской мысли Чаадаевым, которого Николай І велел обьявить сумасшедшим за опасный образ мысли» (по материалам книги «Твой 18 век», Н.Я. Эйдельман, изд-во «Мысль», 1991г.). Быть может по этой причине вольнодумные Щербатовы с 18 века держатся на почтительном расстоянии от венценосных Романовых и принимают активное участие в «украинском вопросе». Далее уместно вновь обратиться к оффициальной версии украинской раннемодерной истории:

<…> В 1763 году в Глухове состоялся очередной совет, на котором принята петиция к императрице от имени Войска Запорожского и «малороссийского народа». В документе декларировалось возобновление договорных взаимоотношений между царем и козацкой державой на основе «Статей Богдана Хмельницкого». Радикальным нововведением глуховских дебатов стала и вторая из обсуждаемых здесь петиций — об утверждении за родом Разумовских наследственного хетьманства. Именно это вызвало недовольство новой императрицы Екатерины ІІ. Как следствие — в январе 1764 г. Кирилла Разумовского призвали в столицу для обьяснений. Как раз накануне императрица ознакомилась с «Запиской о непорядках в Малороссии, идущих ныне от злоупотреблений правами и традициями, подтвержденными в грамотах», направленной наставником Разумовского, прожившим несколько лет в Украине. Критический вектор «Записки» был направлен в сторону старшины, чьи злоупотребления, по мнению Теплова, процветают по причине неполноценности «малороссийских прав», особенно же — из-за «конфузного Польского Статута», положения которого для республиканского правления учрежденные, весьма несвойственны уже стали и неприличны малорусскому народу, в самодержавном владении пребывающему.  По требованию Екатерины ІІ Кирилл Разумовский в конце февраля 1764 года подписал добровольное отречение от хетьманства. Управление передавалось новообразованному органу — Малороссийской коллегии, во главе с Петром Румянцевым, который с 1765 года почти четверть века проживал в Глухове <…>

В результате провозглашения Екатериной в 1785 г. «Жалованной грамоты дворянству», козацкой старшине оставалось лишь формально доказать свое знатное происхождение «по силе малороссийских прав». Такая процедура предполагала представление документов в доказательство того, что кто-то из предков кандидата в «российские дворяне» или принадлежал к старшине, или происходил «не от здешней простонародной породы» а от «польской», то есть речьпосполитой шляхты. В генеалогиях, оформляемых (или фабрикуемых) молниеносно  на протяжении тех лет, можем увидеть много смешных недоразумений. Вследствие легкости доказательства своей «шлехетской» родословной процент дворян в бывшем Хетьманате к концу 18 века был значительно выше, чем в остальных регионах империи и составлял 23 — 25 тыс. человек…. Старшина Слобожанской Украины в отличие от Хетьманской добилась подтверждения российского дворянства лишь для 60 семей, так как не страдала чрезмерными политическими амбициями. <…> (ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЬІ СРЕДНЕВЕКОВОЙ И РАННЕМОДЕРНОЙ. Н. Яковенко, изд. Критика, 2005, Киев, разд. 6.(2).

Аристократический региональный «национализм», иными словами право князя Алексея Щербатова на украинскую идентичность, как видим, наследственны. В недавно изданном в Киеве альбоме-каталоге «Украинский портрет 16-18 веков» представлены произведения, нуждающиеся в дополнительной атрибуции. К примеру портреты маслом:

— середины 18 века Богдана Зиновия Хмельницкого руки неизвестного художника

— портрет неизвестного из рода Забел (знатного военного товарища)

— т.н. портрет Петра Михайловича Скоропадского, внука гетьмана Ивана Скоропадского (1760-ые годы)

— портрет осадчего Харька (после 1765г.) с именем которого связывают название города Харьков

— портрет Ивана Степановича Мазепы (конец 18 в)

— поясной портрет полковника Михаила Андреевича Миклашевского из коллекции  государственного Исторического музея России

— портрет генерального судьи Василия Леонтьевича Кочубея

— уменьшенная копия портрета графа Александра Безбородко, светлейшего князя и канцлера.

Эти экспонаты могли быть спасенными из усадьбы Терны, так как происхождение их указано в документах неточно.

            Переплавке княжеских  имен в  котле украинской идентичности удивляться не приходится… Каток новейшей истории Украины, как и бывшей советской, прочно закатывает в небытие также имя одного из первых в Украине иностранных инвесторов Джона Юза… Вот цитата из учебника  по украинской истории для 9 класса средней школы, авторы Ф.Г. Турченко, В.В. Мороко, изд. «Генеза», Киев, 2001г, стр. 158, разд.3, параграф 24, перевод с украинского: «На экономической ситуации в Украине отразилась политика протекционизма по отношению к отечественному производителю, осуществляемая правительством. Налог на иностранную продукцию постоянно рос. Иностранцам стало более выгодно ввозить не товары, а капиталы. Французские, бельгийские, немецкие, английские производители захватили на протяжении второй половины 19 века ключевые позиции ведущих отраслей промышленности Украины (которая тогда не существовала – прим. авт) – угледобывающей, горнорудной, металлургической и сельскохозяйственном машиностроении. <…> С Украины выкачивались огромные средства в виде промышленной прибыли, процентов на вклады или займы. К примеру, английский предприниматель Юз за 25 лет деятельности вывез в Англию 25 млн. руб. золотом. Отечественное хозяйство становилось зависимым от иностранных банков и отдельных капиталистов» .В семейном архиве князей Щербатовых хранятся письма, свидетельствующие о том, как бедствовали в захваченной Хитлером Европе они, беженцы из Советской России. Если бы Юзы вывезли капиталы, вряд ли содержание документов было бы таким печальным. И донецкая или иные региональные плавильни — ни при чем. Национальная идея на современном этапе развития исторических событий может заключаться лишь в создании (а не профанации! как это случилось в 18 веке) собственного служилого класса, тысячелетние традиции которого планомерно уничтожались после 1917 года во всех странах-наследницах Российской империи. Военный братоубийственный современный конфликт на Донбассе является доказательством необходимости осуществления этого замысла.

Автор выражает благодарность княгине Ларисе Феодоровне Щербатовой (США), князю Никите Дмитриевичу Лобанову-Ростовскому (Великобритания), князю Кириллу Михайловичу Щербатову (Франция),графу Алексею Андреевичу Стенбок-Фермору (Париж – Киев) за  оказанную помощь в подготовке исследования к публикации.

Автор: Неонилла Пасичник, Киев, 2007-2015

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru