Главная » Политика » Сергий Карамышев. Агония Европы в лучах восходящего русского солнца

 

Сергий Карамышев. Агония Европы в лучах восходящего русского солнца

 

Иерей Сергий Карамышев считает, что разогнать либеральную чуму Запада сможет, как и семь десятилетий назад, сталинизм …

337_001_.Русский-мир

Я — воплощенная несправедливость и стою на пути естественных
склонностей.
Я восстанавливаю иерархию там, где люди стали похожи, как капли
воды, и растеклись болотом.
Я сгибаю полосу в лук. Но несправедливость
сегодня окажется справедливостью завтра.
Я торю дороги там, где о них
постарались забыть и назвали спячку счастьем. Что мне до стоячих вод их
справедливости?
Я тружусь ради человека, созданного прекрасной
несправедливостью. Так облагораживаю я свое царство.
(Антуан де Сент-Экзюпери, «Цитадель»). 

 

Некогда могущественный, вызывавший во всем остальном мире почтительный трепет, а теперь все более дряхлеющий организм Европы, привлекает к себе стаи молодых хищников, которые с отчаянной радостью будут рвать ее на куски, наслаждаясь предсмертными всхлипываниями своей жертвы.

Европа издыхает от смертоносной заразы либерализма. Отвергнув дисциплину, осмеяв иерархию, она десятилетиями наслаждалась безумием гедонизма. Утучняя плоть, она пробуравила всепоглощающую черную дыру в том именно месте своего существа, где должен был подвизаться бессмертный дух. Европа восхищалась своей дерзостью, когда вслед за одним безумцем повторяла «мы убили Бога»; она поверглась в прах перед другим безумцем, провозгласившим богом себя и людей одной с ним крови.

Пару десятилетий спустя, измельчав в своих стремлениях, Европа повергалась в прах уже перед жалкими кривляниями музыкантов, с неподдельным энтузиазмом возводя их в ранг излюбленных кумиров. Так Европа превратилась в развратную, вечно брюзжащую старуху. Она провозгласила своим богом чрево, а славу отождествила со срамом. И тем приготовила себе возмездие. Ее жалкие кумиры, ее жалкие божки не возбуждают в молодых хищниках ничего, кроме презрения и ярости.

Торжественно обставленные шествия содомитов – яркие, переливающиеся радужными красками, но смердящие гноем нарывы на теле Европы. Это не яркая осенняя листва деревьев, принесших вовремя свой плод. Это смрад заживо гниющей от прежних излишеств плоти, шумный праздник всепоглощающей смерти. Молодые хищники накапливают силы, чтобы разорвать ненавистную блудницу в клочья. Они текут в Европу ручьями и полноводными реками, чтобы совершить казнь. Чтобы сжечь ее гниющую плоть в пламенеющих вихрях революций.

Они стекаются, чтобы делить добычу, чтобы грабить награбленное, чтобы развеять по ветру накопленные столетиями богатства. Они – Божий бич, их преступления способны принести благо пробуждения от греховного сна. Если б не их нашествие, Европа бы просто сгнила, отравив своим смрадом прочие части Земного шара, заразив их неисцелимой гангреной. Но теперь она повергнута в смуту, которая вырвет из отупевших от уныния, предавшихся спячке сердец мужество, веру, самопожертвование.

Благо для Европы заключается в том, что сквозь непроглядную мглу пробивается с Востока свет спасительного маяка. Это Русь, вырастающая неприступной скалой против свирепых волн всемирных потрясений. Она – Хартланд, сердце человечества, без которого последнее обречено на скорейшую смерть. Лучшие люди утопающей в волнах нечестия Европы уже плывут в Россию – кто на шлюпках, кто – на обломках досок и мачт. Они блаженны в своем устремлении из горящего и одновременно превращающегося в Мертвое море Содома.

На смену гедонизму приходит зверство, на смену утонченному комфорту – груды зловонной грязи, на смену храмам высоких искусств – их печальные руины. Что свершится с некогда блиставшей цивилизацией, лучше всего иллюстрирует нынешняя Пальмира, хранитель которой после пыток казнен и памятники которой обращаются в груды обломков. Стратегическими целями Псевдо-Исламского государства обозначены Стамбул и Рим, то есть два обветшавших Рима, две обветшавших колыбели христианской цивилизации. Она держалась верой и сильным государством. Когда веру оплевали, а силу общего дела объявили врагом индивидуальности, смерть была предрешена. Ей предшествует начавшаяся на наших глазах агония.

Кто разбудил столетиями дремавшую энергию Арабского мiра, кто вселил в него демонов мiровой революции? Это троцкисты, в свое время обломавшие зубы о Третий Рим, полегшие сотнями тысяч окоченевших трупов на его ледяных просторах. В 1918 году они убили белого Царя, но природа России не терпит пустоты, поэтому восстал генералиссимус в белом кителе с золотыми погонами, совершивший возмездие над всемiрными возмутителями, над стаями бешеных гиен, которые вгрызались в плоть России, чтобы надругаться над богоносным народом и уничтожить его.

Сталинизм страшен троцкистам своей несовместимостью с либеральными ценностями, над которыми они сами смеются, но которые им необходимы в качестве питательной среды. Как черви плодятся там, где много гнили, так троцкисты – там, где процветает либерализм. Сталинизм страшен троцкистам своей иерархией и дисциплиной. От него веет величием древних царей и благородством древних героев.

Троцкого на Западе почитают как принципиального и наиболее последовательного врага России. Перед его памятью благоговеют. Например, «Русская служба ВВС» опубликовавшая 20 августа сего года воспоминания внука Лейбы Давыдовича. 20-го же августа «Голос Америки» разместил статью Ариэля Коэна под названием «ГКЧП-2 победил». Материал начинается словами: «Вспоминая почти четвертьвековую историю августовского путча 1991 года, понимаешь, что сегодняшней Россией правят прямые наследники ГКЧП». Разумеется, Коэн лжет. Но важно другое, его выводы: «Нынешние российские идеологи ведут себя так, как будто взяли на вооружение сталинские лозунги». Это самый большой «грех», потому что только сталинизма всерьез боится всемирный олигархат, интересы коего озвучивает Коэн. Враги русского дела улавливают своим острым чутьем, как Русь обретает форму, как расправляются ее крылья, как наливаются силой мускулы, как небесный свет озаряет ее чело. Это их пугает, и они по-змеиному шипят и жалят, чем только ускоряют восстановление русского корабля.

Европе, не приемлющей сталинизма, самостоятельно не устоять против новых троцкистов и взбудораженного ими Арабского мiра. Она не верит сильному государству и боится его. Поэтому в ней будут господствовать беззаконие и власть сумасшедших хамов.

III.

Сталинизм, как проверенное временем, несокрушимое оружие против сатанинской перманентной революции, необходим современному мiру словно воздух. К началу ХХ века атмосфера царских дворцов была отравлена либерализмом. От царей даже не ждали – требовали доброты и милосердия, отвергая самую возможность царской грозы — точно величайшего беззакония. Но как летнее солнце без живительной влаги, приходящей вместе с громом, лишь сушит и жжет, так незаслуженная милость сушит и жжет своего, казалось бы, счастливого получателя.

Сталинизм привнес в идею власти так недостававшую ей грозу. Ему привычно ставят в вину Гражданскую войну и массовые репрессии, путая местами причины и следствия. В 20-х годах прошлого века выбор стоял не между династией Романовых и сталинизмом, а между троцкистами и сталинизмом. И русский вместе с союзными ему народами сделал свой выбор.

Если бы к началу 30-х годов у власти в России оказались троцкисты, они бы выжали из нее все соки, чтобы бросить полумертвое безвольное существо, уставшее от издевательств и голода к ногам Гитлера. Не зря последний рекомендовал читать своим приближенным книгу Троцкого «Моя жизнь».

Бессмертная заслуга сталинизма перед человечеством заключается в сокрушении сатанинского Третьего Рейха, этой злой пародии на Третий Рим. Через один подвиг уничтожения Третьего Рейха Русь вновь обрела достоинство Третьего Рима, ограды Церкви Христовой. И не нынешним непрошенным судьям осуждать его вождя Иосифа Сталина.

Новую агонию Европы может остановить, как и семь десятилетий назад, сталинизм. Враги христианской цивилизации это прекрасно понимают и не перестанут день и ночь поливать его грязью. Он диаметрально противоположен расслабляющему, мертвящему либерализму, и в этом его сила.

Точно бальзам на раны уставшим от злой комедии «дружбы» с Западом народам России – последние решения наших властей. Это антисанкции, призванные сделать Российское государство самодостаточным. Это публичное уничтожение контрабандной продукции. Это 20 лет колонии, предназначенные украинским террористам-кинематографистам. Это взятие с поличным эстонского шпиона. Это пресечение преступной деятельности сектантов. Это уничтожение террористического подполья на Кавказе. Да, это всё сталинизм. Он несет с собой радость освобождения от либеральной чумы. Он – рассвет над измученной либеральной гнилью планетой. Он – последняя возможность еще несколько продлить ее существование. Взойдет русское солнце, или же его принудительно закатят, – зависит от каждого из нас.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий