Главная » Новости культуры » Время защищать русских мастеров

 

Время защищать русских мастеров

 

 

Заезжий бизнес добивает народные промыслы.

Сегодня число подделок изделий народно-художественных промыслов просто несопоставимо с реальным их выпуском. Не более пяти—семи процентов составляет истинная продукция в океане контрафакта. Теневой оборот липовых «народных промыслов» только в Московской области достигает ежегодно не менее 50 миллионов евро в год.

Гжель держит «пальму первенства» по созданию подобных предприятий, которые плодятся, не зная удержу. Больно смотреть, как псевдогжельцы из появившихся в округе производств уничтожают труд новаторов, первопроходцев-гончаров, оттачивавших своё мастерство многие десятилетия, низводят его до уровня базарного ширпотреба.

Как тут в очередной раз не вспомнить слова известного советского исследователя гжельской керамики Александра Борисовича Салтыкова: «Традиции народного искусства нужно бережно хранить, разумно использовать в соответствии с требованиями времени, перестраивать и развивать, исходя из потребностей народной жизни».

Эти слова и сегодня — как немой укор неразумным действиям тех, кто забывает о значимости традиционной национальной культуры, для кого русское искусство — лишь ширма с выставками и базарными балаганами, где следует изрекать прописные истины о «защите», «сохранении», «процветании». А где же действия? Они в развале и уничтожении!

Чем не прилипалы

Крепли подельщики на традициях, мастерстве, что в советские годы создавались художниками, живописцами. В Гжели, например, последние десятилетия, чтобы хоть чем-то обосновать свое появление, «аки Афродита из пены морской», стали рассказывать сказки о дедах и бабках, что вечно занимались фарфором, работали в традициях древних мастеров, что они всё это впитали с кровью и молоком.

Такое пришлось услышать, что вся вымышленная ахинея контрафактников и их покровителей до сей поры стоит в ушах. Уже через три года объёмы контрафакта в округе намного превысили реальный выпуск изделий на головном предприятии! К таким результатам ЗАО «Объединение Гжель» шло тридцать лет. А подельщики всё решили за мгновения. Вот такую страну мы решили строить!

На одной только гжельской земле действуют уже десятки фирм и фирмочек индивидуальных предпринимателей, которым губернатор Московской области Борис Громов незаслуженно присвоил право называться народными художественными промыслами. В перечне мест их традиционного бытования в Подмосковье, в своё время им подписанном, нашлась возможность отнести к центрам народного искусства Егорьевскую сельхозтехнику.

Вместо занятия прямым делом — ремонтом тракторов и комбайнов — вдруг взялись здесь за художественную керамику. Не чудо ли? К девяностым годам прошлого столетия в Московской области к традиционным народным промыслам было отнесено только десять предприятий. Сегодня их — уже 46. И эта цифра всё время увеличивается. Получается, природа, среда обитания, разум человека смогли за две тысячи лет нашей эры воспроизвести лишь толику того, что оказалось подвластно «дикому» капитализму, «прогрессивным властителям».

Все годы нашего «дикого» капитализма предприятия традиционных художественных промыслов находились буквально на обочине развития, оставались в стороне от экономических процессов. Главное было — выжить! Интеллектуальная собственность, а в традиционных промыслах это непосредственно изделия, худо-жественно-стилевые особенности в большинстве производств до сей поры никак не определены и не защищены. Привычка оставлять «на потом» обернулась многомиллионными потерями, утратой по многим позициям престижа уникальных центров народного искусства не только внутри страны, но и за рубежом.

Палех из Средней Азии

Вспоминается встреча с руководителем крупной сбытовой сети сувениров и товаров народных художественных промыслов России. Он недавно приехал из Индии, где участвовал в крупной выставке-ярмарке:

— Всюду изделия так называемых русских народных промыслов. Похожи они на хохлому, лаковую миниатюру Палеха, Мстёры, Холуя. Только не «свои» они, не родные. И по цене в несколько раз ниже реальной стоимости. Так что наш истинный товар здесь, получается, на позициях догоняющего паровоз велосипедиста. В приватной беседе, когда местному торговцу я подарил настоящую нижегородскую братину, тот признался: «Мы русские сувениры из других азиатских стран получаем.
Местные умельцы их в охотку делают. Спрос-то велик, интерес огромен».

Как защититься художественному промыслу, если он с одного бока на другой едва переворачивается и пытается хотя бы на колени встать? Для художественных промыслов право собственности на изделие подобно глубокой пропасти между благими намерениями, цветами усыпанными.

А дальше — прямиком дорога в ад. Вокруг традиционных центров народного искусства стихийно возникают всевозможные артели. Они производят такую же продукцию. Её главное отличие — дешевизна. С одним «но»: не обеспечиваются качественные параметры. Оттого внешний облик товара нередко вводит потребителя в заблуждение. Непрофессиональные имитаторы известных российских художественных промыслов уже заполонили и внутренний, и внешний рынок.

Когда у нас украдены личные вещи, деньги, драгоценности, мы сразу заявляем в правоохранительные органы. Почему же в конкурентной борьбе за положение на рынке не используются законодательство и собственные промышленные права? Они просто обязаны защищать нас от копирования и в корне пресекать всякую подделку изделий!

Отсутствуют шаги исполнительной власти по устранению перекосов в защищённости интеллектуальной собственности наших предприятий. Сверхльготными для подельщиков оказались меры по защите рынка народных художественных промыслов от контрафактной продукции. Уровень государственных решений таков, что народные художественные промыслы получили статус предприятий малого бизнеса.

Следовательно, они считаются производителем товаров народного потребления.
Картина, если оценить работу в регионах по патентованию на самое значимое — изделия, что представляют «лицо» промыслов,— также довольно безрадостная, даже с точки зрения властных структур. Да и как считать по-иному, если вот они — документальные свидетельства.

Республика Карелия: «Продукцию НХП выпускают как индивидуальные ремесленники-кустари, так и промышленные предприятия «Карельские узоры» и «Комбинат НХП Прионежский». Зарегистрированных авторских прав не имеют».

Кировская область: «Зарегистрированных авторских прав на выпускаемые изделия организации НХП не имеют».

Пермский край: «Организаций, имеющих зарегистрированное авторское право на выпускаемые изделия НХП, нет».

Прошу извинить за перечисление. Но всё это — регионы, где веками сохранялись, передаваясь из поколения в поколение, секреты ремесла, развивались ведущие народные художественные промыслы. И что теперь из-за бездействия тех, кому всерьёз надо заняться первостепенным делом, «в пыль и прах» достояние страны пускать? Превратить в обезличенный товар на потребу невзыскательной публике? Контрафакт и так заполонил все рынки и на них процветает.

Запатентуй — и спи спокойно

Понимаю, патентование собственных разработок требует серьезных финансовых затрат. Но в тезисе «финансы с умом вложишь — капитал умножишь» главным аргументом выступает то, что в основе своей патент — настоящий капитал для предприятия. Продукция, получившая «охранную грамоту», на свободном рынке всегда прибыльна. С одной стороны, за счёт высокой цены и качества, с другой — при умелом использовании инструментов запрета имитации. Патентом можно торговать, продавать смежникам право на выпуск продукции.

В своё время я от главы Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам Бориса Симонова узнал то, что и подтверждать не требуется: «Всё, что сегодня происходит в торговой сети по отстаиванию прав на выпуск изделий нашими предприятиями, — настоящее унижение самобытности России, её культуры». Да и как считать по-иному, если правоохранительные и иные органы как будто по чьей-то указке вдруг рьяно ринулись спасать зарубежные компании по выпуску лазерных дисков, фильмов, компьютерных программ, одежды. До отечественных производителей у них уже руки не доходят.

Давно пора эксклюзивным российским товарным знакам присваивать статус объектов культурного наследия с «привязкой» к конкретной территории, где главным условием считаются многовековые традиции, особенности местного производства. Масло «Вологодское» нужно делать только в Вологде, а не в Санкт-Петербурге, Москве, Смоленске. Пуховые платки — в Оренбурге. Продукция всех остальных самозваных производителей должна считаться подделкой или получать после серьёзной проверки разрешительный документ у правообладателя на выпуск. Товары большинства народных художественных промыслов являются национальным богатством страны.

Наступило время внести поправки в закон о патентах, поднять правовой статус наименований мест происхождения товара. Как, например, это сделано для особо охраняемых природных территорий и объектов культурного наследия. При этом наименование места происхождения товара должно устанавливаться указом или декретом президента России. Кстати, по данным самой Федеральной службы, оборот контрафакта на российском рынке составляет более ста миллиардов рублей ежегодно.

В результате экономика недосчитывается полутора миллионов рабочих мест, а госбюджет — 30 миллиардов рублей ежегодных налоговых поступлений.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Разговор тот, как и стремление вмешаться, происходил ещё в 2004 году. Пройдитесь ныне не спеша по торговым рядам вблизи Красной площади столицы, по рынкам и магазинам больших и малых городов.

Так и не оказалось в нашем государстве Ильи Муромца, который гидру семиголовую уничтожил бы. Живет она и размножается на радость чиновникам и прихлебателям «самостийным» от народного искусства.

 

Источник: https://newsland.com/

 

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий