Главная » История Русского мира » Виктор Чернышев. Церковь на Голгофе

 

Виктор Чернышев. Церковь на Голгофе

 

голгофа

В сентябре исполнилось 96 лет со дня издания Послания Патриарха Тихона (Белавина) к архипастырям Русской Православной Церкви, в котором зазвучал призыв к отказу от всяких политических выступлений и от вмешательства в политическую борьбу. Вот его содержание: «Многократно с церковной кафедры обращались мы к верующим со словами пастырского назидания о прекращении распрей и раздоров, породивших на Руси кровавую междуусобную брань. Но и доныне эта брань не прекращается, и кровь обильным потоком льется по всему обширному пространству Русской земли. … Не мимоидут эти ужасы и нас, священнослужителей Церкви Христовой, и много уже и архипастырей и пастырей, и просто клириков сделались жертвами кровавой политической борьбы. И все это, за весьма, быть может, немногими исключениями, только потому, что мы, служители и глашатаи Христовой истины, подпали под подозрение у носителей современной власти в скрытой контрреволюции, направленной якобы к ниспровержению советского строя. Но мы с решительностью заявляем, что такие подозрения несправедливы: установление той или иной формы правления — не дело Церкви, а самого народа. Церковь не связывает себя не с каким определенным образом правления, ибо таковое имеет лишь относительное историческое значение.

Говорят, что наша Церковь готова будто бы благословить иностранное вмешательство в нашу разруху, что она намерена звать варягов придти наладить наши дела…

Обвинение голословное и неосновательное. Мы убеждены, что никакое иноземное вмешательство, да и вообще никто и ничто не спасет России от нестроения и разрухи, пока правосудный Господь не преложит гнева Своего на милосердие, пока сам народ не очистится в купели покаяния от многолетних язв своих, а через то не возродится духовно в «нового человека», созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Ефес. 4:24).

Указывают на то, что при перемене власти служители Церкви иногда приветствуют эту смену колокольным звоном, устроением торжественных богослужений и разных церковных празднеств. Но если это и бывает где-либо, то совершается или по требованию самой новой власти или по желанию народных масс, а вовсе не по почину служителей Церкви, которые по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов, должны памятовать канонические правила святой Церкви, коими она возбраняет своим служителям вмешиваться в политическую жизнь страны, а тем более делать богослужебные обряды и священнодействия орудием политических демонстраций…»

Великое горе обрушилось на Россию после государственного переворота 1917 года. Пала монархия. Уже с лета 1918-го Ленин беспрестанно призывал «провести беспощадный массовый террор». В его призывах были не только расстрелы (за первые два года только в Петрограде было расстреляно 550 священников, а по стране — около 10 тыс. человек — от монахов до епископов), но и «вешать и уничтожать любыми способами». И чекисты старались вовсю, находя разнообразие в способах исполнения призывов вождя: рубили шашками, вешали, стреляли, сжигали в пароходных топках, топили в баржах на море…

Священник Никифоров-Волгин, будучи сам свидетелем происходящего, чудом оставшийся в живых, позже писал: «Одних выслали на Соловки, а иных с большими мучениями предпослали в вечное жилище. Во время литургии у одного из священномучеников вырвали из рук Чашу и расплескали по полу Кровь Христову, а священника вывели в рясе на площадь и в рясе же на фонарном столбе повесили. В селе Дубнах однокашника моего по семинарии, иерея Димитрия штыками ослепили».

В декабре по решению «тройки» НКВД, после длительных мучительных допросов, на полигоне НКВД недалеко от поселка Бутово под Москвой был расстрелян епископ Аркадий ( Остальский) и сброшен в общую могилу. В это же время происходили допросы архиепископа Фаддея (Успенского). «Тройка» и его тоже приговорила к расстрелу. Высокопреосвященный Фаддей был казнен около часа ночи 31 декаря 1937 года. Владыку утопили в нечистотах, а на третий день без гроба сбросили в земляную яму. Весной после Пасхи 1938г. православные христиане перезахоронили тело Владыки. (25 октября 1993г. были обретены честные останки священномученика архиепископа Тверского Фаддея. 18-23 февраля 1997г. Архиерейский Собор РПЦ причислил священномученика к лику святых).

Такая кровавая вакханалия прокатилась по всей стране. Трудно объяснить причину столь свирепой жесткости по отношению к Православной Церкви большевиков, с садистским пристрастием творящими расправу над невинными жертвами. Ключевой же фигурой в нападках на Церковь стал для чекистов святитель Тихон (Белавин), Патриарх Всея Руси, избранный таковым на Московскую кафедру 23 июня 1917г. Узнав о своем избрании на литургии в Троицком подворье, он выступил с большим посланием перед посольством собора и прихожанами. В частности он сказал: «Ваша весть об избрании меня в Патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: «Плач и стон и горе…сколько и мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне Патриаршем служении, и особенно в настоящую тяжкую годину… Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах Российских и предстоит умирание за них во вся дни… Но да будет воля Божия!… избрания сего я не искал, и оно пришло помимо меня и даже помимо человеков, по жребию Божию».

4 декабря 1917 года в Успенском соборе Кремля состоялась интронизация Патриарха. Тем временем красный большевистский переворот, подобно гангрене, уже расширял свои границы. Солдаты, охранявшие Кремль, вели себя развязно, смеялись, курили, сквернословили. Только когда Патриарх вышел из Кремля, они, скинув шапки, опустились на колени под благословение. Регулярная российская армия стала называться Добровольческой, встав под руководство А.И.Деникина, но одновременно большевиками началось проведение мобилизации в Красную армию.

Лето 1921 года ознаменовал голод. Голод был на руку большевикам, ведь бескровно уничтожались сотни и сотни недовольных их политикой сограждан, а с оставшимися изможденными и обессиленными людьми справиться было уже легко. И свидетельством такому подходу стал секретный документ, подписанный Лениным 19 марта 1922 года: «Товарищу Молотову для членов Политбюро. Строго секретно. Просьба не в коем случае копий не снимать…ЛЕНИН. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (а поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Нам во чтобы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько миллионов золотых рублей. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать это не удастся… ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который либо обеспечил бы нам сочувствие этих масс, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализацию этих масс… ЛЕНИН».

Если к этому добавить одновременное указание Ленина: «Чем большее число представителей духовенства удастся нам расстрелять, тем лучше…», то перед нами предстанет самый отвратительный государственный террор и грабеж Церкви. Сразу же подверглись ограблению Страстной монастырь, храм Христа Спасителя, Александро-Невская Лавра, Новодевичий монастырь, Исаакиевский собор Петрограда…

О масштабе грабежей можно судить по скромным подсчетам: изъятие эти дали большевикам сумму в 100 раз превышающую сумму годового бюджета страны! И что, большевики закупили на эти деньги хлеб для голодной страны? Как бы не так! Ведь даже главной причиной голода была не столько засуха (она случалась и ранее), а политический результат «продразверстки», когда у крестьян отобрали не только весь хлеб, но и весь семенной фонд, якобы на нужды пролетариата.

Тогда же синхронно в дело включилась идеологическая борьба с церковными канонами. Была предпринята попытка разрушить Церковь изнутри. Возникло т.н. движение «обновленцев» в недрах Церкви — смоделированный НКВД раскол для ее же уничтожения. Обновленцы во главе с Александром Введенским явились в Москву на Троицкое подворье и потребовали от Святейшего оставить патриарший престол и созвать Поместный Собор. Патриарх отказался, отправив самозванцев-раскольников восвояси. Тем не менее, церковную власть на короткое время обманным путем раскольники все же взяли, создали свой Центральный Комитет (!), стали издавать газету «Живая церковь», где печатали статьи против православных основ и канонов, а сами тогда же направили по епархиям 56 своих уполномоченных для создания смуты среди верующих и для изгнания монахов и архиереев с последующим захватом храмов. Повсеместно эти акции получали поддержку местных органов власти. От церковного управления были отстранены крупнейшие иерархи — митрополиты Арсений, Кирилл, Агафангел и др.

Большевики прекрасно понимали, что только арестами и расстрелами православие не искоренить. Наоборот, кровь мучеников во все времена была семенем христианства. Вот тогда и была предпринята раскольническая авантюра. 2 мая 1923 года с помощью ЦК обновленцы захватили храм Христа-Спасителя. На «поместном» лжесоборе было узаконено закрытие монастырей, «белый епископат», второбрачие для духовенства и другие противоканонические реформы. На этом «соборе» обновленческие «епископы» осудили Патриарха, требуя суровой кары, вплоть до смертной казни. Тогда же Патриарх выступил с посланием: «Русская православная церковь аполитична и не желает быть… ни белой, ни красной Церковью. Она должна быть и будет Единою, Соборною и Апостольскою Церковью». Жестокая и неравная борьба с агентами ЧК, «обновленцами», бесконечными арестами епископов и священников, расстрелы и отправки их в лагеря, травля Синода — значительно подорвали здоровье Патриарха Тихона, который и сам был под следствием дважды. Святой Патриарх Тихон отошел ко Господу в праздник Благовещения 1925 года в своей келье. (В 1989 году он был причислен Архиерейским собором РПЦ к лику святых).

В вихре свободы от совести и морали новая власть наворотила тогда много. Да и как не наворотить, если тотальное уничтожение духовных основ — чести, порядочности, добра, милосердия — продолжалось с маниакальной отчаянностью под руководством «самого человечного человека», «вождя мировой революции». Ленин еще до 1917 года причислял священнослужителей к «подлому сословию, развращающему народ». Создаваемое «новое коммунистическое общество» не видело себя в союзе с кем бы то ни было, не разделяющим его идеологию. Поэтому речь шла не о проведении какой-либо одноразовой карательной акции в отношении Церкви и верующих. Нет. Происходил планомерный, крупномасштабный процесс уничтожения русской Православной веры, всей Церковной Богослужебной системы, и , как следствие, огромной армии священнослужителей. В первую очередь людей глубокой живой веры, выпестованных и обученных из поколения в поколение. В их лице уничтожался огромный генофонд, духовный цвет русского народа, несший веру, любовь, высокую мораль.

Между тем, антирелигиозная борьба в стране набирала силу. Большевистские вожди начали новый виток за искоренение канонического православия в Стране Советов. Так, 30 июля 1918 года Ленин наложил запрет на исполнение колокольного звона. Помните, у Игоря Талькова:

«Высокой музыкой времен

Над златоглавою Москвою

Струился колокольный звон,

Но даже самый тихий он

Кому-то не давал покоя..»?

В декабре 1919 вождь с присущим ему темпераментом наваливается на религиозные праздники: Пасху, Рождество, святителя Николая и другие. В одном письме (25.12.1919) он пишет: «Надо поставить на ноги все чека, чтобы расстреливать не явившихся на работу из-за «Николы». Запрещены были крещения и свадьбы. Ленин пишет в оргбюро ЦК РКП (б): «Я за исключение из партии участвующих в обрядах» (30.05.1919). После такого впечатляющего пролога легко понять, что вся эта кровавая антирелигиозная истерия требовала кульминационного акта. Этим кульминационным актом стало уничтожение главного храма России — храма Христа Спасителя. Здесь решение ЦК выполняли медленно. Вначале храм ограбили внутри и обобрали снаружи. Сбросили колокола и раздели купол с позолотой. Но вот стены, сделанные из больших блоков облицовочного белого камня, спаянные свинцом, не поддавались ни специальным зубилам, ни кувалдам (с другими церквами было проще — их громили махом). Вот в таком убитом и униженном виде храм стал раздражать большевистское руководство. Всех тогда подгонял Сталин, бывший семинарист-недоучка, понимая, что в 1932 году исполняется 50 лет освящения храма, 100 лет со дня манифеста Николая Первого о строительстве храма и 120-летие Отечественной войны с Наполеоном. Об этих юбилеях запрещено было говорить, особенно о «дворянской войне всяких там царских гусаров», как ее с издевкой именовали в печати. Людям даже попутно объясняли, что наоборот, Наполеон был прогрессивным человеком, так как боролся за освобождение крестьян и за республику. И вот Шариковы и Смердяковы пошли на штурм Собора Спасителя в Москве.

Нарождающаяся большевистская партия во главе с Лениным тогда решала все — это очевидно. Но для воплощения ее безумных идей должны быть исполнители: саперы, взрывотехники, монтажники, чернорабочие… Как объяснить, что народ безропотно молчал, или же, наоборот, с энтузиазмом разрушал бесценный памятник истории? Демьян Бедный, подвизающийся в первых рядах богоборчества в стране, изливая свой необузданный восторг и стараясь подобострастно заслужить очередную кость с хозяйского стола, писал:

От храма «Христа Спасителя» — фить!

Нет и помину.

Исчез неизвестно куда!

Вот это темпы, да!

Нам радость, а старому — драма

От такого, сказать с позволения, храма.

Но были и другие мнения. Потомок С.Т.Аксакова — Николай Владимирович Арнольд — написал стихотворение, которое переписывали от руки московские интеллигенты и распространяли в своей среде сочувствующих:

Прощай, хранитель русской славы,

Великолепный храм Христа.

Наш великан золотоглавый,

Что над столицею блистал.

Нет ничего для нас святого!

И разве это не позор,

Что «шапка золота литого»

Легла на плаху под топор!

Удивительно, но тогда даже «пролетарский писатель» М.Горький, которого трудно заподозрить в сочувствии к религии, написал в одной из своих статей: «Большевизм — национальное несчастье, ибо он грозит уничтожить слабые зародыши русской культуры в хаосе возбужденных в них диких инстинктов».

Так велась борьба с канонической Православной Церковью в стране Советов. Как сегодня ведется борьба с канонической Церковью в Украине? Безусловно, мы живем сейчас в другом измерении, и открытых массовых погромов, законодательно закрепленных властью, сегодня пока нет. Но поползновения такие имеются на местах. Хотя мне могут попенять верующие западных областей Украины и напомнить лихие 90-е, когда именно при попустительстве президента Кравчука такие погромы осуществлялись повсеместно. Три православные епархии при нем были разгромлены полностью. Был дан зеленый свет расстриге Филарету Денисенко. Так вмешательство государства в дела Церкви приводит к появлению расколов и внутренних нестроений. Сегодня УПЦ испытывает давление со стороны раскольничьих псевдоправославных структур — в частности УПЦ-КП. Надо сказать, что на Украине давление на каноническую Церковь, в особенности на местах — это дискриминация Церкви и верующих под прикрытием властей, потому что если бы власти не поощряли эти притеснения, то их бы и не было.

Прозападный курс сегодняшнего правительства стремятся активно навязать и Церкви, что, безусловно, разрывает единое гражданское тело страны. В этом процессе не последнюю скрипку играют и греко-католики, перенесшие свой центр сегодня в Киев из Львова. В 1596 году в западных областях Украины «поэкспериментировали» иезуиты — так образовалась странная модель, где появилась церковь «недокатоликов», но уже, правда, и не православных. Как говорится, от нас ушли — к ним не дошли. То бишь, римо-католиками так и не стали… В действительности же, произошел в стране цивилизационный раскол: восточная часть Украины осталась верна Православию, Галичина же была «окатоличена» поляками. Которые, кстати, также в свое время были православными…

Безусловно, все это сегодня играет на руку тем глобальным международным силам, которые стремятся сокрушить славянский ареал в его геополитическом измерении, поставив на службу Западу и США в виде дешевой рабсилы на рынок минимальных затрат. Не зря Украина теряет сегодня миллионы своих сограждан. Они просто лишние. Безусловно и то, что такое предательство по отношению к своим предкам (уния), веками исповедующих византийское христианство, дает дополнительные козыри и протестантской экспансии, а точнее — сектантской, где эти «браконьеры от религии» ведут тотальную охоту за дезориентированными в духовном пространстве ищущими душами. Еще когда-то международный политический «дирижер» Збигнев Бжезинский после развала СССР заявил, что теперь первейшая геополитическая задача состоит в том, чтобы опрокинуть Православие. Совершенно очевидно, что расколы и насаждаемые секты на территории Украины — начало осуществления этого плана. Этот план теперь никто и не думает скрывать — любой ценой вырвать Украину из православного восточно-славянского ареала.

Сегодня наиболее активная раскольническая псевдоцерковная структура — это т.н. «Киевский Патриархат», никем не признанный в мире, возглавляемый расстриженным монахом Филаретом (Денисенко). Исполняя послушную роль инструмента в борьбе с канонической Церковью, расстрига вдохновляет последователей на захват православных храмов, инициирует судебные процессы по отчуждению храмового имущества и недвижимости. На Украине масса расколов, и раскольники всех мастей стремятся урвать для себя что-то, толкуя о своей легитимности и каноничности, подобно детям лейтенанта Шмидта из бессмертного «Золотого теленка» Ильфа и Петрова.

Или вот крупнейшая секта чернокожего Аделаджи; тоже не осталась в стороне. Афера с банком «Кинг Кэпитал» показала всю «духовность» этого пастора, где десятки людей оказались без жилья на улице. Попал ли за финансовую пирамиду и аферу с жильем чернокожий пастор под суд? Не смешите своим вопросом киевлян — но только не тех, которым тогда было не до смеха. Он и дальше продолжает «пасторствовать», обирая несчастных в «Посольстве Божьем».

Или вот «сайентология», она же — «дианетика», она же — «хаббард-колледж», теперь активно открывающая свои структуры в Украине. Законодательно запрещенная во многих странах, эта полусатанистская организация (ибо к ее созданию приложил руку идеолог сатанизма небезызвестный Кроули) развернула здесь массу своих филиалов. Это секта тоталитарная, практикующая контроль сознания своих адептов, и представляющая собой написанную на весьма невразумительном новоязе смесь из популярного фрейдистского психоанализа, основ общей семантики, обрывков различных идей, почерпнутых из сферы науки, религии и оккультизма, выданных в популярном преломлении фантастом Роном Хаббардом.

Мы можем долго и последовательно перечислять наличие расколов и деструктивных сект в стране, в чем нет сейчас необходимости. Все деструктивные действия как в области политики, так и возникновение расколов и ересей — в области духовной, — всегда опираются на реально существующие противоречия, разделяющие народ, а такие противоречия есть всегда (например, в области духовной: «…дабы открылись меж вами искусные» (1Кор. 11:19)). Новизна ситуации лишь в том, что за последние десятилетия были разработаны эффективные технологии для того, чтобы средствами воздействия на сознание так углубить разделяющие людей трещины, чтобы превратить естественные человеческие противоречия в раскол и посеять антагонизм между ними.

К отрицательным явлениям следует отнести и процессы стремительной политизации религиозной жизни в Украине, вовлечение в нее политических партий националистического толка, что создало реальную почву для образования в последующем враждебных Православию политико-религиозных структур: УГКЦ (Украинская греко-католическая церковь), УАПЦ (Украинская автокефальная православная церковь), УАПЦк (Украинская автокефальная православная церковь каноническая), УПЦ-КП (Украинская православная церковь, киевский патриархат), УПРЦ (Украинская православная реформаторская церковь) и масса других. Выше мы упомянули Послание Патриарха Тихона, но также и в документах Поместного Собора 1917-1918гг. содержится отказ от общеобязательной для Церкви политической ориентации. Тем не менее, Православная Церковь считала и продолжает считать, что монархия, являясь богоустановленной политической системой, выражает высокую идею власти как служения и ответственности правителя перед Богом за вверенный ему народ и судьбы. Религиозно-духовные ценности различны в разных религиях, и каждая из них устанавливает свою шкалу нравственных ценностей, свое содержание духовности. С позиции тождественности духовного и религиозного начал в искаженном виде лжеучителями представляются и исторические события, происходящие сегодня на Украине, реальная жизнь, общественная практика, многие социально-психологические и культурно-нравственные проблемы. Выдающиеся мыслители и богословы двадцатого столетия священник Павел Флоренский, священник Александр Ельчанинов и философ Владимир Эрн четко определили внутреннюю сущность расколов и сектантских объединений, а также их «духовность». В «Истории религий» за 2004 год у них находим: «Как большие реки в своих течениях сопровождаются омутами, заводями, плавнями и просто болотами, так и великие религии рождают вокруг себя свои искаженные отражения — секты. Секта — это осколок великой идеи, обмеление большой реки, искажение и узость, так сказать — провинциализм в религии…». Таким образом, часто под видом новой раскольнической духовности распространяется и утверждается не цельное миропонимание, а духовная нищета, обскурантизм и невежество.

Духовно-психологический фактор в современном мире приобретает особое значение теперь и как средство массового воздействия, и как объект этого воздействия. Сегодня без преувеличения можно говорить об информационной войне за сознание человека и за его духовную ориентацию. Сегодня расколы в контексте информационно-психологической ситуации проявляют особую активность и стремятся активно воздействовать на сознание украинского народа. Поэтому специфика идеологии и культовой практики околоцерковных объединений определяет эффективность их воздействия на каждого конкретного человека. Это воздействие призвано охватить всю жизнь приверженца раскола, его физическое и психическое здоровье, духовное состояние, образ жизни. Поэтому «все мы вне зависимости от наших религиозных или политических убеждений должны быть соработниками в борьбе с общим врагом — той исторической тенденцией, которая, к сожалению, служит распаду человеческой личности», — пишет Патриарх Всея Руси Кирилл. А служит такому распаду в первую очередь тенденция к церковным расколам, церковно-приходской изоляционизм, религиозное упрощенчество и просто примитивное сектантское сознание.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий


 
 
Рейтинг@Mail.ru