Главная » Русская Музыка » Русский романс

 

Русский романс

 

русский романсРоманс (испан. romance) – камерное вокальное произведение для голоса с инструментальным сопровождением. Термин «романс» возник в Испании и первоначально обозначал светскую песню на испанском («романском») языке, а не на латинском, принятом в церковных песнопениях. Сборники таких песен, часто объединённых общим сюжетом, носили название «романсеро». Распространившись в других странах, термин «романс» стал обозначать, с одной стороны, поэтический жанр: особо напевное лирическое стихотворение (а также стихотворение, предназначенное для музыки), а с другой – жанр вокальной музыки. Во Франции термин «романс» (romance) применялся наряду с термином chanson в XVIII и начале XIX вв., затем его заменило понятие mйlodie, введённое Г. Берлиозом как жанровое обозначение вокального произведения с сопровождением. В некоторых странах романс и песня обозначаются одним словом: нем. Lied, англ. song. В России название «романс» первоначально носили вокальные произведения, написанные на французский текст (хотя бы и русским композитором). Романсы с текстом на русском языке назывались «российскими песнями».

В романсе мелодия более детализированно, чем в песне, связана со стихом, отражая не только общий его характер, тип строфы, поэтический размер, но и отдельные поэтические образы, их развитие и смену, ритмический и интонационный рисунок отдельных фраз. Инструментальное сопровождение в романсе имеет важное выразительное значение и зачастую является равноправным участником ансамбля. Романсы подразделяется на отдельные жанровые разновидности: баллады, элегии, баркаролы, романсы в танцевальных ритмах и т. д.

Непосредственными предшественниками романса в современном значении этого термина наряду с песенными жанрами явились вокальные подтекстовки танцевальных форм: менуэтов, сицилиан и т. п. (Сперонтес, «Муза, поющая на реке Плейсе» – „Singende Muse an der PleiЯe”, 1736 – 45; Г. Н. Теплов, «Между делом безделье», 1759, и другие).

Развитие романса как синтетического, музыкально-поэтического жанра начинается во 2-й половине XVIII в. В творчестве композиторов берлинской школы (М. Агрикола, К. Ф. Э. Бах, Ф. Бенда и др.), Э. Н. Мегюля, А. М. Бертона и Н. Далейрака во Франции, А. М. Дубянского и О. А. Козловского в России можно найти примеры тонкого слияния музыки и стиха. В это же время начинается и теоретическое осмысление проблем соединения музыки и слова (в трудах К. Г. Краузе, А. Э. М. Гретри).

В XIX в., особенно в творчестве композиторов романтического направления, романс становится одним из ведущих жанров, отражая характерные для эпохи тенденции: обращение к внутреннему, душевному миру человека и к сокровищам народного искусства. В творчестве крупнейших авторов романса XIX в. заметно тесное взаимодействие этих линий. Раньше всего новый тип романса сложился в австрийской музыке; создателем его по праву считается Ф. Шуберт, явившийся основоположником немецкой и австрийской школы романса этого типа (помимо Шуберта, Р. Шуман, И. Брамс, X. Вольф и другие). Вскоре возникают и другие яркие национальные школы романса: французская (Г. Берлиоз, Ш. Гуно, Ж. Бизе, Ж. Массне), русская (М. И. Глинка, А. С. Даргомыжский, М. А. Балакирев, Ц. А. Кюи, М. П. Мусоргский, А. П. Бородин, Н. А. Римский-Корсаков, П. И. Чайковский, С. В. Рахманинов). Наряду с камерно-вокальной классикой в XIX в. развивался и бытовой романс, рассчитанный на певцов-любителей и стилистически близкий песне. Эти две области романса не были изолированными и постоянно взаимодействовали, особенно в России. Романсы А. А. Алябьева, А. Е. Варламова, А. Л. Гурилёва, П. П. Булахова, А. И. Дюбюка обладают несомненными художественными достоинствами и не утратили значения. Творчество великих мастеров романса развивалось во взаимодействии с поэтическими направлениями. В истории искусства тесно связаны имена Ф. Шуберта и И.-В. Гёте, Р. Шумана и Г. Гейне, М. И. Глинки и А. С. Пушкина, П. И. Чайковского и А. К. Толстого, Н. А. Римского-Корсакова и А. Н. Майкова. Творчество Пушкина оказало сильнейшее воздействие на русский романс. Это проявилось не только в количестве произведений, написанных на его стихотворения, – во многих из этих романсов (особенно у Глинки и Римского-Корсакова) нашли отражение и эстетические, и стилистические принципы поэта.

Русские композиторы XIX в. уделяли особое внимание проблеме декламационности (А. С. Даргомыжский, М. П. Мусоргский). Романс в их творчестве иногда приобретает черты театральной сценки, исполняемой конкретным персонажем (Даргомыжский – «Червяк», «Титулярный советник», Мусоргский – «Семинарист», «Светик Савишна», «Озорник» и другие). В творчестве Чайковского романс нередко приближается к оперной арии с широким, симфонизированным развитием («День ли царит»). Этот тип романса характерен и для Рахманинова («Весенние воды»).

Расширение выразительных возможностей романса осуществляется и другим путём. Композиторы нередко объединяют романсы в вокальный цикл, создавая относительно крупное и тематически богатое «сюитного» типа произведение, в котором, в частности, может быть использовано такое острое противопоставление контрастных музыкально-поэтических образов, какое невозможно в пределах одного романса. Жанр вокального цикла позволяет композитору дать разностороннюю характеристику его основным героям, представить музыкальными средствами само развитие поэтических образов и сюжета. Первый вокальный цикл принадлежит Л. Бетховену («К далёкой возлюбленной», 1816), вполне зрелые образцы этого жанра были созданы Ф. Шубертом («Прекрасная мельничиха», 1823, и «Зимний путь», 1827). В дальнейшем вокальные циклы писали Шуман, Брамс, Малер, Вольф и другие композиторы, в том числе русские: Глинка, Мусоргский, Римский-Корсаков.

Во 2-й половине XIX – начале XX вв. в области романса выдвигаются представители молодых национальных школ: чешской (Б. Сметана, А. Дворжак, Л. Новак), польской (М. Карлович, К. Шимановский), финской (Я. Сибелиус), норвежской (X. Хьерульф, Э. Григ), внёсшие существенный вклад в развитие жанра.

Развитие романса в XX в. – уже в первые его десятилетия – представляет более сложную картину. Наряду с продолжением традиции XIX в. композиторы стремятся решить ряд новых задач или найти новое решение старых. По-новому ставится, например, проблема синтеза музыки и поэзии; композиторы пытаются найти в каждом произведении индивидуальное её решение, вне типовых жанров и форм. Так возникает новый род камерно-вокального произведения – «стихотворение с музыкой». Подобного рода сочинения есть у С. И. Танеева, С. В. Рахманинова, Н. К. Метнера, С. С. Прокофьева («Пять стихотворений Ахматовой»), у французских композиторов (К. Дебюсси, „Cinq Poйmes de Baudelaire” и другие). На новой основе, вне опоры на традиции оперной декламационности, решается в романсе проблема музыкально-речевой интонации. Чтобы максимально приблизиться к интонациям естественной речи, композиторы обращаются к текстам, написанным свободным стихом и даже прозой (Дебюсси – «Песни Билитис», Прокофьев – «Гадкий утёнок»), используют свободно интонируемый «музыкальный говор» (Sprechstimme, Sprechgesang). Первым и наиболее радикальным образцом Sprechgesang был цикл А. Шёнберга «Лунный Пьеро» (1912), в дальнейшем этот приём использовался главным образом как эпизодический. С другой стороны, в романсе XX в. интенсивно развивается инструментальное начало. Фортепианная партия зачастую становится настолько самостоятельной и образной, что можно говорить об особом жанре «романса-прелюдии» («Сирень» Рахманинова, многие романсы Дебюсси). Следует отметить также проникновение в романс элементов фольклора, главным образом народных музыкально-речевых жанров (И. Ф. Стравинский – «Прибаутки»), интерес к диалектным особенностям народной песни (М. Равель, М. де Фалья). Большое количество стилистических находок в романсе XX в. не могло, однако, компенсировать некоторой потери общительности, доступности, свойственной классике этого жанра.

Советские композиторы в первых образцах романсов продолжают традицию предреволюционных десятилетий, затем находят собственный путь. В советском романсе осуществляется и творческое развитие классических камерно-вокальных жанров (Ан. А. Александров, H. Я. Мясковский, Ю. А. Шапорин, Ю. В. Кочуров), и обновление их путём усиления песенного начала (Г. В. Свиридов) или начала интонационно- характеристического (С. С. Прокофьев, Д. Д. Шостакович). В 60 – 70-е гг. очень расширяется круг исполнительских средств романса, появляются циклы для нескольких исполнителей-певцов или для голоса и ансамбля инструментов, что приближает вокальные циклы к кантатным и даже вокально-симфоническим произведениям. Вокально-инструментальные циклы получили распространение и в современной зарубежной музыке (П. Булез, Б. Бриттен).

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий