Главная » Фестивали, ярмарки и прочее » П.И. Тиховский. Падение народной песни

 

П.И. Тиховский. Падение народной песни

 

народная песня

Из протоколов девятого археологического съезда.

Песня падает качественно, но не умирает. Вымирает песня историческая, что естественно. Песня обрядовая держится пока только силою народного консерватизма Но песня бытовая несколько в ином положении.

Бытовая песня вытесняется новой, так называемой фабрично-заводской. Она падает в своем содержании. С другой стороны, крестьянин отрывается от предания грамотностью, всеобщей воинской повинностью и т. п. и забывает песню. В песнях видим путаницу, находим только обрывки их. В образованном классе знают одни начальные куплеты и поют их лишь из-за мотива. Песня теряет свою цельность. Бытовая песня падает потому, что разрушился самый патриархальный быт под таким или иным влиянием культуры. Но у той же культуры есть такие средства, как народная книга Давно пора издавать научно обработанные песенники (с голосом, нотами перед каждой песней в самом тексте).

Сила песни в том, что она выражает душевное состояние певца. Песня пелась ради слов и мотива вместе, вся, до полного раскрытия сюжета. В образованном классе любимые стихи тоже становятся романсами. Остаться в устах народа может лишь та песня, содержание которой он и ныне переживает. Только она и должна входить в песенники. Поддержать в народе можно многое из песни лирической. Дать полезные песенники может только этнограф, вникнувший в то, почему именно поет певец данную песню, как он ее понимает. В песеннике песня для грамотного станет как бы фактом искусственной литературы. Песенники могут поддержать в указанных пределах песню в устах народа и предохранить ее от путаницы. Влияние народной книги несомненно. В народной песне (особенно малорусской) много искусственных произведений. Чрезвычайно важна помощь книге со стороны школы и певческих обществ (С. Миропольский).

Гораздо труднее борьба с песней фабричной. Каков быт, такова и песня. Народ сам слагает сатирические пародии на «питерские» песни. При всеобщей грамотности народный песенник еще более показал бы ему безобразность этих песен. Есть даже мнение, что у нас выработается новая песня с размером литературного стиха (Львов. Новое время — новые песни. Устюг) В теперешнем кризисе народной жизни повторяется, говорят, кризис эпохи петровских реформ. В песенники можно, пожалуй, помещать искусственные произведения, но в виде отдела «стихов». В народных песенниках должны помещаться песни великорусские, малорусские и белорусские в подлинном виде; народ усвояет даже болгарскую «Шуми, Марица». Желательны также особые сборники песен, отживших свой век, исторических, обрядовых, бытовых, для целей воспитательных.
Если дело будет идти и впредь так, как ныне, то наш народ разучится петь. Этнографам надо спешить организовать дело, записывать народную песню.

А. И. Соболевский заметил, что историческая песня всегда живет недолго, лет сто, уступая место новой. Варианты той же песни лирической встречаем в старых сборниках Прача, Сахарова и в новейших записях. Новые варианты бывают хуже, но бывают и лучше. В современной песне является рифма, чего не было в старой. Пошлые песни представляют временное наслоение. Основная народная старая песня переживает их. Думать, что она падает нет основания. Народные песенники, как и хрестоматии стихов, могут иметь самое незначительное влияние. Скорее может повлиять школа и певческие общества.

М. И. Соколов указал, что напрасно всю вину взваливают на фабрики и заводы. Большинство отхожего деревенского люда живет в столицах на службе, при лавках и проч. Пошлая песня идет из увеселительных заведений, часто бывает так называемой цыганской. Это те же шансонетки, только более низкого разбора. Народ откровеннее поет их, чем люди образованные Питерщики и москвичи только перенимают их. В деревне они распространяются очень быстро,потому что приезжий из столицы Лицо очень интересное, завидный жених и т. п. В Ярославской губернии везде носят модное платье. Описание его в песне «Как под деревом таким красна девица сидит…» так же обстоятельно, как былинное изображение старого наряда. Это говорит о силе народного поэтического таланта. Народ вовсе не усвояет той грязи, какую поет в заносных песнях полусознательно. Они скоро выходят из моды, и народ возвращается к старой песне.

П. И. Тиховский заявил, что мнения эти очень оптимистичны и тем опасны. Новые условия жизни, грамотность и проч. сильнее изменяют народный быт, чем опустошительные войны прошлого. Недорогой народный песенник будет руководством для народного учителя и других. Песня из книги проникнет в народ. Референт указал некоторые искусственные малороссийские песни («Кармелюк» и др.), сослался на песню «Проснется день» — отрывок прощальной песни Чайльд-Гарольда в переводе И. Козлова. Фабрично-заводская, точнее-городская, песня является уже самостоятельным видом народной песни.

А. И. И.Соболевск заметил, что в старые печатные песенники песни попадали от хоров, например, цыганских, где и явились выражения: «милашка», «миленок» и проч. Обратившись к МИ. Соколову как к эксперту, он предложил ему вопрос: успешно ли проникают в народ стихотворения наших поэтов (Кольцова и др ), а также не является ли заносная городская песня явлением очень эфемерным?

М. И. Соколов пояснил, что в Ярославской губернии некрасовское «Хорошо было детинушке» стало песней, но его занесли семинаристы. Модные новейшие песни меняются ежегодно. Издание народных песенников желательно. Они не поддержат народного творчества, но могут сохранять песни.

И. Я. Спрогис выразил свое убеждение, что народная песня, созданная веками и отличающаяся такими достоинствами, не может исчезнуть. У латышей с их народным пробуждением возродилась и песня, и теперь проявляют самую живую деятельность певческие общества.

Труды Девятого археологического съезда в Вильне, 1893. М., 1897, т. 2, с. 107-109.

—————

Павел Иванович Тиховский (1866-?) — археолог, занимался изучением народной песни, принимал участие в Девятом археологическом съезде. В 20-е годы-научный сотрудник научно-исследовательской кафедры при Харьковском институте научного образования.

Алексей Иванович Соболевский (1856—1929) — филолог. Окончил Московский университет, магистр (1882), доктор (1884). Профессор Киевского, а затем Петербургского университета, академик (1900) Из трудов наибольшее значение имели «Лекции по истории русского языка». Издал «Великорусских народных песен» в 7-ми томах.

Матвей Иванович Соколов (1855-?) — славист. Обучался на историко-филологическом факультете Петербургского университета, магистр, профессор Московского университета.

Ян (Иван) Яковлевич Спрогис (1835—1918) — латышский этнограф и архивист. Издатель работы «Памятники латышского народного творчества» (1866) и впервые ознакомил русского читателя с латышскими песнями в переводе на русский язык.

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий