Главная » Экономика » Юрий Комаров. Нефть у нас – всему голова? Для безголовых – да

 

Юрий Комаров. Нефть у нас – всему голова? Для безголовых – да

 

 

Что роднит самых матерых российских патриотов-державников с не менее ярыми прозападными белоленточниками? «Петроцентризм сознания». Или, говоря проще, «нефтяная лихоманка».

Державники, важно подбоченясь, объясняют: «В Сирии идёт борьба за наши интересы на нефтегазовом рынке Европы. Мы там блокируем строительство газопровода из Катара, что приведёт к росту цен на энергоресурсы и, соответственно, поспособствует нашему обогащению».

И когда это говорит какой-нибудь Вася из Кукуева, хочется уточнить: «Вася, а ты себя не попутал с Сечиным или с Миллером? У тебя хоть одна акция Газпрома или Роснефти есть?»

С другой стороны, и многие оппы негодуют: «Россия – богатейшая страна, и если б её не грабила эта кремлёвская шайка, мы бы точно жили как в Норвегии или даже как в Кувейте!»

Я, кстати, не уверен, что многие из них имеют представление о жизни в Норвегии или Кувейте (на мой вкус довольно унылой) и захотели бы там жить. Но они знают точно, что если начать делить природные богатства России правильно – тогда-то будет всем счастье!

И главное – вот эта их милая обоюдная убеждённость, что нефть – всему голова! Нет спору, нефть и газ – это всё важные ресурсы. И долго ещё будут таковыми вне зависимости от успехов зелёной энергетики и наноуглеродных трубок. Ну, как и уголь сохраняет свое значение даже сейчас, хотя и сошёл с первых ролей.

Но всё же в этом нефтепоклонничестве есть нечто нездоровое. Прямо-таки помутнение рассудка, если называть вещи своими именами. И чтобы его прочистить – давайте немножко займёмся арифметикой.

 

Может ли нефть обеспечить граждан той страны, где добывается? Ну, прикинем, взяв табличку ее добычи за 2016 год.

Кувейт – 2 954 тысячи баррелей в сутки. Население – 3 миллиона 268 тысяч. Делим. На нос получается 0,9 баррелей в день. По нынешним ценам – примерно 50 долл. Неплохо – если учесть, что это в раскладке на всех, включая грудных младенцев, которые не так много покупают айфонов, планшетов и бумеров.

Возьмём другую страну региона – ОАЭ. Добыча – 3 088 тысячи бочек в сутки, население – 4 106 000. Получаем 0,75 барреля на душу. Похуже – но тоже жить можно.

Теперь – Норвегия. Добыча 1 605, население 5 305 000. По 0,3 барреля на викинга в день. Уже не так впечатляет. И вселяет неожиданное подозрение, что, возможно, не нефтью единой жива эта весьма благополучная страна.

И наконец – Россия. Добыча огромная – 10 292 баррелей в сутки. Выше только Саудовская Аравия поднималась, и мы с ней из года в год делим первое-второе места, идем ноздря в ноздрю. Население – 143 миллиона. И если поделить, то получается… получается…

Так, что-то у меня калькулятор глючит! Или монитор плывёт…

Не может быть! Семь сотых барреля на человека?

Но так, увы, и есть. По общему объёму добычи мы гиганты, но если раскидать полюдно – лилипуты.

 

И это означает следующее. Предположим, каким-то чудом цены на нефть вернулись на уровень лучших годов – мы, скажем, нанесли такую победу в Сирии, которая не только окупила все затраты на нее, но и перевернула мировой рынок.

И допустим, что вся добытая в России нефть идёт на экспорт. Хотя на самом деле – есть и некоторое внутреннее потребление. Ну, климат не очень знойный – греться надо. Пространства огромные – надо на чём-то гонять машинки да тепловозики. Промышленность всякая опять же, будь она неладна. Но допустим.

Как и то, что добычей и экспортом нефти занялись чистые бессребреники, которые всю выручку делят поровну между всеми жителями.

Так вот, при выполнении всех этих условий и оппозиционный обличитель кремлёвского ворья, державник и геополитик Вася из Кукуева – получат семь баксов в день. Не думаю, что хоть у кого-то такой доход может ассоциироваться с понятием «благополучие».

Но есть же еще в Расеи-матушке и газ, и брёвнышки?

Есть, кто бы спорил. Но скажу кратко, не утомляя цифрами: весь прочий российский ресурсный экспорт – примерно равен нефтянке. То есть накиньте ещё семь баксов – не ошибётесь.

Поэтому как бы я ни симпатизировал смелости иных борцов с воровским режимом, их фантазии – мол отберём у ворья природные ресурсы, поделим доходы от них и заживем! – мне смешны. По хорошему счёту – нечего особо и делить. Россия вовсе не так богата именно природным добром, как кажется.

Вообще весь этот ажиотаж вокруг даров природы похож на то, как в Конго обнаружились залежи колтановых руд, в принципе ценного сырья – и вот все окрестные племена бросились делить это неслыханное счастье.

Но для начала, конечно, нужно выяснить, кто более достоин делить сей пирог. Поэтому реальность: на приисках работают серьёзные корпорации, вокруг на вышках с пулемётами стоят серьёзные наёмники, а где-то по джунглям шарятся ватаги негров и рубят друг друга в борьбе за колтановую справедливость. И порой прямо на месте кушают друг друга (потому что больше кушать особо нечего).

Россия – это, конечно, не Конго. И пока ещё дела в ней не так плохи, чтобы люди, повстречавшись в лесу, сразу же начинали рубить друг друга и жарить прямо на полянке. Тот краснодарский случай с парочкой людоедов – это всё же «экслюзив».

И даже патриот Вася из Кукуева может изумиться: «Да не может быть, чтобы я всего по две штуки баксов в год от торговли Родиной и ея ресурсами получал? Да явно больше!»

 

И тут нужно кое-что объяснить. Давайте снова займёмся арифметикой.

Значит, добыча нефти за 2016 год по данным ОПЕК – 75 476 тысяч баррелей в сутки. Умножаем на 365 и берём цены, скажем, 60 баксов. Получаем – один триллион шестьсот пятьдесят три ярда баксов. Да, колоссальная цифра. Если б это было состояние одного человека. Но это – совокупная стоимость всей нефти, добытой за год по всему миру.

А теперь для сравнения – ВВП США. Примерно двадцать триллионов долларов. У ЕС совокупно – примерно столько же. И вот на этом фоне – как-то уже не так монстрозно выглядит нефтянка, не правда ли? Ну да, значимый сектор экономики – но не более того. И конкретно Россия имеет значительную долю в мировой добыче нефти, где-то одну восьмую, но – не более того.

Этим можно торговать, добра наживать. Но только этим – ничего не наживешь. «Энергетическая сверхдержава!», «Газ – наше стратегическое оружие!» – это все басни для дремучего Васи из Кукуева.

Другие страны стали давно вкладываться в диверсификацию источников энергии и материалов – зарабатывать на этом куда больше, чем мы на нашем нефтегазе.

«Да ладно, их западная экономика – это блеф, уже вчера, а точней позавчера должна была рухнуть вместе с долларом. Там и реальных-то вещей нет, одни, прости господи, «бренды». Нарисуют себе нолики в цене того бренда – и больше ничего. А реально-то – нефть всему матушка, газ всему отец, и это наше!»

Да, бренды. Скажем, Кока-кола. Сладкая водичка с пузырьками углекислого газа. И она, её бренд, стоит вдвое дороже Газпрома!

Или Макдональдс. Закусочная. Которая вообще не владеет по сути этими кафешками, а только предоставляет им франшизу, право использовать дуговатую буковку «М». Неужели такое фуфло реально чего-то стоит?

Ну, как ни сложно поверить – да. Именно это – и стоит. Эти бренды – вершина «пищевой цепочки» в мире капитала, в который мы тщимся встроиться. А сырьё – низ этой цепочки. И даже не потому что его источники могут быть разные. А потому что оно ничего не стоит без тех, кто бы мог из этого сырья что-то полезное сделать.

 

Вот, скажем, у вас – поля, где выращивается хмель, и вы продаёте его тем, кто делает пиво. Ну, думаю, излишне объяснять, что пивовары в целом снимают больше пены со своего пива, чем вы – со своего хмеля. Потому что у пива есть пена, а у хмеля – нет. В смысле, что хмель не имеет самостоятельной ценности вне процесса пивоварения.

Но ещё больше снимают владельцы ресторанчиков, где подаётся пиво и куда солидные люди заходят отдохнуть в приятной атмосфере.

И тут вы врываетесь в такой ресторанчик: «Я – великая хмельная империя, вы все от меня зависите, я вас всех раком поставлю!»

Что будет после этого? Хмель станут покупать у других поставщиков.

Гасить соперников, в рамках этого условного примера, можно лишь одним единственным путем: открыть свой ресторанчик рядом. И коль вам достались от рачительных родителей и поля с хмелем, и пивоварня – с такой вертикально-интегрированной структурой вы разобьете конкурентов в пух и прах.

Но наша экономика пошла иным путем – подсев на этот наиболее простой в производственной цепочке хмель, захмелев с него и отказавшись от любого состязания по высшим брендам.

На самом деле главный экономический ресурс России – это ее люди, их мозги, которые, как показала жизнь, при правильном употреблении способны творить чудеса. Но при нынешнем так называемом отрицательном отборе наличие у человека сильных, независимых мозгов – заведомый крест на его карьере. А для не самых патриотичных – повод эмигрировать в Европу или США, где их ждут с распростертыми объятиями, и там осуществить свою карьеру на радость нашим супостатам. И таких примеров – пруд пруди.

Но если все люди с головой будут выжаты из страны категорической нетерпимостью к ним хозяев «хмельного поля» – мы превратимся вконец в «снежное Конго». Где вожди будут красоваться в часах за миллион долларов и в бусах из выбитых у подданных зубов, а подданные в набедренных повязках от какого-нибудь китайско-монгольского «Амбидаса» или «Врисачи».


Источник: https://publizist.ru/blogs/34/20948/-

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
 

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым.

Оставить Комментарий