Главная » Беседы » Владимир Трубецкой: «Я всегда знал, что мое будущее принадлежит России»

 

Владимир Трубецкой: «Я всегда знал, что мое будущее принадлежит России»

 

 

Князь Владимир Александрович Трубецкой ответил на вопросы Неониллы Пасичник

Владимир Александрович, вы являетесь одним из представителей знатных русских родов князей Трубецких, Голицыных — потомков Гедимина, — а также князей Щербатовых, восходящих к Рюрику, основателю Русского государства. Знакомясь с вашим родословием, мы соприкасаемся с историей и современной Украины. Как вы, парижанин, а ныне москвич, воспринимаете события на Украине?
Так сложилась судьба нашей семьи, что ее представителей можно найти во многих странах Европы, США, Канады и, конечно, России. Я третий в моей семье после старшего брата Александра, сестры Ксении, и у меня есть младший брат Николай. Можно сказать, что род князей Трубецких по причине браков в дворянской среде соприкасается и с представителями династии Рюрика и, таким образом, восходит к святому князю Владимиру, основателю Киевской и Новгородской Руси. Но сами Трубецкие происходят от литовского князя Гедимина. Есть версия, что Гедимин — Рюрикович, но в нашей семье всегда считалось, что это не доказано. В роду Трубецких были браки с представителями из династии Рюрика, такими как Щербатовы, Барятинские, Долгоруковы. Например, моя прабабушка, мать моего дедушки Александра Евгеньевича Трубецкого, — Вера Александровна Щербатова.

Род князей Щербатовых всегда был тесно связан с современной Украиной, если можно так сказать… Поскольку в те времена Украина как таковая не существовала! Украина была Российским государством, правда называли эту старинную русскую землю Малороссией. Но никто не забывал, что Россия родилась в Киеве.

Вспомним также, что Трубецкие имели владения в Херсонской губернии, где до сих пор славится вино «Винодельческого хозяйства князя П.Н. Трубецкаго», как и доныне значится на этикетке.

Попытки безбожной власти XX века стереть память о православных моих предках оказались неудачными. Даже в деревне Гавронщина, близ Киева, принадлежавшей князю Александру Петровичу Трубецкому, предводителю Харьковского дворянства, сохранилась на могиле князя часть колонны от разрушенного дома. Сохранилась и церковь Рождества Богородицы, и школа, построенные князем. А в Киево- Печерской Лавре есть могильная плита, свидетельствующая о погребении в святыне Киевской Руси супруги Киевского, Волынского и Подольского военного губернатора князя Иллариона Илларионовича Васильчикова — Екатерины Алексеевны (в девичестве — княжны Щербатовой). Она была родной сестрой Александра Алексеевича Щербатова — отца моей прабабушки, сына Московского военного губернатора Алексея Григорьевича Щербатова. Вот доказательства активного участия князей Трубецких в управлении той частью Российского государства, которое сейчас именуется Украиной.

Конфликт на Украине может восприниматься как продолжение кровопролитной гражданской войны, развязанной 100 лет назад в результате уничтожения монархии. На самом деле Россия должна была стать победительницей в Первой мировой войне. И только преступные действия по отношению к существовавшему строю — монархическому — привели к братоубийственной войне, богоборчеству, гонениям и изгнанию лучших людей, в их числе моих предков.

Ваш дедушка, князь Александр Евгеньевич Трубецкой, участвовал в попытке освобождения государя из плена в Тобольске?

Будучи офицером Императорской гвардии, офицером лейб-гвардии Конно-гренадерского полка, мой дедушка вынужден был покинуть полк, после того как солдатские депутаты высказали ему недоверие (прямой результат того, что авторитет офицерства был нарушен убийственным для армии Приказом номер один Временного правительства). К началу декабря 1917 года в Москве собралось много офицеров, покинувших полки по требованию большевистски настроенных солдат.

Отдельные офицеры были приглашены в монархическую организацию, ставящую перед собой задачу спасения царской семьи. Далось связаться с государем в Тобольске в сентябре 1917 года, через двух офицеров — братьев Р. — и получить от Его Величества согласие на проведение операции. Ставилось условие о непременном сокрытии государя вместе с наследником на территории России и вывезении государыни с дочерьми в Японию. Существовал четкий план освобождения, согласно которому одна из групп, включавшая моего дедушку Александра Евгеньевича Трубецкого, должна была добраться до г. Троицка, чтобы подготовить все необходимое для встречи государя с наследником. Этот город считался самым безопасным местом для сокрытия государя, поскольку там располагалось Оренбургское казачье войско атамана Дутова.

В отряд вместе с дедушкой входили трое его двоюродных братьев — 16-летний вольноопределяющийся Н.Г. Лермонтов и братья Александр и Дмитрий Соловьевы. В конце января 1918 года группа из шести человек, включая моего дедушку, выехала по направлению к Троицку. Но они узнали, что город захвачен большевиками, и по пути убедились, что повсюду царит советская власть. Об этом дедушка дал зашифрованную телеграмму в Москву, и скоро последовал ответ о возвращении, поскольку задача становилась неосуществимой.

Спустя 99 лет со дня гибели царской семьи многие задаются вопросом — почему никто не смог спасти их?

Главная причина заключалась в том, что кроме преданных офицеров, большая часть населения была равнодушна к участи своего государя или вовсе не знала о том, где он находится. Кроме этого, власть большевиков усилилась за счет террора, подавляющего всякое сопротивление. Мой дедушка в своих воспоминаниях писал: «Обстоятельства, равно как и несовершенство плана, не позволили привести его в исполнение. Важен сам факт, что план такой был, что на него откликнулись многие… и нашлись люди, готовые на все, чтобы спасти государя и, согласно присяге, послужить Царю и Родине».

Князь Александр Евгеньевич Трубецкой воспитал детей своей супруги от первого брака, которые прошли ГУЛАГ. Их освобождению из лагерей и высылке в Париж способствовал писатель Горький?

Мой дедушка был человеком благородным. Он женился на Александре Михайловне Голицыной, вдове своего родственника, однополчанина и друга — офицера лейб-гвардии Конно-гренадерского полка Георгия Михайловича Осоргина, погибшего в Соловецком концлагере. Вдову с двумя детьми — мою бабушку — благодаря жене Горького выпустили в 1931 году и выслали в Париж, где их встретила наша семья, в том числе и мой дедушка. Все проявили заботу о них. Один из детей — Михаил Осоргин — стал священником, служил в храме, устроенном в Риме, в бывшем дворце княжны Елизаветы Чернышевой (в замужестве княгини Барятинской). Кстати, Трубецкие пребывают в свойстве с Барятинскими, поскольку княжна Леонилла Барятинская вышла замуж за сына фельдмаршала князя Петра Христиановича Витгенштейна, внуками которого были мой прапрадед князь Николай Петрович Трубецкой — глава Московского отделения Русского музыкального общества, соучредитель Московской консерватории — и его брат, владелец поместья Гавронщина.

Вы стали москвичом, вернулись на родину предков! Как это произошло?

В 2010 году я познакомился с моей будущей супругой Еленой во время морского похода, посвященного 90-летию исхода Русской армии из Крыма. Она мне сразу понравилась. Елена — москвичка, окончила факультет «Международные экономические отношения» Финансового университета при Правительстве РФ. Особый предмет ее гордости заключается в том, что в институте она училась по учебникам своего деда — Гаретовского Николая Викторовича, доктора экономических наук, занимавшего пост председателя Госбанка СССР в 1987-1989 годы.

Елена любит рассказывать ставшую уже семейной байкой историю, какое неприятное впечатление я произвел на нее в начале нашего знакомства. Я, как оказалось, показался ей очень высокомерным человеком. На корабле Елена ежедневно могла наблюдать меня в президиуме на конференциях или стоящим под знаменем Белой гвардии на панихиде по погибшим солдатам. Я, конечно же, здоровался, но не был любезным, как Елене показалось, не улыбался, не пытался заговорить. Но однажды, на одной из молодежных вечеринок, «погусарски» открывая шампанское, я залил им палубу, но извинился, пообещав лично вымыть. Елена подумала, мало ли что человек скажет в неловкой ситуации… Представляете ее удивление, когда час спустя она встретила меня со шваброй и ведром…

После морского похода мне, естественно, не хотелось находиться далеко от Елены. Я поступил в Московский государственный институт международных отношений на факультет международного права и уже в сентябре переехал в Москву.

Я всегда знал, что мое будущее принадлежит России — стране моих предков. Мои родители нас с детства воспитывали в старинных православных русских традициях, и во Франции я чувствовал себя иностранцем.

Я очень доволен, что все так хорошо сложилось, и уже более шести лет я наслаждаюсь жизнью в России. В 2016 году я имел честь получить гражданство Российской Федерации. В этом году мы отметили четвертую годовщину брака, а нашей прекрасной дочери Александре Владимировне исполнилось два года! Я уверен, что мои корни вернули меня обратно на родину.

Владимир Александрович, известно, что представитель рода Трубецких — Петр — вернулся после войны в СССР по призыву Сталина, тогда муссировались идеи о советском патриотизме и о том, что Сталин всех простил. Как сложилась судьба «репатрианта»?

Действительно, были так называемые возвращенцы, которые после Второй мировой войны решили вернуться в Россию, предполагая что режим изменится. Среди них были и Николай Лермонтов, о ком мы говорили выше, и двоюродный брат моего деда П.Г. Трубецкой. Петр уехал в СССР и долгое время там очень бедствовал. Сначала его пересылали в разные небольшие города, типа Рязани, потом он поселился под Москвой, там и умер.

Вы внук офицера Императорской гвардии, ваш отец Александр Александрович Трубецкой долгие годы возглавляет Общество памяти Императорской гвардии. Поддерживаете ли вы воинскую семейную традицию?

Мой отец встречался еще с однополчанами дедушки из Конногре-надерского полка и многими офицерами Императорской гвардии, участниками Гражданской войны. Рассказы старых офицеров подготовили отца к тому что именно ему было поручено хранение после их смерти небольшого полкового архива, собранного офицерами в эмиграции.

В 1924 году, по приказу генерала П.Н. Врангеля, были созданы Общевоинский союз и при нем — Гвардейское объединение. После кончины последних офицеров Императорской гвардии многие дети и внуки офицеров Царской или Добровольческой армий решили продолжить существование Гвардейского объединения, но переименовали его в Общество памяти Императорской гвардии. В настоящее время папа является его председателем и ежегодно в день святого Андрея Первозванного его члены собираются, чтобы отслужить панихиду в память офицеров и солдат Императорской гвардии.

Вы прислуживали в церкви, построенной в память о погибшем на Перекопе брате дедушки — Константине Трубецком?

Константин Трубецкой был двоюродным братом моего дедушки. Он принял участие в одном из последних сражений у Перекопа в 1920 году. Ему было 18 лет. Будучи раненным, он отдал своего коня тяжелораненому солдату. Сам остался на месте. Его тело по окончании сражения не нашли. В память о жертвенной любви Константина Трубецкого к своему ближнему построена церковь близ Парижа, где в хоре поет мой отец и где мы вместе с братьями прислуживали алтарниками, когда я еще был парижанином.

Как вы проводите досуг?

У меня очень плотный график, и досуга почти нет. Занимаюсь я инвестиционной деятельностью в различных отраслях и управлением активами. Помимо этого, веду ряд культурных и благотворительных проектов. Например, один из них — создание в Петергофе музея памяти трех полков, располагавшихся в Петергофе до 1916 года (это Е.И.В. лейб-гвардии Драгунский и Уланский полки и Е.И.В. лейб-гвардии Конно-гренадерский полк, где служил мой дедушка), и воссоздание их полковых памятников. Сюда входит и переиздание полковой книги лейб-гвардии Конно-гренадерского полка. Еще мы работаем над созданием культурно-образовательного центра для размещения детской школы, проводим благотворительные мероприятия с целью помочь детским домам и больницам.

Я верю в Россию и в русский народ и считаю своим долгом посвятить себя делам, которые позволят мне внести ощутимый вклад в развитие моей страны. Эта деятельность даст мне возможность продолжить семейные традиции и поддержать те цели, за которые мои предки сражались.

Фото: 1. Владимир Трубецкой с супругой. 2. Александр Александрович Трубецкой у портрета Александра Евгеньевича Трубецкого в форме лейб-гвардии Конно-гренадерского полка.

Русская мысль — июль 2017

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий