Главная » История Русского мира » Витославлицы- колыбель деревянного зодчества в Великом Новгороде

 

Витославлицы- колыбель деревянного зодчества в Великом Новгороде

 

витославлицы 1

Название «Витославлицы» происходит от села Витославлицы, которое существовало здесь в XII—XVIII веках. Село известно с начала XII века. Около 1187 года село было передано новгородским князем Изяславом Мстиславичем своему брату. В 1207 году стало монастырской слободой при Пантелеймоновом монастыре. В первой половине XIX века здесь поселилась графиня А. А. Орлова-Чесменская, сохранился её дом, построенный по проекту архитектора Карла Росси.

Созданная часть и проект

Основанием современных Витославлиц — Новгородского музея народного деревянного зодчества принято считать 1964 год.

Никольская церковь из деревни Тухоли

Точнее 5 июня 1964 года. В самом деле все основные официальные решения по музею относятся к этому времени. 8 января расширенная комиссия выезжала к месту, где стояла Успенская церковь (1595 г.) села Курицко, осмотрела ее состояние и пришла к выводу, что сохранить ее там невозможно. Комиссия предложила «Осуществить перенос… На новое место… желательно… На территории Новгорода». 31 января был подписан приказ Министра культуры РСФСР «О мерах улучшения охраны памятников деревянного зодчества» по которому в числе других городов предлагалось создание музея под открытым небом и в Новгороде. 5 июня решением №190/14 исполкома Новгорсовета для территории музея отведена бывшая Орловская мыза. А в июне на заседании Технического совета Новгородского горисполкома решено «считать возможным организацию заповедника на территории Орловской мызы, между дорогой на Юрьево и озером Мячино, близ Юрьева Монастыря». Осенью того же года сюда была перевезена Успенская церковь XVI в.

С выбором территории не все было просто. А.Г.Богорова, занимавшаяся планировкой территории вокруг Детинца, настаивала на размещении деревянных построек в южной, тогда почти пустующей части Кремля. Прикидывался к освоению для музея участок у Воскресенской слободы и сама слобода. Были предложения по размещению культовых построек на местах бывших монастырей в окрестностях Новгорода расстрелянных в прошлую войну или исчезнувших раньше. Были и другие предложения, тоже мало реальные. В выборе участка помог кандидат архитектуры (позже доктор архитектуры и академик) А.В.Ополовников. Он обладал большим опытом и уже разработал проект реставрации первого памятника — церкви Успения.

 

IF

Были и противники создания подобного рода музеев, считая, что постройки необходимо сохранять на их «исконных местах». Сейчас, по прошествии более 30 лет, совершено ясно, что там они все бы погибли, как исчезли Духовская церковь в Городцах, Рождественская церковь в Рышеве, Петропавловская церковь в Холове, церкви в Усть-Кошире и Туренском погосте и другие. Деревянных часовен потеряно еще больше. Старые деревянные дома капитально перестраиваются — это в лучшем случае. Чаще разбираются, распиливаются на дрова или сжигаются. С еще большей быстротой исчезают старые хозяйственные, производственные, гидротехнические и другие сооружения. Многих видов уже давно не существует. И если бы мы согласились с мнением некоторых оппонентов, не было бы ни памятников народной архитектуры, ни музея.

Реставрационная мастерская начала свозить культовые памятники на отведенную территорию, буквально спасая их от гибели. Так было с Никольской церковью из Тухоли (XVII в.), избой Екимовой М.Д. из Рышева, подлежащей сносу из-за ветхости, Рождественской церковью из Передок (1531 г.) и др. А проекта музея, даже предварительного, эскизного не было. Не поступало и заказов на проект от Управления культурой Новгородского облисполкома. Но были экспедиции по области, выявлялся «материал», т.е. старые ценные постройки, накапливался опыт и знания, изучался крестьянский быт, более целенаправленно начали собирать этнографический вещевой материал и т.д. Фактически обследование области с целью выявления памятников народной архитектуры началось в 1959 году. Только официальное письмо МК РСФСР начальнику управления культуры И.А.Коновалову [5] подстегнуло разработку проекта музея. Он был выполнен в короткие сроки и в том же году согласован Госинспекцией МК РСФСР 12 августа с некоторыми замечаниями и предложениями [6]. Распоряжением исполкома областного совета [7] 16 мая 1967г. музей Витославлицы стал филиалом Новгородского историко-архитектурного музея-заповедника.

Согласованный эскизный проект состоял из «Положения», штатного расписания, принципов организации, генпланов (в том числе генплана охранных зон и регулирования застройки, совмещенных с такими же зонами Юрьева монастыря) и приложения (фотографии памятников).

Детальная проработка генплана велась постепенно. Сначала выполнялся проект «Мстинского» сектора, затем — комплекса «Погост», Мельничного комплекса, северо-восточного сектора. Остальные два сектора (юго-западный и Поозерский) дорабатывались в составе цельного генплана и материалов к нему (графических рисунков разверток и проч.). Составление полного и детального генплана началось только в 1989-1990 гг., когда эта работа и соответствующие средства были определены позицией общего плана музея.

Профиль музея — архитектурно-этнографический определился уже ко времени составления эскизного проекта, был принят и утвержден.

витославлицы2

С собственным названием («именем») музея Витославлицы не было особых осложнений, хотя многие, особенно в официальных документах, упорно берут его в кавычки.

Село Витославлицы существовало здесь с начала XII или даже с XI в. Его название естественно перешло и на окружающую территорию. Около 1187 г. с разрешения новгородцев оно было передано новгородским князем Изяславом Мстиславичем своему брату. Грамота Изяслава упоминает и Пантелеймонов монастырь, построенный к этому времени. В 1207 г. деревянную церковь заменили каменной. Село стало монастырской слободой. Характер этой территории и застройки менялся не один раз. Название места на какое-то время забылось, а теперь возродилось в новом качестве.

витославлицы3

Труднее было с «официальным» названием Витославлиц. Как совместить в названии музея две связанные между собою сущности — архитектурную и этнографическую? Не нашли названия короткого и образного. Остановились пока на существующем, где малая и зависимая функция подчинена главной.
В проектировании и создании музея были свои особенности. Проектирование детального генплана отставало от практического строительства, т.е. свозки на территорию и реставрации памятников. Но имелся согласованный схематический генплан и разработанные основные принципы его формирования, которые кардинально не менялись, но постепенно совершенствовались и обогащались. Рос и опыт строителей.

Основные принципы были такие:

  1. Спасение ценных деревянных построек;
  2. Строить музей как архитектурно-этнографический, где основную функцию берут на себя деревянные сооружения;
  3. В музее должны отразиться характерные планировочные структуры старых новгородских деревень;
  4. Путем создания секторов отразить главные архитектурные особенности регионов области;
  5. Основа музея — секторы крестьянских усадеб с возможно полным набором всех построек;
  6. В музей свозятся памятники народного зодчества эпохи феодализма. Постройки с сильным влиянием городской культуры исключаются;
  7. Постройки отбираются не по времени их возведения, а по содержанию в них народных традиций;
  8. Позднейшие, малоценные и искажающие памятник наслоения удаляются; памятник наиболее полно реставрируется. Восполнение утраченных частей должно быть научно обосновано;
  9. Музей не должен быть мертвым организмом. Его территория и некоторые постройки должны быть оживлены не только толпами туристов, но и ремесленной, торговой, игровой, фольклорной деятельностью, праздниками, огородами, садами и прочим;
  10. Композиционными центрами сектора должны стать культовые постройки, главным центром всего музея — группа культовых сооружений, с административными и хозяйственными постройками, т.е. погост;
  11. Генплан музея и его секторов и комплексов корректируется в процессе его создания.

Последний пункт для новгородских условий был особенно важен. Корректировка неизбежна по многим причинам. Например, предполагаемые к перевозке постройки уже исчезли или владельцы не хотят их продать, или выявлены новые, более интересные, наконец, обогатились знания проектировщиков. Приходится вносить изменения в проект.

На пленуме научно-методического совета МК СССР, проходившем в Киеве в апреле 1977 г., я изложил свою точку зрения на строительство музеев под открытым небом такими методами, как они используются в Новгороде. Она была принята положительно, методика одобрена.

Важно при этом, чтобы принципы соблюдались и развивались, чтобы основная идея, заложенная в характер музея, не нарушалась, Отход от принципов и основной идеи крайне нежелателен.

витославлицы4

При проектировании музея количество перевозимых на его территорию экспонатов-построек по замыслу со временем менялось. Если вначале предполагалось свезти до 20 памятников, то через несколько лет до 40, а к 90-м годам — до 80-100. (Воистину, — аппетит приходит во время еды). Мне, как автору проекта всей архитектурно-исследовательской, объемно-пространственной и градостроительно-планировочной части, приходилось учитывать все обоснованные предложения и пожелания. Без активного участия сотрудников музея и моих коллег реставраторов в проектировании работать было бы сложнее.

К началу работ над детальным генпланом музея коллектив Витославлиц обладал уже солидным опытом и знаниями. Систематические экспедиции в районы области позволили собрать солидный предметный материал, получить обширные сведения о старой жизни и быте крестьян разных регионов, о народных празднествах, повериях, свадебных и похоронных обрядах, о повседневном быте и труде, о социальном положении, распространении тех или иных ремесел и о многом, многом другом.

витославлицы5

Накопились знания и об архитектуре старой новгородской деревни. Планировка деревень, хотя в целом мало менялась, но развивалась. В отдельных случаях удавалось зафиксировать наиболее старый и самый, может быть, распространенный тип «свободной» планировки. Под ним подразумевается такое поселение, в котором как бы нет четких улиц и переулков кроме въездов и выездов на дороги и поля. Избы крестьян и все хозяйственные постройки размещены «свободно» относительно друг друга. Но эта свобода кажущаяся. На деле все постройки четко взаимосвязаны функционально, подходы к ним коротки и легкодоступны. Несмотря на кажущийся хаос, ни одна крестьянская усадьба не мешает другой, проходы и проезды между ними доступны и рациональны.

Обязательные условия: избы главными своими фасадами, а стало быть и окнами, обращены на юг или близкие к нему направления; учитываются и «нейтрализуются» неблагоприятные ветры, снежные заносы и другие каверзы погоды; создаются максимальные удобства и даже своеобразный уют. Такие деревни обязательно ставились на берегах озер или рек, на высоких рельефных местах и по своему характеру очень живописны и приветливы. Все другие типы планировки деревень, особенно поздние уличные не могут сравниться со «свободными» деревнями.

витославлицы6

Большинство деревень Новгородской области имеет уличную планировку. Чаще встречаются деревни с одной улицей. Реже — в несколько улиц и переулков. Обычно это крупные поселения и формировались в течение двух, трех и более столетий. Приходится учитывать, что деревни часто горели, иногда выгорали дотла и не один раз. При возобновлении планировка их не всегда повторяла прежнюю. Улицы в деревнях бывают прямые и изогнутые, зависимые от характера рельефа, поворота реки или берега озера, у которых расположены поселения.

Наиболее старые — уличного характера деревни с однорядной застройкой. Дома их обязательно ориентированы на южную сторону. Улицы почти всегда изогнуты. Соседство озера, реки, в крайнем случае — ручья, непременно. Очень часто у таких деревень позднее застраивался и второй, противоположный ряд, в котором окна изб смотрели на север. Незавидная участь для жильцов.

Большое и отрицательное воздействие на планировку деревень оказали различного рода указы и распоряжения верховных и местных чиновников, требовавших «регулярной» застройки. А такие диктаты известны с конца XVIIIв. и до наших дней. При их внедрении на местах не учитывались все или почти все условия жизни и труда крестьянина.

витославлицы7

Радиально-центрической планировки деревни, при которой в центре расположена площадь, иногда с церковью, а от площади веером расходятся улицы, на Новгородчине не встречено.

Довольно полно удалось исследовать характер деревянных построек разных регионов. Культовые сооружения — церкви и в значительной мере часовни «не подвластны» границам территории. По своим типам и характеру они распространены гораздо шире и лишь время построения диктует их архитектуру.
Только характерные избы в сочетании со скотными дворами и другими хозяйственными постройками, что ранее и означало крестьянский двор, усадьбу привязываются к определенным территориям, зонам. Зоны не имеют четких границ, они как бы наплывают друг на друга, что вполне естественно. Деревни, стоящие у этих условных рубежей, теснейшим образом связаны друг с другом различными отношениями, в том числе и родственными.

Формирование типов изб и их устойчивость во времени были предопределены, видимо, в первую очередь локальными природно-климатическими условиями и сухопутными путями, сложившимся за длительное время крестьянским укладом жизни и трудовой деятельности, какими-то другими условиями, разгадать которые не легко.

Тип избы, стоящей на высоком подклете, со скотным двухъярусным двором, расположенным за жильем и под одной крышей с ним, избы, имеющей сбоку «передок» где стояли телеги, дровни, сани, с галереей-«прикрольком» со стороны улицы и сбоку, иногда с резным балконом в основании «чела» (фронтона) присущ определенной зоне, которая условно названа Мстинской. Действительно, более всего такие избы встречаются в очень широком бассейне реки Мсты, начиная с ее среднего течения до устья. Но эти избы «расползлись» и шире. По тракту Петербург-Москва они «шагнули» почти до Торжка, а в противоположную сторону за Чудово.

витославлицы8витославлицы10

По существу тип избы распространен на всей центральной части области и охватывает восточную половину Новгородского района, Крестецкий район, восточную половину Парфинского, Маловишерский, часть Окуловского, северную половину Валдайского и Чудовский район.

Это — изба «брусом», у которой помещения расположены друг за другом вглубь участка и перекрыты общей двухскатной крышей. Есть и другой тип изб в этой зоне — избы «кошелем». В них также все помещения собраны под одной двухскатной крышей, но асимметричной. Один скат ее нормальный, крутой, но короткий, другой — очень длинный и пологий. В постройке два жилья: летнее, стоящее на высоком подклете, и зимнее без подклета. Остальные помещения — скотный двор с хлевами, сарай над ними, сени, клеть и амбар расположены за жилыми помещениями. Все они сгруппированы в один блок, близкий в плане к квадрату. Перед подклетом с главного фасада и сбоку имеются галереи-прикрольки. Таких изб выявлено мало, но, судя по рассказам жителей деревень, было гораздо больше.

В северо-восточную зону входят северная половина Боровического района и районы Мошенской. Хвойнинский, Пестовский. Наиболее богатым по количеству сохранившихся старых крестьянских изб оказался Пестовский район. Здесь их не только больше, они наиболее характерны, выразительны, лучше сохранились. Типы изб, характерные для этой зоны, распространяются и дальше на северо-восток в Устюженский район Вологодской области, который как уезд до 1918г. входил в состав Новгородской губернии.

витославлицы9

Избы в этой зоне в основном двух типов: «двойни» и «брусом». Для всех их характерна низкая подизбица, которая в зависимости от входа в нее называется либо подпольем, если вход только из помещения через «голбец», либо подвалом, если есть еще вход и снаружи через низенькую дверцу.
«Двойня» — двойная изба, состоящая из двух самостоятельных изб, летней и зимней, соединенных передними сенями и перекрытых общей двухскатной крышей. Обычно такие избы развернуты длинной стороной вдоль улицы. За жильем устроены задние сени, из которых входы ведут в оба помещения.

К сеням сзади примыкает скотный двор, решаемый в нескольких вариантах. Он может тянуться вдоль сеней, соответствуя всей длине избы, средней ее части, только левой или правой. Может размещаться поперек сеней в середине, против левого или правого жилья, имея самостоятельную двухскатную крышу. При продольном размещении двора крыша у него односкатная. Жилая часть двоен имеет тоже несколько вариантов решения. Например, в двойне нет передних сеней, или вместо передних сеней устроен проезд в скотный двор (вероятно, наиболее ранний вариант), или вместо передних сеней устроена клеть.

Изба «брусом», в которой все остальные помещения размещаются за жильем последовательно: сени, клеть, конюшня и хлева, на которых устроен сарай, названа этим термином условно. Поскольку двухскатная крыша двора несколько ниже такой же крыши над жильем и сенями. По количеству избы обоих типов в зоне распространены равномерно.

витославлицы12

Зона Поозерья выделена специально из-за своего особого исторического значения, хотя по территории занимает незначительный участок земли, ограниченный западным берегом озера Ильмень и рекой Веряжей, впадающей в озеро и текущей почти параллельно его берегу. Ширина территории не превышает 3,5-4 км, протяженность — 21 км. Поозерье отличают близость к Новгороду и тесные экономические связи с ним, исключительная плотность населенных пунктов, глубокая древность освоения этой территории человеком, сочетание активного земледелия с интенсивным рыболовством, сохранения коренного населения словен и их обычаев. Считается, что ни крупные переселенческие мероприятия Ивана III, ни трагический разгром Новгорода и его земли Иваном IV Грозным не затронули Поозерья.

Старых домов в Поозерье мало. Здесь изрядно «потрудилась» прошлая война, очень многие деревни были расстреляны или сожжены полностью или почти полностью. Некоторые деревни так и не возродились. И все-таки из сохранившегося старого фонда жилых построек можно выделить два основных типа, здесь распространенных. Это изба «брусом» и изба «пятистенок».

Избы обоих типов стоят обычно на средней высоты (около 1,5 м) подклетах. Хотя встречаются экземпляры «бруса», у которого подклет довольно высок. Подклеты обязательно имеют наружный вход спереди или сбоку. У «бруса» за жильем традиционно расположены сени и двухъярусный скотный двор с конюшнею, хлевами и сараем наверху. Клети не сохранились, но, по рассказам старожилов, «были в старину». Крыша над скотным двором ниже, чем над жильем. Она трехскатная, причем, торцовый скат решен необычно. На половину или треть высоты идет нормальный скат, выше — фронтон с дверцею для загрузки сарая сеном.

«Пятистенок» — это собрат «двойни». Он никогда не имел передних сеней, а только задние, у которых устраивались либо один, либо два входа в торцах. Скотные дворы располагались за ними и повторяли те же варианты и формы, как и в избах-двойнях.

Поозерье отличается от всех других территорий области специальными рыболовецкими постройками: рыбными амбарами, амбарами для рыболовецкого инвентаря, небольшими доками и рыбокоптильнями, называемыми «печек».

витославлицы13

Вся западная часть области, бывшая под оккупацией, очень мало сохранила деревень, а следовательно и старых построек. На основе уцелевших можно судить, что принципиальных отличий избы этого региона от изб других районов, кроме центральной зоны (Мстинской) и Поозерья, не имеют, хотя разнятся в деталях, а весь крестьянский двор несколько отличается и в планировочном решении. Материал для проектирования этого сектора представлен этнографом Васильевым М.И.

Особо следует отметить юго-восточную часть области, конкретно — юг Валдайского и Демянский районы. Деревни здесь крайне необычны. Довольно много кирпично-деревянных и кирпичных домов. Есть, например, такие варианты: зимняя изба, передние и задние сени, крыльцо, конюшня деревянные, а летняя изба и хлева кирпичные. Или, — обе избы и хлева кирпичные, остальное деревянное. Впрочем, разнообразия гораздо больше. Встречались деревни, где все постройки были кирпичные.

Кирпичные дома в основном здесь трех типов: «брусом», «двойни», «пятистенки». В двух последних типах постройки в сочетании со скотным двором в плане представляют собой «Г» — образные (двух зеркальных видов), «Т» — образные и «П» — образные варианты. «П» — образный вариант имеет два скотных двора и рассчитан на две семьи, обычно родственные.

Кирпичные дома здесь строились примерно с 70-х годов прошлого столетия до 20-х нашего. Почему им отдавалось предпочтение, а не дереву? Лес принадлежал государству или крупным владельцам и был очень дорог. А глина под ногами. В строительстве принимали участие один-два профессионала каменщика и вся семья крестьянина, будущего хозяина дома. Копали глину, месили, формовали кирпич, сушили, потом напольный обжиг, заготовка извести, песка и, наконец, кладка. Строительство длилось один-два летних сезона.

Тема кирпично-деревянных и кирпичных домов заслуживает особого рассмотрения. В проекте музея предусмотрен только один такой дом в Мстинском секторе.

витославлицы17

Результаты обследования деревень области, проведенное научное зонирование территории по многим природным, климатическим, архитектурным, планировочным, путевым, этнографическим признакам позволило отразить в генплане и его секторах хотя бы общие черты каждой зоны.
Музеи под открытым небом, музеи народного зодчества — искусственные образования. В них невозможно выдержать, например, четкого количественного соотношения изб и хозяйственных и производственных построек, особенно соотношение культовых построек к гражданским, гармонично связать постройки из разных зон. Поэтому проектирование и практическое создание их требует от авторов очень внимательного, глубокого и всестороннего рассмотрения многих общих и частных вопросов, особенно в тех случаях, когда такой музей вторгается в уже сложившуюся историческую застройку города, его окрестностей и природного ландшафта. Во-первых, нужно «погасить» какими-либо средствами иллюзию искусственности и, напротив, требуется создать впечатление естественности застройки. Во-вторых, музей не должен быть чуждым, инородным элементом в общегородской застройке и всего окружающего ландшафта.

В историческом плане у нас все благополучно. Пантелеймонов монастырь, располагавшийся на восточной оконечности парка, его село со всей музейной территорий и деревней Горка, располагавшейся, вероятно, в районе заброшенного стадиона или чуть дальше к югу, издавна были приписаны к Юрьеву монастырю и составляли общую с ним территорию до XX столетия. Не случайно, поэтому, охранные и ландшафтные зоны этих территорий считаются едиными. Новгород с начала XII в. до начала XIX в. был окружен ожерельем монастырей и поселений на небольших возвышениях среди общей равнинной и затопляемой в паводки территории. Возрождение высотного силуэта церкви рядом с утраченной церковью Пантелеймона не только правомерно, но и желательно.

Русские (и в том числе Новгородские) монастыри никогда не были замкнутыми в своих каменных или деревянных стенах ансамблями. Вокруг себя они имели множество жилых, хозяйственных и производственных построек, без которых обители не могли нормально существовать. Такая застройка была и у Юрьева монастыря. Остатки ее обнаружены к северу от главного комплекса. Располагая здесь часть свозимых построек, мы не нарушаем исторических традиций.

витославлицы16

Вся территория парка дачи Семевских, позже Орловой, носит следы застройки, распашки, остатки садов и огородов. Даже к 1917 г. здесь непосредственно у дачи, кроме двухэтажного и одноэтажного каменных домов, значились еще «баня и ледник, в) деревянный на каменном фундаменте дом и г) деревянный, крытый железом сарай, приспособленный под дачные помещения» [1].

Проведенное условное зонирование области определило четыре жилых сектора в музее: Мстинский, северо-восточный, Поозерский и юго-западный. Первый запроектирован и строится в центре музея, второй заложен к западу от него, третий на восточной окраине парка и четвертый сбоку у дороги, ведущей от западной поперечной аллеи к восточной.

Основу каждого сектора составляют крестьянские усадьбы с полным или частичным набором хозяйственных построек. В северо-восточном секторе запроектировано пять крестьянских усадеб, расположенных в один ряд вдоль улицы. Отсюда в перспективе должен начинаться осмотр музея, здесь запроектирован главный вход в музей и касса, а не в центре музея, как сейчас.

В Мстинском секторе предполагается разместить шесть усадеб, но с двухрядной уличной застройкой. Четыре из них уже почти полностью сформированы. Недостает нескольких хозяйственных построек (амбаров, бань, сараев и прочего).

Предполагается, что Поозерье будет представлено тремя усадьбами, расположенными свободно в западной стороне от Успенской церкви из Курицко.
Наконец, в юго-западном секторе запроектировано четыре крестьянских усадьбы с односторонней уличной застройкой.

Все секторы, кроме юго-западной, расположены на одной сквозной туристской магистрали и очень удобны для осмотра. Поскольку эта основная дорога ориентирована с запада на восток, то почти все избы своими главными фасадами «смотрят» на юг, что отвечает старым традициям сельской застройки.

IMG_20160804_142907

* * *

В названии музея присутствует слово «народный». Оно не случайно. Сельское строительство в конце прошлого столетия испытывало серьезное влияние городской культуры, которое заглушило народные традиции. Это выразилось, в частности, в применении дощатой обшивки, раскраске фасадов, появлении классических форм в наличниках окон, поясков, карнизов. Стены изб внутри стали оклеивать обоями, а цельное помещение расчленять перегородками. Самцово-слеговую конструкцию крыши сменила стропильная. Вместо старых драничных, тесовых, иногда соломенных кровель стали делать щеповые, шиферные, металлические, реже черепичные. Не малое влияние на архитектуру деревенских изб оказала так называемая «ропетовщина».

Идеолог этого течения в проектировании изб архитектор И.П.Петров (псевдоним Ропет) и его последователи ложно поняли сельское народное строительство. Поняли с чисто декоративной, украшательской стороны, чего на самом деле не было. Появилась масса декоративных деталей со сквозной замысловатой резьбой, совершенно не характерной для дерева, как строительного материала и заимствованной из живописи, набоек и кружев. Все это ничего общего не имеет с подлинной народной архитектурой, где все просто, лаконично, выразительно и функционально обосновано, а дерево, как специфический строительный материал, не «разрушено». Подобные постройки не должны стать экспонатами Витославлиц.

IMG_20160804_155113

Вначале предполагалось свезти в музей несколько культовых построек: 3-4 церкви и 1-2 часовни. Практика внесла коррективы. Пришлось разместить 7 церквей и 3 часовни. Эти постройки гибли на своих исконных местах, и спасти их там было невозможно. Возникла проблема: как и где их ставить. Она решена так. Одна церковь (Успенская из Курицко) поставлена на краю «деревни», на берегу озера Мячино и сравнительно недалеко от реки Волхов, т.е. оказалась примерно в тех условиях, в которых и была создана. Вторую церковь (Никольскую из Мякишева) разместили на «кладбище», которого пока нет, и в стороне от основной застройки. Позже, если будет создан юго-западный сектор, она будет при нем. Для третьей церкви (Троицкой из Реконской пустыни) нашлось место в рощице у дороги на Юрьево, в условиях приближенных к первоначальным.

Для Никольской церкви из Тухоли созданы на местности особые условия, приближенные к старым: подсыпан холм, сделана полуразвалившаяся валунная ограда, посажены ели, отрыт водоем. Три остальных церкви (Рождества Богородицы из Передок, Никольская из Высокого Острова и Успенская из Никулина) скомпонованы в одну композиционную группу, они размещены между двумя секторами (северо-восточным и Мстинским) и будут представлять собою погост в позднем понимании этого слова, т.е. как группу культовых построек *, обнесенных деревянной оградой. Кстати, такая ограда запроектирована и разработаны все рабочие чертежи вплоть до мелких деталей. Она бревенчатая, венчатая, рубленая в тарасы, двух распространенных вариантов, имеет трое ворот, в том числе главные «святые», и калитку. По углам три башни. В участках стен и башне предусмотрены торговые лавки.

Кроме культовых построек и ограды на территории погоста должны размещаться административный дом-двойня, два амбара, колодец и небольшой садик.

Часовни разместились так: одна (из деревни Гарь) перед «деревней» с запада, вторая (из деревни Кашира) среди Мстинского сектора (в «деревне») и третья (из деревни Малышева) на отшибе, у берега озера, как бы на «заповедном» месте.

На основном маршруте оказываются два уцелевших каменных дома бывшей усадьбы помещиков Семевских. Служа фактически административным и научным целям, внешне они воспринимаются как помещичья усадьба.

Оставалось разместить хозяйственные и производственные постройки. Многое из них (амбары, сараи, бани, гумна) естественно вошли в набор построек крестьянских усадеб.

Оставалось найти место таким производственным постройкам, как ветряные и водяная мельницы. Для ветряков нужно открытое, продуваемое ветрами пространство, для водяной мельницы — проточная вода (ручей, река). Таким местом в границах музея было только одно — свободная площадка к северу от Юрьева монастыря.

витославлицы18

Основной туристский маршрут, прослеженный от начала и до Поозерского сектора, продолжается далее, до стен Юрьева монастыря по дамбе-аллее. Проложенная, вероятно, в начале XIX столетия, дамба все-таки не высока и в паводковые периоды заливается водой. Проектом предусмотрено поднятие ее до необходимой отметки. В месте, где ее пересекает ручей, запроектирован деревянный мост в старых традиционных формах. Эта аллея приводит к последней экспозиционной группе построек Витославлиц — Мельничному комплексу. Здесь предполагается разместить четыре ветряных мельницы (одну столбовку и три шатровки), водяную мельницу на ручье и усадьбу мельника. Один ветряк уже стоит, второй в разобранном виде лежит в сарае, третий, к сожалению, сожжен ночью пьяными хулиганами, лежит под навесом в разобранном виде и водяная мельница из деревни Сорокино Пестовского района.
Из этого комплекса запроектирован выход из музея как раз напротив главного входа в Юрьев монастырь.

Кроме перечисленных основных секторов, комплексов и построек, в проекте предусмотрено воссоздание или имитация археологических объектов — жальников с каменными крестами, позднего православного кладбища с высокими деревянными крестами, камней-следовиков, памятных крестов, сопки. Запроектированы лужайки, места отдыха для туристов, пашни, сенокосные луга, так называемые малые архитектурные формы — колодцы, качели, сенные весы, рассадники, мочильные ямы, изгороди различных типов вокруг огородов и вдоль лугов и пашен и т.д.

Проект рецензировали архитекторы Попов В.А. и Шургин И.Н. Их оценка положительная. …………….. он рассматривался на расширенном Ученом совете музея с привлечением представителей из других специализированных организаций, был одобрен и согласован.

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий