Главная » Русская Музыка » Священник Димитрий Разумовский. Церковное пение в России.

 

Священник Димитрий Разумовский. Церковное пение в России.

 

церковное пениеИстория богослужебного пения уходит корнями в первые века христианства. Источники, дошедшие до нас от этих времен, крайне немногочисленны, часто это упоминания в книгах позднейших авторов. Очевидно, поэтому лишь немногие ученые ставят перед собой задачу изучения пения апостольской и раннехристианской церкви. Основательное изучение церковной музыки начинается со времен Византии, но и здесь лучше изучен поздний период (XII — XIV века), поскольку греческие песнопения этого времени дошли до нас во множестве, а их нотная запись поддается прочтению. В прошлом веке неоспоримым авторитетом в области церковного пения был о. прот. Димитрий Разумовский. В своем труде “Церковное пение в России”, изданной в 1868 году и давно ставшей библиографической редкостью, он не ограничился отечественной традицией, начав изложение от первых веков церкви. Мы приводим ниже отрывки из этой работы, касающиеся истории церковного пения I — VIII веков, и доныне не потерявшие своего значения.

Н. Б. Захарьина

Богослужебное пение христианской церкви современно самому явлению ее в мире. Тайная вечеря Господа нашего Иисуса Христа окончилась пением (Мф 26, 30). Это пение послужило совершенным образцом и существенным основанием для пения всей новозаветной церкви. По замечанию св. Иоанна Златоустаго “Спаситель воспел, чтобы и мы пели подобным же образом”. Апостольская церковь не только сопровождала свое Богослужение пением, но установила даже определенные правила для христианского пения и определенный чин церковного певца. Ближайшая к апостольским временам христианская церковь твердо сохранила предание Апостольской церкви. Четвертый век христианской церкви должно признать веком усиленной деятельности, по отношению к церковному пению. Василий Великий трудится и беседует о пении в Кесарии Малоазийской, — св. Иоанн Златоуст благоустрояет пение церкви Константинопольской, Ефрем Сирин — в Сирии Палестинской , Афанасий Великий в церкви Александрийской, св. Амвросий в церкви Миланской. В IV именно веке окончательно сложился, существовавший еще в древней Церк ви, определенный закон для Богослужебного пения христианской Церкви.
О существовании определенного закона для богослужебного пения христианской церкви IV века, можно заключать из того, что Трульский собор (691 г.) запрещал церковному певцу исполнять в храме пение неподобное и церковному строению несочетанное, и следовательно указывает певцу на тот характер и на те пределы в церковном пении, сохранение которых составляло прямую обязанность церковного певца.
Главная сущность закона, с которым церковные певец должен был сообразоваться при исполнении своей обязанности, не изложена подробно и определенно в творениях св. Отцев, а тем менее в других исторических, до нас дошедших, памятниках. Но как ни глубоко это молчание о церконо-музыкальном законе, оно теряет свое значение пред свидетельством современной практики Богослужебного пения. Св. Песнопевцы, с IV до VII-го века включительно, передавали свои песнопения, стихиры, тропари, кондаки, каноны для церковного употребления не иначе, как с музыкою, или точнее с певческою мелодиею. В этом они следовали древнему обычаю: еще Ориген засвидетельствовал, что Церковь принимала напевы самих песнопевцев. Мелодия христианских песнопевцев всегда принадлежала к известному ладу или гласу. Число гласов, как свидетельствует древность и церковный Устав, не простиралось далее восьми. На восемь именно гласов св. Анатолий, Патриарх Константинопольски (449 — 458 г.) пишет свои воскресные стихиры Богородице, существующие и доселе в Октоихе; на восемь именно гласов св. Роман сладкопевец пишет свои кондаки и икосы (V в.); на восемь именно гласов Иаков Еп. Едесский (710 г.) расположил свои песнопения в неделю Ваий. Таким образом основной закон Богослужебного пения христианской церкви состоит в осмогласии, что не должно смешивать с пением на восемь голосов.
На основании осмогласия, певцы древней церкви изготовляли для песнопений только мелодические напевы: пение всей христианской церкви, в продолжение первых семи веков ее, было только мелодическое. Неоднократное указание на это можно найти в творениях св. Отцев церкви. Отцы церкви называют Богослужебное пение не иначе, как мелодиею, или на славянском языке сладкопением, сладкогласованием. Св. Иоанн Златоуст в одной из бесед своих на Псалмы так выражается о христианском пении: “жены и мужи, старцы и юноши, полом и возрастом различны, но не различны в отношении к пению;. потому что Дух, соединяя голоса каждого в отдельности, из всех устрояет одну мелодию. ”Самые творцы или составители церковной мелодии, преимущественно славные своим искусством, .назывались от современников мелодистами или на славянском языке сладкопевцами (melwdoi). Такое название присвоено, например, св. Роману Сладкопевцу, жившему во второй половине V-го века.
Напевы св. песнопевцев, принимаемые церковью, без сомнения, сохранялись письменно на нотах или звуковых знаках. Церковные певцы издревле совершали пение по книге; Сирийские христиане, во времена преп. Ефрема, имели также свои древние знаки для пения. Крюковые ноты, или невмы, располагались непосредственно над слогами поемого текста… они к концу VIII века вошли во всеобщее употребление. Крюками писаны богослужебные книги св. Григория для церкви Армянской, — св. Иоанном Дамаскиным для церкви Греческой, — св. Григорием Великим для церкви Римской.
Каждая Христианская церковь имела свою особенную крюковую систему нот и развивали ее по своим неродным понятиям с определенною постепенностью, зависевшею от большего или меньшего развития в музыке и пении. Поэтому одни крюки употребляет церковь Греческая, — другие — церковь Славянская, третьи — церковь Западная и т.д. Крюковое нотописание доселе сохраняется и употребляется церковью Греческою, Армянскою и некоторыми христианскими обществами в России. Напротив на Западе крюковая система изображения с XI века постепенно вытеснялась системою нотолинейною.
Голосовое (без инструментов) исполнение текста священных песнопений доселе благочинно соблюдается Церковью Греческою, Русскою, Славянскою, в Болгарии и Сербии, Армянскою и отчасти даже Римскою. Исполнение церковной мелодии клиром и народом могло быть в искусственном смысле или унисонное т.е. одноголосное, или антифонное (переменное, очередное), или симфоническое (совокупное). В христианской церкви доселе еще сохранилось понятие об антифонном пении, как о пении очередном, по клиросам.
Богослужебное пение Христианской церкви, в продолжение первых семи веков ее, постоянно управлялось осмогласием. Этому древнему закону следовал и преп. Иоанн Дамаскин, великий песнопевец православной церкви VIII века. Дамаскин — не учредитель и не изобретатель осмогласия. Труды преп. Иоанна Дамаскина и Космы Маюмского над церковным пением были предварены певческими трудами великого учителя и Святителя Константинопольской церкви, Иоанна Златоустого. Не смотря на то труд Дамаскина над церковным пением так многозначителен, что вполне заслужил ту славу, какою он пользовался у своих современников и какою справедливо пользуется доселе.
Осмогласие Восточной церкви походило на язык, находившийся в устах народа, но еще не получивший для себя грамматики. Преп. Иоанн Дамаскин первый изложил древнее осмогласие Восточной церкви в строгой музыкальной системе, первый написал теорию для практики церковного пения. Под именем преп. Иоанна Дамаскина и Космы Маюмского существует доселе музыкальная грамматика и теоретический отрывок под названием “Святоградец”. На “Грамматику” и “Святоградец” должно смотреть пока, как на косвенное указание направления в трудах Иоанна Дамаскина. Совершенно же полное и неопровержимое доказательство этого направления находится в Октоихе или Осмогласнике, несомненном произведении преп. Иоанна Дамаскина. Октоих Дамаскина всегда состоял, как и доселе состоит, из восьми совершенно отдельных по-видимому, частей. Каждая часть его надписывается именем одного из восьми церковных гласов.
_svm9213В книге, известной ныне у нас под названием Октоиха, содержатся труды церковных песнопевцев, живших прежде и после препод. Иоанна Дамаскина, Вторые воскресные стихиры на Господи воззвах, называемые в славянском Октоихе восточными, принадлежат Анатолию патриарху Константинопольскому, писателю V века. Евангельские стихиры Октоиха написаны в исходе IX или начале X века греческим царем Львом Премудрым; ексапостиларии Октоиха — произведение Константина Багрянородного, жившего в X веке. Творцы песнопений по древнему обычаю восточной церкви, составляли мелодии для своих песнопений. Поэтому Октоих в настоящем своем виде содержит в себе мелодии не одного только Дамаскина, но и других песнопевцев. Археология, очень может быть, докажет, что Октоих Дамаскина состоял не из одних собственных трудов его, но вмещал в себе и труды церковных песнопевцев, живших до VIII века.
Октоих Дамаскина содержал в себе только службу на воскресные дни … все песнопения и мелодии воскресных стихир, положенные на музыкальные знаки.
Утренние воскресные каноны состояли из девяти песней . Каждая песнь заключала в себе несколько тропарей или отдельных стихов. В октоихе Дамаскина положен был на ноты только первый тропарь каждой песни и назван ирмосом, то есть такою песнею, по образцу которой должны быть петы и прочие. … В Иерусалимском уставе или типике говорится… “Ирмос есть первый стих в песни, с которым сообразуются следующие в числе стоп и строк, дабы таким образом можно было петь их стройно.
В нотном Октоихе Дамаскина не все песнопения положены были на ноты: не было нот над многими тропарями утренних воскресных канонов; не было также нот над многими стихирами.
Ирмосы, как мелодические образцы при пении утренних канонов Восточной церкви, собраны были впоследствии в одну книгу, известную под именем Ирмология или Ирмологиона.
Стихиры Октоиха, гласовая мелодия которых изображена была музыкальными знаками, названы преп. Иоанном Дамаскиным стихирами самогласными (idiomela). Краткая мелодия самогласных , или самоподобных стихир получила свое особенное назначение в Богослужебном пении: она служила образцом для пения стихир несамогласных, т .е. таких, которые над текстом своим во время Дамаскина не имели мелодии, изображенной нотами. Священные песнопения, мелодия которых послужила образцовою для других песнопений, назывались подобными (omoia). Преп. Иоанн Дамаскин изложил теоретически музыкальную систему древнего осмогласия Восточной церкви, составил Октоих, передал древнюю мелодию на музыкальных знаках. В этом состоит по нашему мнению, главная и неоспоримая заслуга преп. Иоанна Дамаскина для Богослужебного пения Восточной церкви.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru